Александр Вернигора

Особый случай

Участник АТО Александр Вернигора: «Маникюром я занялся в память о погибшей жене»

Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ» (Васильков — Киев)

09.08.2017 6:153627

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

27-летний житель Василькова Киевской области, инвалид, передвигающийся на костылях, стал популярным мастером маникюра. По желанию клиенток он работает в форме милиционера, налоговика, пожарного или даже… в генеральском мундире

Улыбчивый голубоглазый милиционер, подпиливающий тебе ноготки, — что-то не из реальной жизни. Такого просто не бывает. Однако это не профанация: Александр Вернигора не позирует с пилочкой в руках, он действительно умеет делать отличный маникюр, наращивать ногти, расписывать их, украшать стразами… И он самый настоящий милиционер, хоть и бывший. Пять лет проработал оперуполномоченным уголовного розыска, в 2014 году воевал в АТО — освобождал от боевиков Славянск, участвовал в боевых действиях. Но инвалидом Александр стал не на фронте, а в результате страшной аварии. Чудом не погиб, пережил две клинические смерти и кому. Парня буквально собирали по частям, восемь месяцев он не ходил. Удивительное для мужчины увлечение маникюром помогло Саше встать на ноги — в прямом и переносном смысле. И обрести в жизни новый смысл.

«Самое страшное воспоминание из зоны АТО — глаза ребят, видевших смерть друзей и убивавших врагов»

На встречу с корреспондентом «ФАКТОВ» васильковский мастер маникюра пришел заблаговременно. Несмотря на костыли, он передвигается на удивление быстро. При знакомстве пожимает руку. Сразу замечаю его ухоженные пальцы.

— Это мне недавно сделали маникюр в салоне красоты, — улыбается Александр Вернигора, перехватив мой взгляд. — Еще пару лет назад я бы такое даже представить не мог. Всегда сам занимался своими ногтями. Занимался — громко сказано: чикнул ножницами, как все мужики, и все. Какой там маникюр! Я же милиционером был. Окончил факультет подготовки кадров по борьбе с незаконным оборотом наркотиков академии МВД. Работал в Васильковском горотделе милиции. Преступники, круглосуточная работа, дежурства… Потом поехал в АТО.

Это была первая волна мобилизации, когда призывали сотрудников правоохранительных органов. Из каждого района отбирали крепких стрессоустойчивых ребят. Тогда, в 2014 году, из Василькова на Донбасс поехали десять милиционеров, в том числе и я. Подробно рассказывать об этом не хочу, тяжело вспоминать. Скажу только, что самым сильным и страшным воспоминанием из зоны АТО для меня остаются глаза ребят — тех, кто видел смерть друзей, кому довелось убивать врагов, будучи к этому совершенно не готовыми. У каждого из них сломанная судьба, совершенно искореженная психика. Неизвестно, сможет ли какая-то реабилитация вернуть таких парней к нормальной человеческой жизни.

— А как адаптировались вы сами?

— Нам с ребятами повезло. Все выжили и уцелели. Приехав домой, я вернулся к работе и вскоре на свадьбе дочери моего крестного встретил свою любовь, Валентину. Мы расписались, и первые полгода я был самым счастливым человеком на земле. А в ночь на 24 октября 2015 года случилась беда. Мы с женой возвращались домой из соседнего села. Я сидел за рулем, совершенно трезвый — это подтвердила и экспертиза. Что случилось на трассе, не знаю — стерлось из памяти. Может, ослепили встречные машины, может, автомобиль потерял управление. Помню только, что очнулся в больнице, на растяжках, под капельницами. Узнал от врачей, что у меня была оторвана стопа, вырвана коленная чашечка, раздроблена куча костей, в том числе тазобедренные суставы. Что я восемь дней находился в коме, пережил две клинические смерти. Врачи буквально собирали меня по частям, вживляя в тело титановые пластины. Восемь месяцев я не ходил, и все это время переживал, как там моя жена. Спрашивал врачей, родственников, но мне никто ничего не говорил. Лишь спустя время узнал, что Валя тогда погибла на месте. Она была на шестом месяце беременности…

— Господи! Как вы это пережили?

— Бог не дает испытаний, которые человек не мог бы вынести. Конечно, мне было очень тяжело. Я до сих пор восстанавливаюсь — как морально, так и физически. Заставлял атрофировавшиеся мышцы работать, заново учился ходить. В милицию, то есть уже полицию, я не вернулся. Встал на учет на бирже труда, четырежды пытался пройти собеседования и везде слышал одно и то же: «Зачем ты нам такой нужен?» И вот тогда пришла идея заняться маникюром. Согласен, это профессия необычна для мужчины в принципе, и уж тем более для бывшего милиционера. Но я решил освоить такое дело в память о жене: Валя всегда хотела работать в салоне красоты, но так и не успела реализовать свою мечту. Теперь я очень рад, что стал маникюрщиком: делая девушек красивыми, могу еще и неплохо зарабатывать.

