Виктория Фролова

Наедине со всеми

Виктория Фролова: "Однажды, играя беременную, забыла пристегнуть на животе подушку, и она съехала мне на спину"

Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

20.06.2017 7:15 1052

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Народная артистка Украины отметила 70-летний юбилей

Для Виктории Фроловой Одесский академический театр музыкальной комедии имени Водяного стал родным домом. Здесь она обрела профессию, повстречала любимого человека, получила признание. Отметив 70-летие, Виктория Николаевна продолжает радовать и удивлять зрителей. В репертуарном листе актрисы — около 150 ролей. Запомнились ее героини в фильмах «Искусство жить в Одессе» и «Ликвидация».


*В Одесском театре музыкальной комедии Виктория Фролова сыграла около 150 ролей

— Изначально я окончила хореографическую школу и даже не помышляла об актерской карьере, — рассказала «ФАКТАМ» Виктория Фролова. — Причем в школу записалась самостоятельно — какая-то неуемная тяга к танцу была. Моя мама работала костюмером в Оперном театре, а отец был моряком. Когда он находился в рейсе, я приходила к маме на работу. Пересмотрела многие оперные постановки, балетные спектакли. Помню, когда пришла в хореографическую школу, первым делом мне замерили длину ног — с короткими туда не брали. Затем предложили сесть на шпагат, сделать мостик, проверили слух и чувство ритма. Сказали, что подхожу, но ножки немного толстоватые, поэтому из меня получится характерная балерина. Характерный танец нам преподавал Иван Вишняков. Никогда не забуду, как он говорил: «Хорошую актрису видно со спины — как она сидит, как повернула голову, как держит веер».

Мой отец хотел видеть меня студенткой института инженеров водного транспорта. Но поскольку большую часть года был в загранплаваниях, прозевал мою сценическую карьеру, а когда узнал, было уже поздно. К тому времени он занимал должность заместителя начальника Одесского высшего инженерного морского училища (ныне Одесская национальная морская академия. — Авт.). Я приглашала его на свои спектакли, покупала билет в первый ряд. И однажды его приняли за… Донатаса Баниониса (звезда советского кино. — Авт.), на которого он был очень похож. Потом мне рассказали, что солист Театра музкомедии Семен Крупник в антракте сообщил администрации, что в первом ряду сидит Банионис. За звездой, естественно, прибежали, пригласили в кабинет, стали угощать коньяком, конфетами…

— Когда вы начали танцевать в Оперном театре, вам тогда было…

— Девять лет. Меня задействовали в «Лебедином озере» — была «маленьким лебедем», где-то на последней линии. Как говорила моя мама, «балерина у воды». Это уже партия в «Щелкунчике». Даже сыграла драматическую роль — маленькой Русалочки в опере Даргомыжского «Русалка»… Как вышла на сцену в девять лет, так на ней и стою до сих пор. Вот уже больше шести десятилетий.

— Почему вы перешли в Театр музкомедии?

— В оперном стали говорить, что Русалочке уже 15 лет, и она скоро соблазнит князя. Словом, на маленькую девочку уже не тянула, меня сняли с этой роли. Однако в театр я вернулась год спустя — на стажировку. Там-то меня и заприметил Игорь Дидурко из Театра музкомедии. Он сказал: «Что ты тут делаешь? У нас будешь солисткой, танцевать характерные танцы, а в канкане вообще станешь первой». Я и перешла. Тогда там поставили «Ночь в Венеции», и в этом спектакле я танцевала Амурчика. Ведущие актеры театра Михаил Водяной и Юрий Дынов заметили в один голос: «Вот готовая субретка, у нас же нет никого, а это такая хорошенькая!» (Субретка — комедийный персонаж, остроумная, плутоватая, находчивая служанка. — Авт.). Поинтересовались: «Голос у тебя есть?» Ответила честно: «Нет».

А тут как раз объявляли набор в театральное училище, на курс тогдашнего главного режиссера Театра музкомедии Матвея Ошеровского. Он спросил меня: «Хочешь быть артисткой?» «Какой артисской?» — я здорово шепелявила. Пришлось идти к логопеду.

— Совмещали учебу с работой?

