Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Сергей Рыков

Перед лицом «ФАКТОВ»

Сергей Рыков: "От Блаженнейшего митрополита Владимира я получил главный в жизни совет: "Занимайся своим делом…"

Ирина ДУБСКАЯ, «ФАКТЫ»

23.08.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

26 августа известному украинскому офтальмологу, многие годы борющемуся с детской слепотой, исполняется 60 лет

— Как вы сами бы представились читателям нашей газеты?

— Украинский офтальмолог и доктор Айболит, как часто называют меня малыши. Много лет смотрю в глаза детям, пытаюсь сделать все, что в моих силах, чтобы они хорошо видели, и не упустить время, когда зрение ребенку можно вернуть, избавить его от косоглазия. А официально у меня много должностей, в частности, заведующий кафедрой офтальмологии Национальной медицинской академии имени П. Л. Шупика, глава Ассоциации детских офтальмологов Украины. Я также являюсь экспертом Всемирной организации здравоохранения по борьбе со слепотой.

— Ваш любимый цвет, запах, продукт, напиток?

— Мне нравятся все пастельные приглушенные цвета, которые не режут глаз: например, как сейчас говорят, «утомленная лаванда» или «розовый пепел». Люблю запах розы и вообще этот цветок. Продукт? У меня аллергия на сельдерей, а кроме него все продукты подходят.

Но самое любимое блюдо — кисель из ананаса, который меня научила готовить всенародно любимая актриса Ада Роговцева. Надо очистить и натереть на крупную терку ананас, затем развести в воде крахмал, заварить и охладить кисель. Невероятно вкусно!

А из крепких напитков, как всем рыбакам, хирургам и ответственным людям, мне нравится виски. Качественный продукт. Но есть и украинский бренд — самогон. Если он качественный, такой, как делает моя соседка в селе, стоит попробовать. Это тягучая зеленая гороховая самогонка.

— Чем для вас пахнет детство?

— В доме у маминых родителей, моих деда Матвея и бабы Татьяны всегда стоял аромат домашней еды. А как выйдешь на улицу, помню, был запах пыли. Отец вернулся с войны в небольшой городок Узин, там встретил мою маму, там родились сестра и я. Мы жили на окраине. Бабушка рассказывала, что еще с XIX века, когда здесь появился шинок, местность стали называть «Голосрачевкой»: мужчины иногда пропивали последние штаны — оставляли их в залог, если не было денег расплатиться за выпивку, да так и отправлялись домой. А вообще, Узин известен тем, что там был большой военный аэродром (отец здесь работал). Прославил городок наш земляк, космонавт Павел Романович Попович. Когда мне было семь лет, семья переехала в Белую Церковь. Там я окончил школу, а затем после мединститута работал врачом в детской больнице.

— Счастье — это что? Вы счастливый человек?

— Однозначно счастливый. Если бабушка с дедушкой, мама с папой вымолили ребенку счастье — этот ребенок будет любимым, счастливым и, как говорят, поцелованным Богом. Для меня баба Татьяна вымолила счастье.

— В чем вам видится смысл жизни?

— Когда-то я решил, что медицинского образования мне мало, что надо бы поступить в духовную академию и учиться экстерном. Просто чтобы приобрести новые знания. Пошел за благословением к блаженнейшему Владимиру. Мы были с ним в очень добрых отношениях. Он говорит: «Доктор, у вас есть еще какие-то желания?» Говорю: «Да. Мне нужно написать книгу по детской офтальмологии». После чего я получил благословение на написание книги и совет: «Занимайся своим делом…» Поэтому я считаю, что смысл жизни — это все-таки заниматься своим делом, быть цельным и идти своей дорогой.

— Что такое любовь?

— Любовь — это искра, увлеченность кем-то. Бывает ранняя, поздняя, у меня была самая сильная в 40 лет. Любовь приходит по степени твоей зрелости, интеллекта и подготовленности. Я никогда в жизни не упрекаю тех людей, которые сходятся, расходятся. Взаимная любовь встречается, думаю, в одном случае из двух тысяч. И это ценнейший дар.

— Вы хорошо помните самый счастливый день в своей жизни и самый непростой?

— Непростых не помню, потому что у меня никогда не было простых дней. Ну конечно, самые тяжелые дни — это смерть родителей. К этому моменту нельзя быть готовым. Горе очень трудно пережить.

А самый счастливый день — это, наверное, защита докторской диссертации, получение диплома доктора медицинских наук. Мой покойный отец мечтал, чтобы я стал профессором, сделал карьеру, а он мог с гордостью рассказывать об этом однополчанам, с которыми регулярно встречался. Ему нравилось присылать ко мне на консультацию своих друзей. Мама же хотела, чтобы я был просто здоровым, чтобы я никуда не ездил, нигде не простыл, чтобы надел в непогоду плащ. Она звонила ко мне в приемную и спрашивала, в чем я пришел на работу.

Диплом доктора медицинских наук я получил, когда отца уже не было в живых. Я поехал на его могилу, показал, что у меня есть диплом… Для меня это было важно. Уже потом мы с друзьями отметили событие и, как положено, вместе порадовались.

— Чего вы ни за что на свете не сможете простить другим людям?

— Для меня этот вопрос звучит неправильно: я православный человек, исповедуюсь и во время исповеди прощаю людям все. Но простить — это одно дело, а вот забыть… На тебя опять находит какая-то волна несправедливости — и ты снова идешь на исповедь, и еще раз говоришь обо всем священнику. Важно научиться прощать.

— Что-то может довести вас до слез?

— Когда тяжело болел блаженнейший Владимир, с которым мы очень много общались, я ночью подумал: что будет, если его не станет? Проснулся, а подушка мокрая от слез… Такое было в моей жизни.

