Влад Сытник

С песней по жизни

Влад Сытник: "Когда я запел "Чорнії брови, карії очі", Жерар Депардье даже слезу пустил"

Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

26.07.2017 7:15 3477

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Впервые вся страна узнала о молодом талантливом артисте Владе Сытнике в 2011 году, когда он стал участником вокального шоу «Голос країни». Под руководством Александра Пономарева молодой певец дошел до финала и занял третье место. С тех пор он самостоятельно, без финансовой поддержки и продюсеров, покоряет шоу-бизнес. А сейчас артист одержал победу на «Славянском базаре» в Витебске. Впервые за девять лет представитель Украины победил в этом конкурсе молодых исполнителей. Влад говорит, что этот результат был ему очень нужен.

— Для творческого человека важно получать стимул к дальнейшему развитию, мне казалось, что я начал ржаветь, — признался Влад во время интервью в одном из кафе большого торгового центра в Киеве. — Я получил мощную встряску, полон сил и планов идти дальше. Мне еще не удалось перевести дух после участия в конкурсе. Сегодня первый раз за последние три недели смог пять часов поспать. Но я понимаю, ради чего все это.

— Интрига в этом году на конкурсе была невероятная. У вас и у представителя Белоруссии получилось одинаковое количество баллов. Что чувствовали в тот момент, когда вас назвали победителем?

— С первого дня я видел поддержку зала, ощущал, что публика тепло меня принимает. И это придавало сил, хотя мое выступление было далеким от идеального. В первый день очень волновался, но получил высокие оценки от жюри, поднявшись на первое место. Мне показалось, на втором этапе я выступал достаточно уверенно, но оценки оказались ниже. Особенно расстроили 8 баллов от представителя жюри из США.

Не смог скрыть свои эмоции, по моему лицу было видно, как я расстроился. Оценок своего соперника я не слышал, поэтому думал, что эту гонку мне не выиграть. До самого последнего момента и предположить не мог, какое решение примет жюри. Понятно было, что Гран-при в этом году не будет (по правилам конкурса разрыв между ближайшими конкурсантами должен быть не менее трех баллов). Первое место тоже не делят. А нас двое. Волновались, но очень по-доброму друг к другу относились, без претензий. По большому счету, не так уж важно, кто будет первым, а кто вторым.

— Наверняка, каждый из вас мечтал о победе. Разве вы не расстроились бы, оказавшись на втором месте?

— Сейчас бы расстроился, но тогда стоял на сцене и мечтал, чтобы все поскорее закончилось. Очень хотелось отдохнуть и выспаться.

Во время подготовительного периода были ранние подъемы, репетиции с оркестром в 9 утра, когда на улице идет дождь и холодно, как глубокой осенью. Нужно было беречь связки, пришлось даже покупать мне теплые вещи. К тому же на репетициях нужно было работать в полную силу, ведь некоторые члены жюри специально приходили послушать, как мы поем.

Вообще, я не понимаю, как жюри могло выбирать кого-то одного, все конкурсанты были сильны. Знаю, что у судей завязывались дискуссии, мнения кардинально расходились. Но они сделали свой выбор. После объявления результатов меня поздравили судьи из Израиля, Сербии, Италии, Болгарии и России. Не могу сказать, что я был самый сильный. Все ребята достойны.

— Как отмечали?

— Собрались с участниками конкурса в ресторане отеля. Каждый что-то принес. Я — бутылку украинского коньяка, казахи — казахский коньяк. Общались, пели, поздравляли друг друга. В этот вечер прозвучало, что важно не то, какие материальные блага дал нам этот конкурс, а то, какой багаж опыта, впечатлений и новых знакомств увезем. Мы подружились с ребятами из Казахстана, Болгарии, Молдовы, Македонии, Сербии. Будем теперь ездить друг к другу в гости.

— На что потратите 15 тысяч долларов?

— Исключительно на творчество. Сейчас нужно снять клип, записать еще одну песню. Это мы планировали еще до «Славянского базара». Чтобы записать хорошую песню на студии, нужно примерно 3 тысячи долларов, снять хороший клип стоит от 8 тысяч долларов. Так что можно считать, что выигранной суммы уже нет.

