Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Яна Cаленко

Из первых уст

Яна Саленко: «Натирала пальцы до крови, падала, но не снимала пуанты почти круглосуточно»

Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

14.07.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Киевлянка, прима-балерина Берлинской оперы представит в Украине свой режиссерский дебют — спектакль с участием звезд мирового балета

История киевлянки Яны Саленко похожа на сказку. Девочка из многодетной семьи (у Яны четыре брата, мама работала поваром, папа — официантом) лишь в 12 лет начала заниматься балетом и добилась невероятных успехов. Воспитанница киевской балетной школы стала солисткой Национальной оперы и завоевала множество международных наград.

Сейчас 34-летняя Яна Саленко — прима-балерина Берлинской оперы в труппе знаменитого Владимира Малахова, любимая жена и заботливая мама. Вместе с мужем Марианом и 9-летним сыном Марлеем она живет в элитном районе Берлина, в уютном двухэтажном доме с бассейном и ухоженным газоном.

В 2010 году Яна стала лучшей балериной Германии, получив премию Tanzpreis. Ее график расписан на год вперед. Но она всегда старается найти время, чтобы хотя бы раз в год выступить в родном городе.

Сейчас Яна Саленко вместе с мужем, танцором балета Марианом Вальтером готовит мировое балетное шоу в столичном Дворце «Украина». Кстати, Яна впервые выступила в качестве режиссера. В постановке, обещает Яна, будут классические и современные номера в исполнении мировых звезд — солистов балета Берлинского оперного театра, звезд миланского балета Тимофея Андрияшенко и Николеты Мани, а также артистов Мюнхенской оперы.

«Мы с мужем любим проводить время на террасе или у бассейна с бокалом вина и… чипсами»

Для подготовки нового проекта Яна Саленко на несколько дней прилетела в Киев и первым делом отправилась к родителям.

— Наверное, они всегда стараются вас накормить? — не удержалась я от вопроса, глядя на хрупкую миниатюрную Яну.

— Мама всегда готовит что-то вкусненькое специально для меня. Это так трогательно, они с папой стараются в наши короткие встречи отдать своему ребенку все самое ценное и лучшее — время, любовь и заботу. А для мамы проявление заботы — это накормить, тем более что она профессиональный повар. От ее блюд просто невозможно оторваться. К моему приезду мама печет свой фирменный «Наполеон». В этот раз еще сделала творожный пирог с маком, приготовила мой любимый гречневый суп с фрикадельками. Так вкусно бывает только у мамы.

— Как же вам удается сохранить форму?

— Я всегда была очень худой. Родителям постоянно приходилось что-то придумывать, чтобы меня накормить. Даже в сложные времена у нас в холодильнике было много вкусностей, но есть мне не хотелось. Порой люди на улице говорили: «Накормите наконец-то ребенка», — настолько странно я смотрелась рядом с довольно упитанной мамой — мелкая, тощая девочка с ручками-веревочками. Возможно, у меня такая конституция. Я не ограничиваю себя ни в чем, ем абсолютно все, но понемногу. Мы с мужем любим проводить время вдвоем на террасе или у бассейна с бокалом вина и… чипсами.

— Яна, вы ведь начали заниматься балетом довольно поздно, в 12 лет. Как вам удалось добиться таких результатов?

— Сама судьба привела меня в балетную школу. Я была очень активным ребенком. В три года родители поставили меня на коньки, в четыре — уже брала уроки хореографии. Мне это так нравилось, что родители решили развивать меня в этом направлении и в шесть лет отвели на смотр в гимнастическую школу Дерюгиных. Из ста девочек отобрали только трех. В их число попала и я. Помню, тренер взяла меня за руку и сказала: «Чья это девочка? Приходите завтра заниматься, мы вас берем». Я тогда даже не понимала, что это значит.

В группе девочки были старше меня на несколько лет, занимались уже по два-три года. Мне нужно было учиться всему в два раза быстрее, прикладывать больше усилий. Занятия давались мне легко, все получалось, но чувствовала себя одиноко. Мне не с кем было соревноваться — до уровня старших не дотягивала, а таких, как я, не было. Поэтому в гимнастике задержалась недолго — после первого года решила уйти.

