Максим Шишкин

Покой им только снится

Максим Шишкин: "После финиша стокилометрового забега по египетской пустыне с удовольствием вылил на себя ведро воды со льдом"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

21.07.2017 8:45868

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Свое экстремальное достижение 26-летний диджитал-дизайнер из Днепра рассматривает как призыв жертвовать деньги фондам, помогающим больным детям

— Мы с женой и дочерью уже два с половиной года путешествуем, по шесть-семь месяцев живем в той или иной стране, — говорит бегун-любитель из Днепра 26-летний Максим Шишкин, пробежавший без передышки в Египте по Синайской пустыне 100 километров за 14 с половиной часов. — Мне нравится испытывать возможности своего организма. Например, когда мы жили на индонезийском острове Бали, я поднялся на вершину вулкана высотой три тысячи 142 метра. В Египте поселились на вилле в городке Дахаб (находится на берегу залива Красного моря). Туда со всего мира, в том числе из Украины, съезжаются любители подводного плавания (многие спускаются в подводное ущелье Блю Холл глубиной более 130 метров), виндсерфинга (катания на волнах на специальной доске с парусом), фридайвинга и других водных видов спорта. Но я занялся бегом по Синайской пустыне. Постепенно наращивал дистанции, адаптировался к экстремальным погодным условиям. Когда преодолел 16 километров, возникло желание кому-либо подарить это достижение. Посвятил его жене. Через некоторое время пришла идея пробежать сто километров из города Шарм-эль-Шейх в Дахаб. Чтобы принести пользу не только себе, решил этой активностью привлечь внимание к детям, нуждающимся в помощи. Создал сайт об этом ультрамарафоне, где разместил ссылки на сайты хорошо зарекомендовавших себя благотворительных фондов, собирающих деньги на лечение детей.

«Особая компрессионная футболка усиливает кровообращение, и организм быстрее восстанавливает силы»

— Летом в Синайской пустыне очень жарко, поэтому старт стокилометрового забега я запланировал на середину ночи — чтобы хотя бы часть дистанции преодолеть при более-менее комфортной температуре, — продолжает Максим Шишкин. — Снять видео об этой экстремальной затее и просто морально поддержать меня в Дахаб прилетели двое моих друзей — Ярослав Иванов и Константин Кучин (оба — видеооператоры). Вечером я вместе с ними на машине проехал по маршруту забега, чтобы сделать так называемые закладки с нужными мне припасами.

— С чем конкретно?

— В каждой закладке была бутылка с питьем (изотоником или питьевой водой, подсоленной специальными солями), полтора литра воды для обливания головы и тела, а также спортивный пищевой гель. В некоторых закладках вместо геля оставил энергетические батончики на основе орехов с сухофруктами или свежие фрукты. Положил такие наборы на расстоянии пяти километров друг от друга. Получилось 20 закладок.

— Как-либо их обозначили, чтобы во время забега было легче найти?

— В этом не было необходимости. Я в школьные годы занимался спортивным ориентированием, бегал на уровне кандидата в мастера спорта. Навыки фотографического запоминания местности сохранились, и я довольно точно зафиксировал в памяти, где оставил каждую закладку. Для надежности отметил эти места на карте в мобильном телефоне. Нашел все. Так что регулярно имел возможность попить, облиться водой и перекусить. Кстати, пища не была упакована. Я много лет хожу в походы, по личному опыту знаю: если на природе еда упадет на землю или траву, могу поднять и запросто съесть — мой желудок это выдерживает.

— В ночь старта вам удалось поспать?

— Да. Сделав закладки, мы с друзьями добрались до Шарм-эль-Шейха, я прилег и проспал часа полтора, а в полпервого ночи уже нужно было вставать на забег.

— Бежали по песку?

— По грунту. Синайская пустыня не песчаная, а каменистая. Там повсюду холмы, валуны, изредка встречается растительность. Наматывал километры вдоль автострады. Старался на асфальт не забегать — на жесткой поверхности страдают суставы. Маршрут вдоль дороги хорош тем, что заблудиться практически невозможно. К тому же, если бы пришлось прекратить забег, например, из-за травмы, теплового удара, дождался бы попутного автомобиля и попросил подвезти — спасательная операция не понадобилась бы (улыбается).

— В какой одежде вы были?

— В специальной компрессионной футболке белого цвета (стоит около двух тысяч гривен. — Авт.). Она сделана из особой синтетической ткани и плотно облегает тело. За счет этого усиливается кровообращение, и организм быстрее восстанавливает силы. Важно также, что эта ткань содержит волокна, защищающие от ультрафиолета. Шорты тоже выбрал облегающие. На голове была кепка-сахарка. Сзади к ней пришита пелерина, прикрывающая шею и уши. Беговые кроссовки обул самые обычные, но носки были особые, из нескольких тонких слоев синтетической ткани (стоят около 500 гривен. — Авт.). Такие носки защищают ступни от образования потертостей, мозолей, натоптышей.

Впрочем, мозоли на ступнях все же появились — примерно на двадцатом километре забега. Подобные неприятности случались и прежде, поэтому знал, что делать: разулся, сорвал водяные пузыри, кожу не обрабатывал, обулся и побежал дальше. Километр-полтора было дискомфортно, затем боль прошла.

