Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
ресторан Патриот

Свое дело

Юрий Антонов: "На передовой у нас была своя кухня, и мы шутили, что когда-нибудь откроем ресторан"

Маричка КУРИЛО-АЛЕКСЕВИЧ, специально для «ФАКТОВ» (Львов)

12.07.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Во Львове открылась ресторация «Патриот», которую основали двое ветеранов АТО

Юрий Антонов родом из Ровно. Отслужив в армии, уехал в Москву, там жил и работал 25 лет. В 2010 году в России начались трудности с ведением бизнеса. Часть собственного дела Юрий продал, часть — просто забросил. В 2012 году, когда встал выбор — ехать в Европу или в Украину, вернулся на родину. Какое-то время жил во Львове, затем — в Донецке. А уже в Киеве решил: пойдет добровольцем в батальон «Донбасс».

Когда Юрий помогал вывозить пострадавших в Иловайске, среди них был и львовянин Остап Проць. До войны Остап работал адвокатом, теперь он бизнес-партнер Юрия.

— На передовой у нас была своя кухня, и мы шутили, что когда-нибудь откроем ресторан, а все побратимы будут приезжать к нам в гости, — говорит Юрий Антонов.

После АТО Юрий провел в Ровно четыре трудных месяца. Из родственников остался только двоюродный брат, друзей не было, одноклассники его избегали. Он почувствовал себя чужим в родном городе. Именно в тот период мужчина решил воплотить в жизнь фронтовую мечту о ресторане.

Юрий вдохновился проектом Pizza Veterano в Киеве и решил, что его проекту тоже быть. В январе 2017 года уговорил Остапа Проця стать компаньоном. Бизнес решили открыть во Львове. Буквально за три дня придумали идею будущей ресторации. Повезло, говорит Юрий, и с бизнес-планом: как раз в то время ровенская биржа труда проводила курсы для начинающих предпринимателей, там побратимы и получили рекомендации по написанию главного финансового документа проекта. Оставалось два технических вопроса — средства и помещение.


*Юрий Антонов (справа) и Остап Проць были боевыми побратимами, а теперь они бизнес-партнеры

— На покупку помещения денег не было, поэтому решили взять его в аренду, — рассказывает Юрий Антонов. — Сначала искали в центре Львова, но там цены «кусались», потом расширили поиски. Но главной проблемой оказалась даже не дороговизна, а предубеждение арендодателей. Мы сразу говорили, кто мы и что хотим делать, и некоторые арендодатели тут же отказывались иметь с нами дело. Кого-то пугало, что мы военные, а кого-то — что у нас нет опыта в ресторанном деле. А люди, сдававшие помещение на улице Дорошенко (одна из центральных улиц Львова.— Ред.), в нас все-таки поверили и решили рискнуть. Уже потом они признались, что даже бросали жребий. Сейчас наши арендодатели очень заботятся о том, чтобы у нас все получилось.

Первого марта компаньоны начали ремонт. Нужно было искать дополнительное финансирование.

— Грант получить не удалось, — продолжает Юрий. — Во-первых, на это требуется много времени. Во-вторых, при отказе даже не объясняют причину. А ведь человек проходит всю процедуру: подает документы, посещает семинары. И самое главное: никого не интересуют люди, которые уже что-то делают, —только те, кто только планирует работать. У нас к тому времени уже ремонт шел в помещении…

Да и механизм получения гранта Юрия разочаровал.

— Мы пообщались с претендентами на грант и поняли, что они на этом… зарабатывают, — говорит он. — Такая, знаете ли, устоявшаяся система — гранты постоянно получают одни и те же. Среди них, кстати, много переселенцев, они подпадают под различные программы. Я ни в одну не мог вписаться.

А донецкая прописка Юрия Антонова поставила крест на возможности взять кредит.

— Мы обращались в четыре банка. И везде нам отказали. Даже тысячу гривен не дали взаймы! Напрямую никто об этом не говорит, но я у них явно в черном списке как неблагонадежный клиент. А ведь у меня прописка не на оккупированной территории, а на нашей… Более того, и после того, как я зарегистрировал ФОП и открыл счет в «ПриватБанке», который уже является государственным, у меня постоянно возникают проблемы из-за донецкой прописки. Ежемесячно приходится перерегистрироваться, и каждый раз мой паспорт перепроверяют.

