Николай Стражеско

Чтобы помнили

Правнучка Николая Стражеско: "Если прадедушка задерживался, спектакль в опере не начинали до его прихода"

Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

21.07.2017 6:151139

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

65 лет назад перестало биться сердце выдающегося терапевта, основателя Киевского института кардиологии

Говорят, именно с Николая Стражеско Михаил Булгаков писал своего доктора Борменталя, а профессора Преображенского в «Собачьем сердце» — с Василия Образцова. В 1909 году Николай Стражеско и его учитель Василий Образцов впервые в мире дали классическое описание клиники инфаркта миокарда — диагноза, который и сегодня является одной из наиболее частых причин смертности.

Судьба отмерила Николаю Дмитриевичу 75 лет. Когда он в 1952 году умер, знаменитый писатель Остап Вишня написал: «Умер Стражеско. Целая эпоха отошла в вечность. И какая эпоха! Краса медицины! Умной, гуманной, честной медицины! Медицины, которая любила народ». Похоронили его на Лукьяновском кладбище в Киеве.

Имя академика Николая Стражеско сегодня носит им основанный киевский Институт кардиологии Национальной Академии медицинских наук Украины, а труды ученого известны во всем мире.

О том, каким человеком был знаменитый прадедушка, в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказала его правнучка певица Наталья Фиалковская, живущая во Франции.

Справка «ФАКТОВ»

Родился Николай Стражеско 30 декабря 1876 года в Одессе в семье юриста. После учебы в гимназии поступил на медицинский факультет Киевского университета святого Владимира, который окончил с отличием и был оставлен работать на кафедре патологии и специальной терапии. Одновременно трудился в Киевской городской больнице под руководством профессора Образцова. Азы профессии постигал в Берлине и Париже. Два года работал в Петербурге в лаборатории знаменитого физиолога Ивана Павлова.

Всю свою жизнь Николай Стражеско был в поиске: разрабатывал методику лечения ревматизма, болезней кишечника, сердечной недостаточности, вместе с академиком Александром Богомольцем изучал проблемы старения человека. В конце 1930-х годов они организовали экспедицию на Кавказ для изучения секретов долголетия местных жителей. Исследования послужили основанием для создания в Киеве первого в СССР Института геронтологии.

— Наталья Борисовна, в вашем доме что-то напоминает о знаменитом прадеде Николае Стражеско?

— Прежде всего фотографии его дочерей — моей бабушки Александры и ее сестры Натальи, когда они до революции еще жили в Киеве. А еще — фарфоровая тарелочка с изображением Вандомской площади в Париже. Прадедушка был коллекционером. Каждый месяц приглашал к себе в Киев антиквара из Парижа, который предлагал ему интересные вещи. В доме семьи Стражеско была красивая мебель, много картин. Судя по одной из фотографий, даже кисти Рафаэля. Увы, в вихре революции, гражданской войны и последующих событий ничего не сохранилось. Лишь одна эта тарелочка…

— Слышала, что Николай Стражеско коллекционировал и фарфоровые фигурки.

— Не могу сказать. Когда бабушка с сестрой покинули родину, взять с собой ничего не могли. У них были серьги с бриллиантами, но их пришлось продать — нужно было ведь как-то выживать. Отправляя дочерей на учебу за границу, прадедушка не мог предположить, что они больше никогда не смогут вернуться на родину. Увидеться с ними ему удалось лишь однажды, когда он приехал в Париж в командировку.

— О жизни дочерей Александры и Натальи узнавал из редких писем, которые передавались тайно. Ведь в анкетах ученый с мировым именем вынужден был писать, что родственников за границей не имеет и ни с кем за рубежом связей не поддерживает. Но, несмотря на риск, и письма передавал, и средства. Сложно представить те страдания, что выпали на долю семьи. Неужели ничего нельзя было изменить?

— Нет. Александра и Наталья боялись возвращаться в Киев. Бабушка вспоминала, как ее ухажера расстреляли на ее глазах. Рассказывала, что их дом находился недалеко от ЧК, и нередко утром снег возле здания этого учреждения был красным от крови арестованных. В годы учебы в Праге бабушка Александра познакомилась с моим дедушкой, они венчались. Он в прошлом был офицером белой гвардии. И, как вы понимаете, путь на родину для них был закрыт.

В эмиграции жили скромно, но старались вести прежний светский образ жизни, общались с Мариной Цветаевой. Дедушка был по специальности инженером, но работал гримером в кино. Бабушка занималась воспитанием пятерых детей.

А что касается страданий… Страдали дочери не только от разлуки с родителями, но и от того, что не могли общаться с оставшимися в Киеве братом Дмитрием и сестрой Ириной, которая молодой умерла от туберкулеза. К слову, вскоре вслед за ней ушла и моя прабабушка — не смогла пережить трагедии.

— А Николай Стражеско никогда не думал эмигрировать?

— Да, он хотел это сделать. Из Киева на год они с прабабушкой и детьми перебрались для этого в Одессу, купили билеты, но уехать не удалось. Оказалось, последний пароход уже ушел… Семья вернулась в Киев.