Родители стали искать для меня другое занятие. Однажды папа увидел в журнале объявление о том, что знаменитый ансамбль «Кияночка» набирает деток в танцевальные группы, и отвел меня туда. После того как я показала свой номер, преподаватель сказала: «Деточка, это не просто бальные танцы, это балет, понимаешь? Хочешь быть балериной?» Тогда я еще не до конца понимала, что это такое на самом деле, но тут же выпалила: «Да!»

«Бюджет нашей свадебной вечеринки был всего 500 евро, я сама шила себе платье»

— Мечтали о балете?

— Даже не видела ни одной балетной постановки, ни разу не была в оперном театре! Когда попала в балетный класс, где девочки занимались у станка, не могла понять, как вообще возможно делать такое. Я ведь и на пуантах стоять не умела, не то что танцевать. Чувствовала себя неуклюжей. Но преподаватель говорила: Яна, работай над собой, у тебя есть данные. Что такое эти «данные», я понятия не имела, но занималась не только в зале, но и дома, ежедневно по 4—6 часов, а иногда просто до изнеможения. Очень хотелось достичь уровня старших девочек. Ведь меня взяли сразу в третий класс.

Натирала пальцы до крови, падала, но не снимала пуанты почти круглосуточно, в том числе и дома. Постепенно я влюбилась в эту профессию, в это искусство. Тут заслуга моего педагога, которая поверила в меня, занималась со мной даже летом на каникулах.

— Когда впервые выступили перед публикой?

— Это было выступление на небольшой сцене ансамбля «Кияночка», где мы демонстрировали свои таланты перед родными. Помню, я настолько волновалась, боялась забыть порядок, упасть, что вся дрожала. Как за кулисами «натянула» на лицо улыбку, так с ней и протанцевала.

— И в итоге дотанцевались до солистки Национальной оперы.

— После года занятий в балетной школе я начала принимать участие в различных балетных конкурсах, занимать призовые места. Это не просто конкурсы, но и смотры, когда руководители театров присматривают себе артистов. Так однажды меня увидел балетмейстер-постановщик Национальной оперы Украины Виктор Яременко.

— Говорят, коллеги очень ревностно восприняли молодую артистку?

— Ревность в творческих профессиях присутствует всегда. Но мама научила меня не реагировать на подобные вещи, не обращать внимание на то, что говорят за спиной, даже на критику в прессе. Я просто работаю. Дала себе такую установку: попробуйте сделать на сцене то же самое, а потом поговорим. Для меня важно мнение профессионалов. Остальное не имеет значения.

— Часто ли критикуют лучшую балерину Германии, обладательницу престижной премии?

— Конечно. Писали даже, что я глухая, что ничего не могу, что нет данных, что слишком маленькая. Да и педагоги говорили, что для меня подходят главные партии в «Щелкунчике», «Спящей красавице», а вот до «Лебединого озера» она, мол, не дотягивает, роста не хватает. «Даже не думай об этой роли», — говорили мне. Поначалу я смирилась, считая, что могу быть достойной в своем амплуа. Но потом все же добилась — было у меня и «Лебединое», и «Баядерка»… В балете ведь не только девочки бывают маленькими, но и мальчики тоже. И им нужны партнерши. Меня стали приглашать в Милан, в Мюнхен… Партнерам легко и комфортно со мной.

— Муж не ревнует?

— Мариан ведь тоже артист балета, солист Берлинской оперы, мы вместе и дома, и на сцене вот уже 12 лет. Стараемся не расставаться с первой встречи. Познакомились мы в Вене на конкурсе, куда я отправилась будучи солисткой Национальной оперы.

С первого взгляда влюбилась в него как в артиста. Он красивый, с невероятным телом… Мы общались на ломаном английском, который оба знали плохо, ведь он — немец, я — украинка. Тогда же обменялись телефонами. Я почувствовала, что это именно тот мужчина, который мне нужен. Через три дня Мариан позвонил. Начали переписываться, созваниваться.