— Правда, что вы вовсе не собирались на этот конкурс и попали на него случайно?

— Узнал о национальном отборе за два дня до него. И решил попробовать свои силы. И вот неожиданно для себя прошел национальный отбор. Ради участия в конкурсе пришлось отменить несколько концертов и выгодных коммерческих мероприятий. Мне было, что терять, поэтому изначально был настроен решительно. Во время фестиваля очень волновался, переживал, как ребенок, хотя это был мой 24-й или 25-й конкурс. К каждому из них я тщательно готовился, относился как к важному этапу в жизни, позволяющему подняться наверх. Перед конкурсом я активнее занялся спортом, похудел на шесть килограммов, а во время самого «Славянского базара» скинул еще два килограмма.

— В Украине, помимо поздравлений, вас ждали и упреки, обвинения в незаконном исполнении песни «Соколята» Вячеслава Хурсенко. Какие претензии вам выдвинули?

— Я, конечно же, видел комментарии в социальных сетях, что меня очень расстроило. Мы с командой решили исполнять песню «Соколята» выдающегося автора Вячеслава Хурсенко, потому что она не только несет огромный смысл, но очень вокальная, а это весьма важно для конкурса. Для меня большая честь исполнять эту композицию. К сожалению, с семьей Вячеслава никогда не был знаком, как и с ним лично. Но знаю его песни, биографию. Мне искренне жаль, что этого талантливого человека нет с нами. Сколько прекрасных песен он еще мог написать! Что касается юридических моментов, точно могу сказать, что как исполнитель ничего не нарушил и не использовал эту песню в коммерческих целях.

— Влад, шесть лет назад вы переехали из Луганска в Киев. С чем это было связано?

— Тогда я участвовал в проекте «Голос країни», после которого решил строить свою карьеру в столице. Я люблю свой родной Луганск, но в тот момент уже понимал, что рано или поздно все равно придется уехать. К сожалению, там уже не было возможностей для реализации своих творческих амбиций. В 2010 году я стоял перед выбором, куда ехать: в Москву, где выиграл несколько престижных конкурсов, или в Киев. В это время втайне от меня мама отправила анкету на «Голос країни», и меня пригласили на кастинг. Я сразу не планировал ехать, но так сложились обстоятельства — в этот же день у меня было выступление в Украинском доме. Когда позвонили организаторы проекта, я решил закончить выступление и все же сходить на отбор, тем более, что он проходил в 200-х метрах. И каким-то чудом я прошел дальше, хотя выступал в этот день последним. Вот так и было принято решение о переезде в Киев. Проект для меня стал отдельно прожитой жизнью. Рад, что все сложилось именно таким образом.

— Разве вы шли туда не за победой?

— Меня пугал контракт победителя. Для меня важнее оказалась известность, возможность выступать перед большой аудиторией, гастролировать, чем я и занялся после проекта. Но через какое-то время пришло понимание, что тебя стали забывать. Во время шоу на тебя работает огромная команда, а за его пределами ты остаешься один. Необходимо было создавать команду, чего я на начальном этапе не сделал. Очень рад, что сейчас такая команда у меня есть. В то же время ни от кого не завишу, мне не диктуют, что и как петь.

— Вы ведь с шести лет профессионально занимаетесь вокалом?

— Мама говорит, что петь я начал раньше, чем говорить. Сам себе напевал «Спят усталые игрушки», а когда не мог взять верхнюю ноту, начинал плакать. Профессионально заниматься начал после того, как стала учиться вокалу моя старшая сестра (сейчас она преподаватель). Еще в детском саду говорил всем, что буду певцом. Брал в руки карандаш, представляя, что это микрофон. В школе пел в хоре мальчиков. Со второго класса был солистом. Потом пошел в музыкальную школу, где тоже был солистом. Существенный прыжок в карьере произошел после встречи с замечательным педагогом — заслуженной артисткой Людмилой Манасян, с которой мы занимаемся уже 17 лет. Она стала не только моим преподавателем, но и крестной. Потомственный педагог, школа которой берет корни из Италии.

