Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Виктор Юрченко

Подробности

Ветеран АТО Виктор Юрченко: «Недавно покорил Казбек. А ведь когда вернулся с фронта, даже стоять было тяжело» (фото)

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

15.08.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Занятия спортом помогли 53-летнему старшему лейтенанту запаса настолько восстановить здоровье, что во время подъема на гору он нес 25-килограммовый рюкзак

— Мне выпала честь служить в 36-й бригаде морской пехоты, — говорит участник АТО, старший лейтенант запаса 53-летний Виктор Юрченко из Житомира. — В Вооруженные Силы попал по мобилизации, прослужил 14 месяцев. В АТО побывал дважды. Второй раз с конца января по конец июля 2016-го. На фронте почти все время с утра до вечера приходилось ходить в бронежилете, который весит более десяти килограммов. И это не считая веса оружия, боеприпасов, снаряжения. Нагрузки не прошли бесследно — возникли деформации (протрузии) межпозвонковых дисков.

Когда в конце июля прошлого года вернулся домой, жена настояла, чтобы я пошел в областную больницу, где мне сразу выписали путевку на реабилитацию в бальнеологический курорт Деныши (Житомирская область) — нужно было лечить позвоночник. До войны я занимался альпинизмом и скалолазанием. Поэтому радоновые ванны и физиотерапевтические процедуры, которые мне прописали в санатории, решил дополнить спортивными занятиями — потихоньку начал бегать. Постепенно наращивал дистанцию, с августа по конец декабря 2016 года намотал 750 километров. А за первые полгода 2017-го — еще более 1100 километров.

В конце мая на соревнованиях в Киеве пробежал свой первый в жизни марафон — 42 километра. Еще на нескольких турнирах преодолел дистанцию полумарафона. Количество таких состязаний я уже просто перестал считать. Кто сам не пробовал бегать на большие расстояния, тот не поймет, как это здорово! Кроссы не только улучшают самочувствие, но и помогают настроиться на конструктивный лад (во время адаптации к мирной жизни это особенно важно). А еще благодаря спортивным занятиям я познакомился с хорошими умными людьми — общение имеет огромное значение.


*В сентябре прошлого года на соревнованиях «Космический марафон» (забег так назван, потому что проводится на родине основоположника советской космонавтики Сергея Королева — в Житомире) Виктор пробежал полумарафон — 21 километр

— Что посоветуете желающим последовать вашему примеру?

— На первых порах не стоит бегать на скорость, тем более пытаться ставить рекорды. Лучше начинать с щадящего темпа — трусцой. Дистанцию следует увеличивать постепенно, прислушиваясь к своему организму. Кому тяжело, может просто быстро ходить. Главное, делать это регулярно. Тем, кто много бегает, особое внимание нужно уделить обуви — на кроссовках экономить нельзя. Лучше приобрести специальные беговые, с хорошо амортизирующими подошвами. Это позволит до минимума свести нагрузку на суставы и позвоночник.

Проблемы с позвоночником возникают у многих участников АТО — из-за бронежилетов. Слышал, что больше четырех часов подряд носить это средство защиты не рекомендуется, но на передовой часто приходилось быть в «бронике» постоянно. Во время реабилитации лишь одними физическими упражнениями не стоит ограничиваться. Меня лечил врач Александр Марусич с помощью своей авторской методики — сочетание иглоукалывания, массажа и лекарственных средств («ФАКТЫ» в номере за 2 июня этого года рассказывали, как Александр Анатольевич сумел вернуть ветерану войны Игорю Павлову обоняние и ощущение вкуса, утраченные из-за тяжелого ранения, полученного на фронте. — Авт.). Марусич работает в клинике, которую открыла в Киеве вынужденная переселенка из Крыма Светлана Синенко. Там бесплатно прошли курс лечения более 300 участников АТО и волонтеров. Я тоже попал в их число, за что благодарен всей команде медиков.

— Знаю, что на днях вы вернулись из Грузии после восхождения на Казбек. Как организм перенес экстремальные нагрузки?

— Успешно. Я чувствовал, что у меня достаточный запас сил, чтобы подняться на эту гору высотой 5033 метра. Опыт подобных восхождений у меня был: в предвоенном 2013 году я с товарищами покорил самую высокую вершину Альп — Монблан (4810 метров). После возвращения с войны хотелось вновь испытать себя горами. Моя дочь (она тоже увлеклась альпинизмом) рассказала, что ее инструктор Александр Ткачук поведет в конце июля группу из Киева на одну из самых высоких и красивых гор Кавказа. Я связался с Александром, и он взял меня в эту экспедицию.