Некоторые бегуны на сверхдлинных дистанциях намазывают ступни вазелином. Я этого не делал. Но нанес мазь между ногами, чтобы не образовались потертости.

У меня была поясная сумка, в которой лежали пол-литровая бутылка воды, мобильный телефон, зарядное устройство и документы. Кстати, мне так и не удалось получить у властей Египта разрешение на проведение забега, хотя я приложил немало стараний. На автостраде, вдоль которой бежал, обустроены блокпосты — в стране ведь высокий уровень террористической опасности. Чтобы у солдат не возникало вопросов, почему я бегу среди ночи, обратился к услугам местных таксистов. Авто поджидало меня недалеко от каждого блокпоста. Мы проезжали мимо военных, а затем я выходил из машины и продолжал забег.


*Семья Шишкиных по полгода жила в Таиланде, Вьетнаме, Индонезии, Черногории и Египте

«Толчком к тому, что мы всей семьей стали путешествовать по миру, стало рождение ребенка»

— Пользовались солнцезащитным кремом?

— Нет. Я ведь три месяца готовился к этому забегу, тренировался днем, так что лицо, открытые места на теле так загорели, что им уже никакой солнцепек не был страшен.

— Не было скучно бежать?

— Мне было чем развлечься: загрузил в мобильный много всякой музыки, пару аудиокниг. Полдороги слушал роман Пауло Коэльо «Одиннадцать минут». Когда преодолел половину маршрута, вошел в такое состояние, при котором монотонность бега перестала напрягать. Выключил на смартфоне проигрыватель и рассматривал суровые пустынные пейзажи, думал о жене и дочери.

— Возникало желание прекратить забег?

— Конечно, нет! Я ведь взял на себя моральные обязательства перед детскими фондами, так что даже мысли об отступлении не было.

— Мышцы, суставы не подвели?

— Во время подготовки к забегу я получил травму колена. Из-за этого даже пришлось приостановить на некоторое время тренировки. Думал, травма не даст о себе знать, но за два километра до финиша в поврежденном колене возникла резкая боль. Если бы это случилось на 80-м километре, пришлось бы сойти с дистанции. А так я перешел на шаг и преодолел все сто.

Были моменты, когда кололо в груди в области сердца. Тогда я тоже переходил на шаг, и болевые ощущения вскоре проходили.

— Какой участок пути оказался самым тяжелым?

— Последние 20 километров — из-за накопившейся усталости и того, что бежать довелось в разгар жары. Температура после двух часов дня поднялась до 38 градусов. К тому же завершающий участок проходил по долине, которую местные называют Дьвольской, — там всегда температура гораздо выше, чем в округе.

Примерно на 90-м километре устал так, что едва переставлял ноги. Двое моих друзей были рядом со мной на старте, в середине маршрута и на завершающих километрах. Так вот, увидев, что мне плохо, они купили на заправке много холодной воды и вылили ее на меня. Стало гораздо легче. Финишировал в месте, где дорога упирается в берег моря. Там меня встречали жена, дочка и знакомые, с которыми мы познакомились в Дахабе. Жена приготовила сюрприз — финишную ленту. Первое, что мне вручили, — ведро воды со льдом. Вы не представляете, с каким удовольствием я вылил на себя воду!


*На финише друзья вручили Максиму ведро воды со льдом

— Вы пробежали дистанцию, более чем в два с половиной раза превышающую марафонскую? Как организм вел себя после столь большой нагрузки?

— Вечером после забега я хотел немного поспать, но уснуть не удавалось. Зато ночью спалось нормально. Я обещал друзьям-операторам сняться в их фильме, так что уже через день после забега довелось прыгать и бегать в кадре.

— Вы с семьей переезжаете из страны в страну. Где находите средства на путешествия?

— Работаю дистанционно диджитал-дизайнером в одной из IT-компаний Днепра — создаю сайты и мобильные приложения для смартфонов. Заработанных денег хватает на путешествия.

— Как получилось, что выбрали такой образ жизни?

— Мне всегда хотелось увидеть мир, но нужно было событие, которое бы подтолкнуло к тому, чтобы воплотить это желание. Таким событием стало рождение дочки. Экология в Днепре не самая лучшая, ребенок должен расти в чистой местности. Поэтому, когда дочке исполнилось семь месяцев, мы с женой решили отправиться в Таиланд на остров Самуи вместе с друзьями. Там нам очень понравилось, но хотелось побывать и в других странах, поэтому через полгода поехали во Вьетнам. Кстати, эта страна порадовала изобилием разнообразнейших и недорогих тропических фруктов. Следующим нашим пристанищем был индонезийский остров Бали, затем — Черногория, и, наконец, Египет. После моего стокилометрового забега мы вернулись в Украину, поживем пока в Яремче. Затем вновь отравимся за рубеж. Куда именно, пусть пока останется тайной.

Фото из семейного альбома

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Одесса, рынок. Крупных размеров дама подходит к контейнеру с кофточками и спрашивает у продавца: — А что-нибудь веселенькое на меня есть? — Нет, мадам. Вас хочется... обнять и плакать.

Версии