— Правда, что в 10 лет вы уже солировали с симфоническим оркестром?

— Это было мое первое выступление на большой сцене, причем в Киеве, во Дворце «Украина». Главный режиссер Луганской филармонии как-то увидел меня на художественном смотре в школе искусств, где я пел «Серенаду» с камерным оркестром, и сказал: «Мальчика нужно показать в Киеве». Так в 2000 году я попал на отчетный концерт области в столице.

Я рос при Луганской филармонии, с концертами мы объездили всю Украину, принимали участие в зарубежных фестивалях. Очень рано стал самостоятельно зарабатывать. За каждое выступление полагался небольшой гонорар. Я эти деньги не копил и свою первую тысячу потратил на холодильник.

— В кого вы такой музыкальный и экономный?

— У нас музыкальная семья. Бабушка пела на фронте, она обладала редким колоратурным сопрано. Но карьеру свою развивать не стала, занималась семьей.

Папа — человек-оркестр. Он профессиональный скрипач, играет на домре, балалайке, гитаре, фортепиано, преподает дирижирование. У него идеальный слух. Мама также имеет музыкальное образование, прекрасно поет. Она ездила со мной на все конкурсы, переживала. Особенно было тяжело в период, когда начал мутировать и ломаться голос. Но я ни на минуту не переставал петь.

— Как вы оказались во Франции по приглашению известного актера Жерара Депардье?

— Тогда мне было лет 13. Депардье в те времена часто бывал в Украине, он дружил с тогдашним президентом. Как-то актер пригласил пятерых одаренных украинских детей к себе во Францию. Мы были у него в ресторане, он попросил что-то спеть. Когда я запел «Чорнії брови, карії очі», Жерар даже слезу пустил. Мы выступали в украинском посольстве, гуляли по Парижу. Для 13-летнего мальчишки это было невероятное приключение. У меня было очень насыщенное детство. Успевал и выступать, разъезжать по разным конкурсам, учиться в школе, играть в футбол и хулиганить.

— Сложно представить вас в образе хулигана.

— Я в детстве занимался тайским боксом. Понимал, что нужно уметь защищать себя. Это было не простое время, огромные проблемы с деньгами. Зарплаты тогда не платили по полгода, мама плакала, потому что не могла вовремя вернуть долг в 80 гривен. Она на лето устраивалась воспитательницей в лагерь и брала нас с сестрой. Денег хоть и не платили, зато мы были присмотрены и накормлены. Затем стали жить лучше, я вносил свою лепту в семейный бюджет.

А в 16 лет я уехал в Крым, где почти весь сезон пел в ресторане в Алуште. Репертуар там, конечно, был разный, приходилось петь не только классику, но и шансон. Ресторан был на 120 мест, но вокруг всегда собирался народ, чтобы послушать меня. Это был большой опыт и отличный заработок. На полученные деньги купил себе скутер. Мой преподаватель до сегодняшнего дня об этом не знает.

— Вы выбрали довольно сложный путь, исполняя в основном неоклассику. Не боитесь, что не попадете в формат?

— Путь сложный, но для меня самый правильный. Я работаю в двух направлениях: эстрада и неоклассика. Мне нравится качественная эстрада, с хорошей музыкой и смысловым наполнением. Считаю, что вся настоящая музыка строится на классике, без этого никак. Поэтому пытаюсь пропагандировать это направление и терпеть не могу это слово «формат». На Западе классику крутят на радиостанциях. Как-то ехал в Париже в такси. В машине по радио звучала классическая музыка. Я был приятно удивлен.

На сегодняшний день, мы записали новую песню «Актриса», которую презентуем в августе вместе с клипом. Также мы начинаем подготовку к моему сольному концерту, который планируем провести осенью в Октябрьском дворце в Киеве. Там будут как мои авторские работы, так и неоклассический материал.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Открыла шкаф, а оттуда на меня как вывалится все, что надеть нечего!..

Версии