Павел Мамонтов

Сильные духом

Минометчик Павел Мамонтов: "На мирной территории тоже идет война — за будущее. Она не менее тяжелая"

Маричка АЛЕКСЕВИЧ-КУРИЛО, специально для «ФАКТОВ» (Львов)

27.07.2017 6:00 1205

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Боец АТО, получивший у поселка Гранитное тяжелое ранение, не только сумел восстановиться, но и, по его словам, обрел второе дыхание: он учится по магистерской программе публичного администрирования, посещает курсы английского языка и готовится отстаивать честь Украины на международных ветеранских соревнованиях «Игры непокоренных» в Канаде

Павел Мамонтов уже привык мотаться между Киевом и Львовом. Столица — его родной город, там жена, родители и сестра. А во Львове Павел учится в Школе управления Украинского католического университета. В 2016 году он и еще четверо ветеранов АТО завоевали стипендии на обучение публичному администрированию. Уже через год Павел сможет приобщиться к реформам в государственных структурах. А пока он активно учится и помогает ветеранам отстаивать правду и искать свое предназначение в тылу.

— Сейчас, к концу учебного года, у меня голова идет кругом, — с улыбкой говорит 25-летний Павел Мамонтов, которому удалось выбежать к нам на полчаса в перерыве между занятиями в Школе управления. — Я уже закончил бизнес-школу для атовцев, посещаю курсы английского языка. Кроме того, вхожу в состав сборной Украины в «Играх непокоренных» (Invictus Games — международные соревнования бывших и действующих военных, ставших инвалидами во время службы. — Авт.). Мы в сентябре едем в Канаду. Там будут соревноваться военные из всех демократических стран мира. Это уже третьи такие состязания. Украина в них участвует впервые. Я попал в основную сборную по велоспорту и гребле.

За нашу страну, объясняет парень, заявку на соревнования подала украинская диаспора в Канаде. Из-за трудностей с финансированием государство смогло отобрать лишь 15 ветеранов в основной состав команды и еще 15 — в запасной. Для сравнения, команда США — это более сотни ветеранов. Но по поводу количества наших спортсменов Павел не очень переживает, говорит — главное, что Украина принимает участие в этих состязаниях и он вместе с собратьями сможет подать пример другим ветеранам АТО.

— Хочу показать ребятам, что ранение — это не конец, — рассказывает Павел. — Есть много занятий, в которых можно себя найти. Если бы мне до войны кто-то сказал, что я каждый день буду наматывать на велосипеде по 100 километров на скорости 55 километров в час, я бы никогда в жизни не поверил.

— Расскажите, как проходят ваши тренировки.

— У нас только закончились сборы. Распорядок такой: просыпаешься в семь утра, завтракаешь, садишься на велосипед и под руководством тренеров за три часа должен проехать 100 километров. После этого — пообедал, поспал часок и пошел на вторую тренировку. И так каждый день в течение двух недель.

Жена полностью поддерживает Павла. И не только на словах, но и личным примером.

— Недавно купил ей велосипед, — объясняет Павел, — теперь ездим вдвоем. Жене даже разрешили заниматься со мной на киевском велотреке во время подготовки к «Играм непокоренных». Супруга и в Канаду поедет болеть за меня.

— Многим ветеранам бывает сложно включиться в мирную жизнь. Что бы вы им посоветовали?

— Надо надеяться только на себя. Ну еще, может, на своих побратимов. Но не следует питать больших иллюзий. Некоторые атошники обижаются: мол, воевали и рассчитывали, что потом о них хоть немного позаботятся, а тут их иногда за людей не считают… Поэтому надо самому контролировать свою жизнь. Пока дело обстоит так, а дальше, надеюсь, будет лучше…


*"Мы с побратимами планируем месяц путешествовать на велосипедах по Соединенным Штатам, — рассказывает Павел (слева). — И сейчас активно готовимся к этой поездке"

До АТО Павел вел активный образ жизни — коньки, спортивное ориентирование, тайский бокс. Участвовал в событиях на Майдане. В день, когда подожгли Дом профсоюзов, парню едва не проломили голову. Врачи, понимая, что он чудом остался жив, говорили: «Счастливчик». Но патриотический пыл у Павла не пропал.

— Как-то на даче мы с мамой сидели у костра, и у меня на мобильном играла песня групп «Тартак» и «Ничлава» «Не плач за мною, мамо, коли я загину», я подпевал, — вспоминает собеседник. — Кстати, парень-артист, который в клипе этой песни умирает, позже действительно погиб в АТО… Мама поняла, что если начнутся активные боевые действия, я отправлюсь на войну. «Я не хочу, чтобы ты это делал, — сказала она. — Я благословения тебе не дам». А я ответил, что все равно пойду, но без ее благословения мне будет труднее.

Через несколько месяцев Павел уехал на Донбасс, и мама его благословила.

— Решение принять участие в АТО у меня не было продиктовано эмоциями, — говорит парень. — Я трезво понимал, что надо защищать территорию Украины от захватчиков, и оценивал последствия: знал, что могу получить ранение, стать инвалидом и просто не вернуться домой…

На видео, где наши бойцы освобождают Мариуполь, Павел узнал ребят, с которыми в Киеве занимался тайским боксом, и решил, что тоже пойдет в батальон «Азов». Но тут началась волокита с документами. Несколько раз заявления парня теряли, но он все-таки добился своего. И был зачислен в артиллерию.