«Новых отношений не завязываю, у меня еще слишком жива любовь к Валентине»

— Где вы учились азам новой профессии?

— Просто пришел в салон красоты и спросил, нужен ли им мастер-мужчина, — рассказывает Александр. — Ничего еще тогда не умел. Хозяйка посмотрела на меня, мы поговорили, и она согласилась помочь. Несколько недель обучала меня, попутно я практиковался на себе: обрезал кутикулу, пилил ногти. Разве что не красил их, даже ради пробы. Считаю, что для мужчины это недопустимо. Кроме того, изучал разнообразные техники по видео-урокам, штудировал литературу. Наконец стал пробовать работать с клиентками. К моему удивлению, все получилось. Хотя, если честно, очень боялся порезать или уколоть девушку острыми ножницами. Первое время у меня жутко болели руки от непривычной нагрузки на кисти и пальцы. Потом приловчился. За минувший год научился практически всему — любая форма, гель-лак, рисунки, украшения, роспись, амбре, лунки, наращивание…


*"Совместить маникюр с костюмированным шоу я решил, чтобы привнести в этот привычный процесс свежую нотку, — рассказывает Александр. — Если, например, изображаю «следователя», в шутку направляю лампу в лицо и «допрашиваю». Клиенткам нравится". Фото автора

— А педикюр?

— Пробовал, но оказалось, что для многих клиенток это слишком интимный процесс. Бывало, привожу девушке в порядок ноги, а она начинает рассказывать о своих сокровенных фантазиях, говорит, что в моих руках ей лучше, чем с мужем в постели. После нескольких таких случаев я решил с педикюром завязать.

— Признайтесь: несмотря на костыли, у вас от поклонниц отбоя нет?

— Хватает. Но я никаких отношений не завязываю, у меня еще слишком жива любовь к жене. А ведь пока сердце не отпустит одну женщину, рано заводить другую. Иначе волей-неволей будешь сравнивать. Но друзей-девушек действительно появилось много. Я научился больше понимать женщин, находить к каждой подход. Ведь, кроме красивых ногтей, клиентки должны получить позитивные эмоции, радость. Одних нужно успокоить, других просто выслушать, с третьими пошутить. Часто приходит на помощь… форма.

Совместить маникюр с костюмированным шоу я решил, чтобы привнести в этот привычный процесс свежую нотку, разнообразить его. У меня есть форменная одежда милиционера, пожарного, сотрудника налоговой инспекции, генерала. Но все они старого образца. Использовать современную униформу не имею права, иначе это будет расцениваться как оскорбление чести и достоинства. Я не просто надеваю мундир, а вживаюсь в роль. То есть если я «генерал», имитирую начальственный голос, военный сленг, могу и кулаком по столу стукнуть. Если, например, «следователь» — в шутку направляю лампу в лицо и «допрашиваю». Клиенткам нравится, часто оставляют хорошие чаевые.

Но все это только по желанию. Если женщине просто нужно привести в порядок ногти и уйти, ничего не навязываю. Есть у меня и деловые барышни, которые во время маникюра консультируются насчет юридических сложностей или судебных процессов. Есть такие, кто просто делится жизненными ситуациями. Некоторые истории меня просто поражают. Например, одной моей клиентке изменил муж. Вместо того чтобы закатить скандал, она разыскала его любовницу и… подружилась с ней. Мужчина и не подозревает, что жена и любовница общаются, поддерживают друг друга, зорко следят, чтобы он не пил, не тратил слишком много денег. Когда у мужчины на горизонте появилась третья барышня, они вдвоем скооперировались и быстренько ее оттерли. За год работы я узнал столько хитростей и уловок, с помощью которых слабый пол вертит сильной половиной человечества, что теперь точно знаю: поговорка «мужчина голова, а женщина шея» — правда.

— Вы стали неплохим психологом.

— Бывает, даю дельные советы. Как-то раз во Львове (я учусь там в школе бизнеса финансовому консультированию) попал в компанию одного частного предпринимателя и троих друзей-миллионеров. Ребята оказались дружелюбные, открытые. Разговорились о семейных отношениях. Двое бизнесменов пытались убедить третьего проводить с близкими больше времени, выделять для жены и детей (а у него их аж пятеро) отдельный день. Тот не соглашался: «У меня свое видение. Я обеспечиваю семью всем. У меня дом — полная чаша. И я не обязан тратить на них целый день, потому что в выходной хочу иметь время для собственных дел». Тут я возьми и спроси его: «А вы уверены, что все пятеро детей — ваши?» После моего вопроса миллионер двадцать минут сидел с остекленевшим взглядом и ни с кем не разговаривал.