— Да, в балетной труппе театра. Первые театральные героини — мои ровесницы. Например, 17-летняя Лиза из «Марицы». Я же пришла в театр за несколько месяцев до своего 16-летия. Помню точно, поскольку паспорта у меня еще не было и зарплату получала по метрике (свидетельству о рождении). Настоящее головокружение испытала, когда меня, совсем юную, взяли на гастроли в Москву. Там выступали на сцене Кремлевского дворца съездов. У входа в метро, на станции «Проспект Маркса», за несколько кварталов от этого дворца был подлинный ажиотаж: все спрашивали лишний билетик…

Первая моя большая роль была в спектакле «Ограбление в полночь». Она же — первый «стриптиз на сцене» в открытом купальнике. А вот моего любовника, директора магазина, играл замечательный Виктор Алоин — дублер Михаила Водяного. Вскоре уже играла Стаси в «Сильве». А Бони был сам Михаил Водяной. Кстати, ему первому среди артистов оперетты было присвоено звание народного.

— Жаловаться на недостаток ролей вам, пожалуй, грешно.

— Да, их было немало, в репертуарном листе порядка 150. Всех субреток я переиграла и, говорят, бесподобно.

— Выходит, проблемы с шепелявостью и голосом разрешились успешно?

— В принципе, голос можно «вытянуть». У меня был очень хороший педагог — Галина Быховская, бывшая примадонна Театра оперетты. На экзамене дала мне исполнять арию Джильды из «Риголетто» и так из меня тянула эти ноты, что со стороны могли подумать, что кошку мучают.

— Насколько я знаю, в вашей семье кошек очень любят.

— Мы с мужем Володей их просто обожаем. Наша черно-белая кошечка Коко Шанель просто гениальна. Когда ее ругали за что-то, она тут же «падала в обморок» и ждала, когда гнев сменят на милость.

— Сугубо женские повадки.

— Наверное, хотя лично я предпочитаю избегать таких подходов.

— Опереточных?

— Можно сказать и так, однако для меня и в этом, сугубо интимном, плане театр стал всем. Ведь со своим будущим супругом мы создали семью именно здесь. Хотя знакомы были еще по совместной учебе. Как-то играли вместе в одном спектакле, и я сказала Ошеровскому: «Смотрите, Матвей Абрамович, какой привлекательный Володя. Он запросто может играть героев-любовников». Между тем до создания нашего семейного союза каждый успел вступить в брак. Не забуду, как в день Володиной свадьбы, на которую я тоже была приглашена, мы играли вместе в оперетте Соловьева-Седова. Более того, нам пришлось на сцене целоваться. Уже за свадебным столом Соловьев-Седой сказал: «Смотрите, чтобы с этой девочкой вы целовались только на сцене». Затем и я вышла замуж. Мой муж был моряком, мы дружили семьями.

Все решилось на «Принцессе цирка», где я играла Мабель, а Володя — Тони. Именно тогда что-то в нас «заговорило». К тому же Водяной взял нас в свой концерт, где мы исполняли дуэтом «На меня надейся, Тони». Ездили вместе на гастроли. В общем, этот дуэт нас сблизил окончательно. Сначала я разошлась с мужем, потом Володя взял развод, и мы поженились.

— За 60 лет жизни на сцене какие ее эпизоды заставляют вас улыбнуться?

— Профессиональную актерскую карьеру я начинала с роли Люси в выпускном спектакле «Трехгрошовая опера». Там Люси беременная, и мне на живот цепляли подушку. Но во время премьеры я забыла ее пристегнуть, и подушка съехала мне на спину. В итоге живот торчал со спины. После спектакля главный режиссер Матвей Ошеровский тряс меня, как грушу, думала, убьет.

А как-то играла я в «Золушке». Моей дочке тогда было годика два. Она очень плохо ела, поэтому ей говорила: «Поешь, чтобы у мамы было хорошее настроение». В один из дней я пообещала взять ее с собой на работу. По ходу спектакля произношу фразу: «Дети, у меня сегодня такое плохое настроение!» Вдруг из первого ряда моя дочь как закричит: «Мама, ты что? Я сегодня поела и компотик выпила!» Я делаю вид, что не слышу, а она: «Мама, ты что, глухая?» Начались крики: «Мама, ты что, меня не любишь?» Дикий рев, ее вывели из зала, но плач доносился даже из фойе.

На второй акт она вернулась в зал. На сцене — противные дочки мачехи, одна другой говорит: «Я сейчас уколю ее булавкой». Моя дочурка выбегает на сцену с криками: «Не трогайте, не трогайте мою мамочку!» Представляете мою реакцию? Никогда этого не забуду. К слову, с той же «Золушкой» связана еще история. Там есть эпизод, когда, пробегая через зал, главная героиня теряет туфельку. Бегу, теряю, а в последнем ряду сидит мальчик и ехидно замечает: «Ну что, допрыгалась?»

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Знаете, в детстве я боялся темноты. Теперь же, когда вижу свой счет за электроэнергию, я боюсь света!..

Версии