— Меня туда не очень хотели брать, потому что я худенький, а надо тяжеленные минометы таскать, — с улыбкой вспоминает собеседник. — Но я сказал, что буду есть больше каши и терпеть.

Артиллерийской науке ребят учил «Бизон» — Анатолий Шульга.

— Этот дядя был нам как отец, — говорит Павел. — Помню, он советовал всегда иметь при себе крышечку от взрывателя мины — на всякий случай. И сам носил в кармане кучу каких-то запасных деталей, гаек… Перед боем у Гранитного «Бизон» будто чувствовал, что это будет его последнее задание. Он не разговаривал, ходил очень тихий. Никогда не брал с собой на боевые задания документов, а тут даже записи номеров телефонов родственников захватил. Раздал ребятам шевроны, трофейные патроны, которые собирал.

28 января 2015 года под поселком Гранитное «Бизон» погиб, а Павел Мамонтов получил серьезное ранение в предплечье.

— В Мариуполе меня быстро прооперировали и перевезли в мобильный госпиталь, — вспоминает собеседник. — Там военный пришел записывать, какие у кого ранения, и женщина-офицер сказала, что у меня… травма. А у меня разорваны мышцы, раздроблены кости, ожоги! Я подошел к ней и говорю: «Какие же это травмы?!» Она в ответ: «Ну ты же в окоп неудачно упал». Такого цинизма я не ожидал! В документах они все равно что-то свое написали: дескать, я из гранатомета был обстрелян в автомобиле, еще что-то. Я уже тогда понял, с какой бюрократической машиной мне придется столкнуться в будущем, чтобы доказать правду. Поэтому все свои документы тщательно хранил.

Но грустные мысли сразу отошли на задний план, когда в госпиталь приехала его девушка.

— Она в штабе узнала, где я нахожусь, и сделала мне такой сюрприз, — рассказывает Павел. — В госпитале мы решили, что поженимся. Поэтому возвращение домой для меня было очень приятным: предсвадебные хлопоты, любимая рядом.


*Сохранить руку парню помогли французские врачи

Со временем дало о себе знать ранение. Еще в госпитале раздробленные кости Павла укрепили титановыми пластинами. Однако кости под металлом начали гнить. Украинские медики удалили отмершие ткани и сделали все от них зависящее, но вылечить воина не удавалось. Надежду на выздоровление дали французские медики.

— Буквально за сутки волонтеры сделали мне визу во Францию, на следующий день я и еще один украинский боец уже были там, — говорит Павел.
Зарубежные медики провели украинским ветеранам обследование, а затем и операции. Во Франции жить очень дорого, но, к счастью, Павла с побратимом приютили у себя дома выходцы из Украины.

А дома Мамонтова ждали не только близкие и друзья, но и… штраф в 15 тысяч гривен, выписанный родной частью.

— Оказалось, что против меня началось расследование — якобы я не имел права выезжать за границу, — рассказывает собеседник. — Хотя я всех предупреждал, что французские врачи могут помочь и я воспользуюсь этой возможностью. Мне сказали, что все хорошо, можно ехать. А теперь спрашивают, какое я имел право. Мне было так досадно, что прямо заявил руководству части: «Я дам вам эти деньги, чтобы вы ими подавились». Представьте себе: штраф вместо того, чтобы поддержать своего раненого бойца.

После реабилитации Павел три месяца работал в отделе работы с ранеными в Мариуполе. Тем временем уже в столице на парня ждала бюрократическая волокита под названием «Оформи военную пенсию».

— Несколько месяцев я обивал пороги пенсионного отдела Главного управления Нацгвардии, потому что из части никак не могли прислать нужную бумажку, — вздыхает парень. — Одному подполковнику аж жалко меня стало, он лично позвонил в часть и поговорил не выбирая слов. Документ сразу же прислали. Пока я оформлял пенсию, успел поступить на магистерскую программу по публичному администрированию в Школе управления Украинского католического университета. Понял, что в стране произошло много изменений, и я тоже хочу менять свою жизнь.

Павел активно занимается самообразованием, а параллельно открыл для себя велоспорт. Говорит, что иногда приходят мысли вернуться на фронт, но он старается адекватно оценивать свои возможности:

— В АТО я был недолго — пришел в конце лета, а в январе меня уже ранило. Чувствовал, что не сделал все, что мог. Но понимал, что после ранения стану подводить ребят. И решил не сидеть, не ныть, а реализовать себя на другом фронте, который сейчас открыт на мирной территории. Здесь война идет за реформы, за будущее, поэтому она не менее тяжелая. Считаю, есть шанс что-то изменить в нашей жизни и я могу быть полезен.

Сразу после соревнований в Канаде Павел вместе с побратимами поедет в грандиозное велосипедное путешествие.

— Мой друг «киборг» с позывным «Чуб» в свое время половину Соединенных Штатов на велосипеде проехал, — рассказывает парень. — Он и предложил нам совершить такое путешествие. Поэтому мы с ребятами хотим после соревнований в Торонто отправиться сначала в Вашингтон, а затем — месяц на велосипедах по Америке! Маршрут разработаем так, чтобы проезжать те города, где большие украинской диаспоры, чтобы увидеться с бывшими соотечественниками, пообщаться.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Версии