Когда через несколько месяцев я снова встретил этого мужчину, он рассказал, что, вернувшись тогда из Львова домой, потратил 50 тысяч гривен и сделал детям ДНК-экспертизу. Убедившись, что все отпрыски — его, выдохнул с облегчением, но с того дня стал каждое воскресенье отключать телефон и проводить день исключительно с близкими. Позже мне со скрытого номера позвонила его жена и поблагодарила. Сказала, мол, даже не надеялась, что ее муж станет таким хорошим семьянином. Мне, конечно, было очень приятно.

«Через пару лет обязательно откажусь от костылей. Я упорно занимаюсь, развиваю мышцы»

— Я и своим клиенткам говорю, как важно уделять внимание себе, друзьям, семье, уметь полноценно отдыхать, заниматься спортом, — продолжает Саша.

— Вам тоже на все это хватает времени?

— Начнем с того, что у меня… четыре официальных места работы. Я зарегистрировался как физическое лицо — предприниматель и занимаюсь, например, обшивкой салонов автомобилей, изготовлением мебели под заказ. Плюс к этому — работа мастера маникюра и учеба в школе бизнеса. Что касается отдыха, то я сам хозяин своего времени. Хочу — работаю, хочу — отдыхаю. Это очень удобно.

— Как родители и бывшие коллеги-правоохранители отреагировали на вашу новую профессию?

— Родители сначала удивлялись, а теперь радуются, что я ожил. Ведь долгое время после аварии у меня случались приступы жуткой депрессии, когда целыми днями сидел, закрывшись в комнате, не спал и не ел. С тех пор как появилось любимое дело, такого не бывает. Бывшие коллеги долго не верили, что я стал маникюрщиком, пока не убедились в этом воочию. Теперь приходят ко мне приводить ногти в порядок.

— Клиентов-мужчин у вас много?

— Конечно, меньше, чем женщин, но они есть. Один даже предлагал мне сто долларов, если я ему ногти накрашу. Я вручил ему флакончик и сказал: «Крась сам. Я ни за какие деньги не буду мужику ногти рисовать». Большинство клиентов-мужчин записываются ко мне на вечер, чтобы их меньше видели. Стесняются, дескать, их неправильно поймут, засмеют. Я убеждаю, что следить за своей внешностью и быть опрятным абсолютно не стыдно.

Расскажу один интересный случай. Мой друг попросил совета. Сказал, что полгода встречается с девушкой, они прекрасно проводят время вместе — гуляют, разговаривают, смеются. Но до поцелуев и тем более близости дело никак не доходит. Я посмотрел на его руки — грубые, с обломанными грязными ногтями (он работает мастером на заводе) — и пригласил к себе в салон. Сделал ему маникюр, посоветовал хороший мужской парфюм. На следующий день друг позвонил счастливый — все у них сложилось, как он мечтал.

— А о чем мечтаете вы?

— Через пару лет обязательно откажусь от костылей. Я упорно занимаюсь, развиваю мышцы. Кроме того, думаю о себе как о здоровом человеке, а не об инвалиде. У меня инвалидность II группы, удостоверение участника боевых действий. Но своими льготами я не пользуюсь, всегда плачу за проезд. Поскольку нормально зарабатываю, то не вижу смысла забирать выручку у водителей. Другое дело, если речь идет о ребятах, которые потеряли на войне здоровье, стали инвалидами и не могут себя обеспечивать.

Планы у меня наполеоновские. К 30 годам собираюсь купить квартиру, хотел бы встретить любимую женщину, жениться, обзавестись детками. А в 35 думаю… стать миллионером. Это позволит обрести полную финансовую свободу, чтобы помогать людям с ограниченными возможностями реализовать себя, открыть бизнес, встать на ноги. Многие из них очень способные, целеустремленные, просто не знают с чего начать. А общество на инвалидах ставит крест. Однако часто человек, переживший беду, но не сломавшийся, гораздо более трудолюбивый и крепкий, чем тот, кто никогда не сталкивался с серьезными трудностями. Когда клиентки начинают жаловаться на проблемы, я иногда рассказываю свою историю. Девушки понимают, что в сравнении с тем, что пережил я, у них в жизни — все хорошо. И уходят счастливыми.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Одесса, рынок. Крупных размеров дама подходит к контейнеру с кофточками и спрашивает у продавца: — А что-нибудь веселенькое на меня есть? — Нет, мадам. Вас хочется... обнять и плакать.

Версии