Он оказался совершенно иным мужчиной по сравнению с теми, с кем я была знакома. Такой заботливый, внимательный… Не могла найти в нем ни одного недостатка. Полгода мы буквально жили с телефонами. Ежедневные сообщения и звонки, короткие встречи и снова расставания. Так долго продолжаться не могло. Мы стали думать о том, чтобы остановиться в одной стране. Мне было сложно уехать в Германию, получить там разрешение на работу. Даже планировали, что Мариан переедет в Киев, который он сразу же полюбил.

— Но все же переехали вы?

— Потому что он сделал мне предложение. Во время очередного его приезда в Киев мы обсуждали нашу проблему: как же быть вместе? И вдруг Мариан говорит: в чем проблема, выходи за меня! Я, конечно, хотела этого, но не так быстро. Казалось, куда торопиться с замужеством, карьеру надо строить, пожить еще немножко для себя…

Мы расписались в Берлине. Была очень скромная вечеринка, бюджет которой составил всего 500 евро. Я сама шила себе платье. Но самое трудное — то, что не было ни одного человека с моей стороны. Чувствовала себя одиноко. Не могу сказать, что семья Мариана поначалу была в восторге от невестки из Украины.

— Сложно было привыкать к жизни в Германии?

— Я не только не знала немецкого языка, но и не понимала особенностей их быта, вплоть до сортировки мусора. В первые же дни пошла выносить мусор. А там все отходы строго сортируют и кладут в разные контейнеры. Я этого не знала и выбросила пакет с органическими отходами в другой. Кто-то из соседей увидел, меня заставили копаться в контейнере, доставать пакет и перекладывать его, куда следует.

«Через два месяца после родов вышла на сцену»

— В Германии пришлось начинать, как говорится, с нуля?

— Я нашла хорошего педагога, продолжала ездить по престижным мировым конкурсам, взяла первые места в Японии, в Финляндии. Это придало мне уверенности, и я получила контракт с Берлинской оперой. Правда, поначалу это были не ведущие партии. Через год стала ведущей солисткой. Далось это мне непросто. Во время спектакля получила серьезную травму — разрыв мышцы. Это адская боль, но уйти со сцены было нельзя. Еле опираясь на ногу, дотанцевала спектакль. По щекам текли ручьем слезы, но при этом я улыбалась.

— На пике карьеры вы решились на рождение ребенка…

— Я считала, что становиться мамой в 24 года рановато. Но это чудо произошло с нами. Мариан окружил меня заботой и вниманием, взял на себя хозяйственные обязанности. Я поняла, что с таким человеком ничего не страшно, вместе мы справимся. Именно муж первым заговорил о детях. Он идеальный отец.

Беременность стала для меня самым приятным периодом, хотя месяцев до трех, пока не видно было животика, я выходила на сцену. А потом пришло время успокоиться, понять, что на самом деле сейчас важнее, сконцентрироваться на ребенке и увидеть, что жизнь не только в танце. Мы передохнули, ездили на море, я не работала, но каждый день занималась дома. Через две недели после родов начала тренироваться, в основном ночью, когда сынок засыпал. Днем делала упражнения, приседая с ребенком на руках. Очень быстро вернулась в форму, не набрав ни одного лишнего килограмма. Через два месяца уже вышла на сцену. Это была премьера в «Сильфиде» — роль, о которой я мечтала.

В первое время вызвала на помощь маму. Потом, когда вышла на работу, с Марлеем оставался муж. Иногда брала сына с собой на репетиции. Не прекращала кормить, сцеживала молоко, оставляла его в холодильнике, и могла на два дня улететь на гастроли. Муж прекрасно справлялся. Сейчас сыну уже девять лет.

— Он занимается балетом?

— Видно, что данные у него есть, но интереса к балету сын пока не проявляет. Один раз пытался позаниматься, сказал, что очень больно. Он играет на фортепиано, занимается легкой атлетикой, хочет попробовать себя в спортивной гимнастике. Мы с мужем решили не давить, пусть сам выбирает свой путь. Достичь успеха можно в любой профессии. Главное, найти баланс, понять, чего ты хочешь, ставить цели и работать для их достижения, как бы тяжело ни было.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Лекарства так подорожали, что скоро их впору будет дарить друг другу на Новый год.

Версии