*Наталья Фиалковская: «В Киев я приезжала несколько раз. Ходила по его улицам и пыталась представить, как здесь жили мои родные»

— А вам приходилось бывать в столице Украины?

— В Киев я приезжала несколько раз. Ходила по улицам и пыталась представить, как здесь жили мои родные в ту далекую пору. Я нашла их дом недалеко от оперного театра, но сейчас там находится иностранное представительство, поэтому попасть внутрь мне не удалось. Я увидела сад за домом, о котором мне рассказывала бабушка. Эмоции меня переполнили, и на глазах выступили слезы. По рассказам, по воскресеньям в доме прадедушки всегда собиралось много гостей. Общались, пели (у прабабушки был дивный голос), музицировали.

— И лакомились, как когда-то мне рассказывала ваша тетя Ирина Стражеско, варениками с вишней и творогом, запеченными во взбитой с яйцами сметане, паштетом из свинины с овощами, ореховым тортом с масляно-заварным кремом… Какие-то кулинарные традиции сохранились и в вашей семье?

— Бабушка и ее сестра очень хорошо готовили. В детстве много времени они занимались изучением французского и немецкого языков, математики и других наук. А в свободные минуты любили смотреть на кухне, как готовится то или иное блюдо — так кое-чему и научились. Занятие кулинарией было по душе и моему папе Борису Евгеньевичу. Очень популярны у нас в семье, к примеру, украинский борщ с грудинкой, пирожки из слоеного теста с мясом, котлеты, в состав которых входят куриная печень, говядина и свинина. И еще — котлеты по-киевски со сливочным маслом внутри. Накануне Пасхи всегда пеклись изумительные куличи, а на Рождество украшалась большая елка. Этим традициям мы следуем до сих пор.

— Киевляне очень любили доктора Стражеско. Среди его пациентов было немало знаменитостей: Мария Заньковецкая, Николай Садовский, Владислав Городецкий… В то же время Николай Дмитриевич и простых людей не обходил вниманием. Еще до революции в его графике всегда предусматривалось время для консультаций и лечения малоимущих граждан. С них он не брал ни копейки!

— Да, принимал их по вторникам. Горожане очень уважали Николая Стражеско… Он очень любил оперу. В театре за ним всегда была закреплена ложа. И представьте: если прадедушка задерживался, принимая пациентов, спектакль в опере не начинали до его прихода.

— Говорят, что каждый раз, отправляясь в театры, Николай Стражеско оставлял записку, где именно его искать, — на тот случай, если вдруг кому-то понадобится его экстренная помощь. И если было нужно, билетеры с фонариками отыскивали его в зале.

— Интересно — я не знала. Мне было пятнадцать лет, когда бабушка Александра умерла. Она много рассказывала, но об этом не говорила. Немало я знаю и от папы. Например, то, что Николая Стражеско трижды арестовывали и каждый раз отпускали благодаря заступничеству студентов, которым он преподавал.

— Вы знаете, как познакомились ваши прабабушка и прадедушка?

— Познакомились они случайно, когда Николай Стражеско был еще студентом, а Наталья Образцова — гимназисткой. По одной из семейных легенд, однажды прадедушка со своим другом шел по улице Пушкинской в Киеве, и вдруг на их глазах девушка едва не угодила под колеса экипажа. Николай Стражеско молниеносно отреагировал — оттащил незнакомку в сторону. В спасенную девушку Николай Дмитриевич влюбился с первого взгляда. Не раз гулял по Пушкинской улице в надежде увидеть ее. А спустя время встретил в доме своего учителя профессора Образцова. Оказалось, что она — его дочь.

— Каким советам сохранения здоровья вашего прадедушки вы следуете?

— Нужно наслаждаться жизнью! В семье Стражеско диет не соблюдали, но ценили хорошие продукты. Я стараюсь включать в рацион больше овощей, фруктов. А еще каждый день занимаюсь физкультурой.

— Читала, что семейство Николая Стражеско много времени проводило на свежем воздухе. Под Киевом в селе Староселье отдыхали на даче. Двухэтажный деревянный дом находился в сосновом лесу. Ваш прадедушка любил пешие прогулки, охоту.

— С удовольствием бы поехала в эти места! Увы, ни бабушка Александра, ни ее сестра Наталья в Киев не приехали даже в конце жизни. Боялись, что все очень изменилось со времен их детства и им будет больно. А вот папа, которого, к сожалению, не стало три года назад, в Киев приезжал. И считал себя киевлянином, хотя всю жизнь прожил во Франции. Вы удивитесь, но даже хотел, чтобы его похоронили в Киеве.

— Что бы вы сказали своему прадедушке, если бы сегодня он мог вас услышать?

— Сказала бы ему, что мой отец Борис Евгеньевич, его внук, очень любил Николая Дмитриевича и уважал и страдал от того, что никогда не видел его. Даже перед смертью папа говорил о дедушке. Когда мы были в Киеве, посетили Институт кардиологии.

Хотелось бы приехать в этот замечательный город еще не раз. У меня есть своя музыкальная группа — джазово-фольклорный коллектив. Я играю на балалайке, пою и пишу песни и с большой радостью выступила бы в Киеве.

Фото из альбома Натальи Фиалковской

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...

Версии