— Какими качествами нужно обладать, чтобы добиться успеха?

— Однажды журналисты брали интервью у моей мамы. Я в то время уже был главным врачом Киевского центра микрохирургии глаза и главным специалистом Минздрава Украины. Словом, выбился в люди. Маму спросили: «Как вы воспитывали Сергея?» И она ответила: «Просто він у мене таким вдався…» По классификации моей мамы, люди или «вдаються», или «не вдаються». В это понятие входит все: и профессионализм, и желание достичь чего-то, и упорство идти вперед, быть лидером. Я с детства был лидером — пионерским, затем комсомольским, партийным. Когда работал в Белоцерковской детской больнице (ее главным врачом была и сейчас остается Елизавета Ивановна Богородская, мой наставник), мы столько всего интересного и нужного людям организовывали! Надо просто никогда не опускать руки и нельзя оставаться равнодушным к тому, что делаешь.

— Есть ли у вас личная формула успеха?

— Каждый день в своем деле продвигаться на шаг вперед. Сегодня тяжело, завтра станет легче. Ни одна проблема не должна выбить тебя из колеи и заставить изменить планы: если запланировал писать книгу, построить сарай на даче, завести собаку, поехать на конгресс, значит, надо все это сделать.

— Какую роль в вашей жизни играют деньги?

— Мы жили небогато, но моя мама никогда не одалживала у других деньги и научила нас этого не делать. Поэтому нам всегда хватало того, что мы зарабатывали.

— Что для вас означает быть свободным?

— Я никогда не был свободным, так как работал и работаю в бюджетной сфере. Приходится считаться с этим.

— Испытываете ли вы страх перед смертью?

— Нет. Неверующий человек может бояться смерти. А в христианстве смерть, как и рождение, — это счастье.

— Что вы станете делать, узнав о том, что вам осталось прожить ровно семь дней?

— Жил бы в том же ритме, потому что уже ничего не изменишь.

— Вы никогда не задумывались над тем, есть ли жизнь после смерти?

— Есть.

— Что вы вкладываете в понятие добра и зла?

— Если речь идет о людях, то я считаю, что нет недобрых людей. Один и тот же человек для кого-то злой, а для кого-то — добрый. Я, например, очень люблю конфликтных пациентов. Они приходят с жалобой на какого-то врача, еще на что-то. Надо войти в положение человека, выслушать его, понять, чтобы он почувствовал, что ты искренне хочешь помочь, разобраться во всем. Нельзя отталкивать таких людей. Обычно, разобравшись в ситуации и выяснив все нюансы, мы расстаемся друзьями. Зла на тебя человек уже не держит.

— Вас часто предавали?

— Такое бывало.

— Что вам помогло преодолеть периоды полного отчаяния?

— Периодов полного отчаяния у меня не было. Но когда появляются серьезные проблемы, рядом остаются только люди, в которых ты действительно никогда не сомневался, самые родные, искренние, надежные. Они не дают отчаяться. Остальные исчезают из твоего поля зрения.

— Что в жизни представляется вам самым непростым?

— Разбираться в людях и налаживать взаимоотношения между ними, выбирать учеников, в которых не разочаруешься. Горжусь тем, что под моим руководством защищено три докторских и семь кандидатских диссертаций. Сейчас готовится еще восемь кандидатских и одна докторская. Один из моих учителей, ныне покойный академик Николай Маркович Сергиенко как-то сказал: «Мое хобби — это общение с интеллектуальными людьми». С возрастом понимание этого пришло и ко мне… Уже не рыбалка, не живопись меня увлекают больше всего…

Непросто бывает организовать «мозговой штурм»: вместе собрать опытных и молодых ученых, объединить их для решения важной задачи. Но когда это получается, когда есть результат, испытываешь огромную радость. Например, благодаря дружбе с замечательным ученым, руководителем Института проблем регистрации информации НАН Украины академиком Вячеславом Васильевичем Петровым, мы сделали необыкновенное открытие по использованию микропризм в лечении косоглазия у детей и получили за это премию Кабинета министров Украины.

— Существует ли Бог?

— Да, я в это верю.

— Случались ли в вашей жизни чудеса?

— Вокруг много чудес. Надо их замечать. Во многих монастырях существуют даже списки чудес, исцелений, которые произошли, когда люди молились перед чудотворными иконами. Я их читал. А в жизни тоже видел, когда сильная искренняя молитва мгновенно исправляла ситуацию.

— Сколько времени вы смогли бы прожить на необитаемом острове и что взяли бы с собой?

— Взял бы обязательно набор блесен, спиннинги, чтобы заниматься рыбалкой, газету «ФАКТЫ» и планшет с возможностью подзарядки (какие-нибудь солнечные батарейки), чтобы заходить в «Фейсбук». Помню, Ада Роговцева, отвечая в вашей газете на этот же вопрос, сказала, что взяла бы столько книг, сколько смогла бы донести…

— В какую эпоху вам хотелось бы жить и с кем из представителей этой эпохи пообщаться?

— Хотел бы быть учеником своего кумира, всемирно известного офтальмолога Владимира Петровича Филатова, жившего в начале прошлого века, говорить с ним на профессиональном языке, потому что он сделал невероятно много, продвигал новые идеи прикладной офтальмологии, разрабатывал научные подходы. Еще один замечательный человек — практик, ученый — Святослав Федоров, наш современник, который основал свою школу, привнес самые передовые европейские технологии в нашу практику. Это люди, перед которыми я преклоняюсь.

— Как вы считаете, красота действительно может спасти мир?

— Мир на этом держится. Он уже спасен.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...

Версии