В конце концов деньгами выручили армейские и старые друзья. Если честно, они не очень верили в нас, но все же помогли.

И вот за пять месяцев фронтовая мечта воплотилась в реальный ресторан в центре Львова.

— Полное название нашего заведения — ветеранская ресторация «Патриот», — объясняет Юрий. — Сейчас много бывших бойцов АТО идут в ресторанный бизнес. Но мало кто позиционируют свои проекты как атошные заведения. Потому что это обязывает держать марку.


*В ресторане «Патриот» в центре Львова сейчас работают 12 человек, большинство из них — ветераны АТО

Дизайн ресторана компаньоны создавали своими силами: стены обиты стенками ящиков из-под «градов», на полу под стеклом — стреляные гильзы, на спинках стульев — бронежилеты, над столиками — светильник из РПГ-22 (в народе — «Муха»). На фотографиях — полевая кухня, чья-то свадьба на передовой, палаточные городки. Снимки передали ребята, которые воевали бок о бок с Остапом и Юрием. Между фото замечаем мягкие игрушки в военной форме.

— Эти куклы-обереги для наших бойцов на передовой делают дети погибших воинов из Белой Церкви, — поясняет Юрий. — Они также раскрашивают гильзы, «Мухи». Я приезжал в Белую Церковь на похороны товарища, погибшего в Иловайске, а через две недели мне прислали такую куклу. Я с ней отвоевал два года.

В ресторане несколько залов: «Блиндаж», «Штаб», комната, посвященная тем, кто ждал воинов с фронта. Юрий и Остап признают, что людям, которые не были на передовой, заведение может показаться слишком мрачным. Поэтому компаньоны планируют в ближайшее время немного облегчить дизайн.

Заведение работает уже месяц. В меню ветеранской ресторации — супы, пицца, салаты, блюда на гриле, кофе-чай, крепкие напитки. Первыми посетителями ресторана, еще до официального открытия, стали военный и его жена-волонтер, которые праздновали здесь крестины своего ребенка.

— Побывали у нас и гости из Москвы, семейная пара, — говорит Юрий. — Мужчина сказал, что у него украинские корни, поэтому ему было интересно посетить Львов и увидеть, как здесь на самом деле. Он пообщался со мной и Остапом, и я очень надеюсь, что мы внесли свою маленькую лепту…

Сейчас в «Патриоте» работают 12 человек. Большинство из них — ветераны АТО, а еще — ребята, которые были на Майдане, девушки, ждавшие своих парней с фронта. Юрий и Остап объясняют, им принципиально важно брать на работу патриотов, поэтому во время собеседований уделяют этому вопросу особое внимание.

— Наш бизнес непростой, но он помог выбраться из той ситуации, когда ты возвращаешься с войны и тебе трудно влиться в общество, — говорит Юрий. — Если начинаешь свое дело, адаптация проходит быстрее, и не только у тебя, но и у тех людей, которые к тебе приходят.

В «Патриоте» будут проводить творческие вечера, презентации книг, картин, фотографий, круглые столы, чтобы, как поясняют владельцы, мирные граждане и ветераны могли лучше понять друг друга.

— Ребята, которые возвращаются с передовой, часто замыкаются в себе, — поясняет Юрий. — А еще им очень трудно найти работу. Я например, до того как открыть ресторан, трижды ходил на собеседование, и трижды мне отказывали из-за того, что я атошник.

— Те, кто побывал в АТО, утверждают, что это было лучшим временем в их жизни, — вступает в разговор Остап Проць. — Там они служили Родине, были востребованы. А теперь многие из них, особенно те, что стали инвалидами, считают, что никому не нужны, кроме своих родных. Вы не представляете, сколько сейчас таких ребят! Мы хотели бы помочь им адаптироваться.

— Ресторан — это первый этап, в перспективе надеемся сделать что-то более масштабное, — говорит Юрий. — Во Львове много людей, которые занимаются бизнесом, но каждый здесь сам по себе. Хотелось бы это изменить.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух одесситок: — Как вы думаете, наша Розочка станет певицей или танцовщицей? — Думаю, танцовщицей. — Вы видели, как она танцует? — Нет. Мы слышали, как она поет...

Версии