*На вершину Казбека Виктор Юрченко (в центре сидит) взял с собой флаг Украины с автографами побратимов и флажок морской пехоты. Фото со страницы Виктора Юрченко в «Фейсбуке»

— Сколько весил ваш рюкзак?

— Когда начинали восхождение — больше 25 килограммов. Но ничего, спина выдержала. Первая ночевка у нас была на трех тысячах метров. Это высота, где еще растет трава. Выше — камни да лед. Базовый лагерь разбили на 3800 метрах. Оттуда совершили разведочный выход на Главный Кавказский хребет, но попали в сильный туман с ветром и вернулись в лагерь. Следующий день посвятили тренировкам — отрабатывали действия на случай, если кто-то провалится в трещину. Дело в том, что нам предстояло пройти ледник, испещренный щелями. Некоторые из них открытые, их хорошо видно. Но есть и засыпанные сверху снегом, незаметные. Поэтому преодолевать ледник нужно обязательно в связке друг с другом: если кто-либо провалится в трещину, остальные вытащат его на поверхность.

— Как прошел штурм вершины?

— На одном дыхании. Мы проснулись в час ночи и в 2.15 начали восхождение. Брали с собой только самое необходимое: веревки, кошки на обувь и другое снаряжение, немного еды и питье в термосе.

— Почему вышли ночью? В темноте ведь запросто можно не заметить трещину во льду.

— Чтобы избежать другой угрозы — попасть под камни, которые сыплются с почти отвесной стены, иногда выкатываясь далеко на ледник (одни размером с кулак, другие — с футбольный мяч, а бывают огромные). Ночью, когда стоит сильный мороз, камни примерзают и вероятность их падения резко уменьшается. Днем пригревает солнце, булыжники оттаивают и то и дело валятся вниз. Так что преодолевать такой участок предпочтительнее ночью или в первой половине дня. Дорогу мы освещали налобными фонариками. Сначала шагали по каменным россыпям морены (ледниковые отложения. — Авт.). Через некоторое время вышли на снег, надели кошки и достали ледорубы. Дальше двигались в связках.

Когда показалось солнце, пришлось несколько раз наносить на лицо крем с большим фактором защиты. Если бы этого не делали, то получили бы ожоги кожи. Около 8.30 утра мы поднялись на вершину. Она представляет собой площадку примерно 20 на 10 метров. Вместе с нашей группой на гору поднялся альпинист из Азербайджана по имени Шахрияр. Он прихватил с собой свежие груши, и мы полакомились фруктами на пике Казбека. Погода стояла хорошая. Я развернул флаг Украины, на котором оставили автографы мои побратимы по 36-й отдельной бригаде морской пехоты, а также небольшой малиновый флажок морской пехоты.

Знаете, когда в 2015-м по мобилизации попал в армию, мне исполнился 51 год. Думал, какой из меня в таком возрасте воин? Оказалось, вполне нормальный. Я даже заслужил право носить черный берет морского пехотинца. Для этого следовало пройти испытание. Оно началось с забега на восемь километров с полной выкладкой по полосе с препятствиями. Я бежал со взводом разведки. Нас было человек двадцать. Добрались до берега речки Ингул. Там требовалось протащить по песку большую шлюпку. Справились. Затем самое сложное: зайдя по пояс в очень холодную воду (дело было в середине ноября), мы волокли шлюпку по Ингулу.

Черные береты нам вручал лично командир бригады — такова традиция. Мы дали клятву морского пехотинца. В ней есть фразы: «Морський піхотинець ніколи не здається в полон», «морський піхотинець продовжує виконувати поставлену задачу, навіть якщо в живих він залишився тільки один». Когда я произносил эти слова, у меня аж мороз по спине прошел. Последний пункт клятвы: «Я ніколи не завдам шкоди своїй державі».

Клятва морского пехотинца — устная, за нее нигде не расписываешься. И отвечаешь за ее соблюдение только перед своей совестью и товарищами. Более того: данный обет с дембелем не заканчивается — он бессрочный. Вспоминаю об этом каждый раз, когда слышу о сомнительных разборках с участием ветеранов АТО. Кстати, если кто-либо из морских пехотинцев окажется на улице в пьяном виде, побратимы сорвут с него шевроны, знаки отличия и заберут берет. Назад горе-боец его уже никогда не получит.

На войне я полгода был командиром взвода связистов. Комбат говорил мне: «Если, не дай Бог, в твоем подразделении погибнет боец, поедешь к его родителям, посмотришь матери в глаза и объяснишь, почему так произошло». Спасибо судьбе за то, что меня миновала эта участь.

P. S. Вернувшись с Кавказа, Виктор Юрченко начал подготовку к марафонскому забегу, который пройдет в октябре в Киеве.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...

Версии