Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
Николай Сядристый подкованаая блоха

О времени и о себе

Николай Сядристый: "Подкованная блоха — одна из самых простых моих работ" (фото)

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

06.09.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Автору уникальных микроминиатюр народному художнику Украины исполнилось 80 лет

Народный художник Украины Николай Сядристый принимал поздравления с 80-летием в окружении своих поражающих воображение работ — в Музее микроминиатюр, расположенном на территории Киево-Печерской лавры. Пока мы дожидались возможности пообщаться с юбиляром, одна из сотрудниц музея обратила наше внимание на неприметную фотографию на стене.

— На ней запечатлена бабушка Николая Сергеевича в свой сотый день рождения, — сообщила собеседница. — Эта женщина дожила до 113 лет. Она родом из Турции. Дедушка Сядристого привез ее молодой девушкой с войны.

«В студенческие годы я встречался с Никитой Хрущевым. Лидер СССР сказал мне: «С вашим трудолюбием вы объездите весь мир»

— Большинство людей знают Николая Сядристого как феноменального мастера микроминиатюр, но в молодости он был еще и членом сборной СССР по подводному плаванию, являлся абсолютным чемпионом Украины по этому виду спорта, нырял с задержкой дыхания до шести (!) минут, — продолжает сотрудница Музея микроминиатюр Николая Сядристого. — Николай Сергеевич читает по 1000 страниц в день, запоминая большие объемы текстов. Это помогло ему состояться еще и как историку и философу. Он автор ряда книг, разоблачающих Ленина и других диктаторов. В этом зале помещены цитаты вождя большевиков, изобличающие его бесчеловечную сущность. Примечательно, что решительный бой против крестьян Ленин намечал на 1931 год: «Будет такой бой, которого мир не знал. Не надо ни пуль отливать, ни виселицы строить». Да, голод — страшное оружие. Он был организован в Украине на год позже, чем намечал Ленин.


*Николай Сядристый принимает поздравления. Цветы художнику вручает одна из сотрудниц Музея голодомора. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

— Вы знаете сколько людей уничтожил Ленин? Более 15 миллионов, еще около 400 тысяч образованных людей выдворил за границу, — заявил нам Николай Сядристый. Было видно, что сейчас он живет историческими исследованиями. — Я прочел все 55 томов Ленина. К чему он призывает в своих работах? Убивать, убивать…

Портрет Ленина, который размещен в Музее микроминиатюр Николая Сядристого, лишь на первый взгляд кажется обычным рисунком, выполненным тушью. Возле него лежит увеличительное стекло — чтобы посетители могли посмотреть на изображение вооруженным глазом. Сквозь лупу видно, что каждая линия — это ряды мельчайших букв.

Оказалось, эту работу Сядристый выполнил, будучи студентом, в 1960 году. Вначале иглой начертил линии, затем очень тонким пером и тушью написал на них тексты трех сочинений Ленина буквами разных размеров. В результате получился портрет вождя большевиков.

Власти в те годы вбивали в головы людей лозунг: «Ленин — самый человечный человек». Прочтя его сочинения, студент Сядристый ужаснулся жестокости Ленина. Он пришел на кафедру марксизма-ленинизма и заявил преподавателю: «Так ведь он хуже Гитлера!» Профессор в ответ посоветовал Николаю больше никому такое не говорить — если не хочет накликать на себя большие неприятности. К счастью, этот человек оказался порядочным — не донес на смелого студента.


*Николай Сядристый — мастер спорта СССР, абсолютный чемпион Украины по подводному спорту

— В том же 1960 году на листе ватмана размером 48 на 36 сантиметров я написал речь Хрущева, которую он произнес во время визита в США, — рассказывал «ФАКТАМ» Николай Сядристый. — Высота букв — один миллиметр. Я слегка изменял в разных местах толщину линий и ширину букв, за счет чего получился портрет Никиты Сергеевича. То есть это одновременно и стенограмма речи, и картина. Эту работу я выполнил в 1960 году, будучи студентом Харьковского сельхозинститута. О ней узнали в обкоме партии, меня вызвали туда и предложили передать портрет Хрущеву. Я сказал, что желаю вручить лично. Хотелось увидеть Никиту Сергеевича, ведь тогда началась «оттепель» и лидер СССР был всенародным кумиром. Вскоре Хрущев посетил Харьков, возвращаясь из Крыма в Москву. Меня пригласили на встречу с ним. Предупредили, что в моем распоряжении ровно 15 минут, проинструктировали, что говорить, даже вручили текст.

Я очень переживал, зашел в туалет умыться и выбросил ту бумажку, ведь и без чиновников знал, что скажу Никите Сергеевичу. Меня проводили в зал, где за длинным столом сидело харьковское начальство. Хрущев за что-то ругал чиновников, энергично ударяя кулаком по столу. Взглянул на меня, протянул руку и представился: «Хрущев». Я ему: «Мыкола». Он внимательно рассмотрел мою работу и улыбнулся: «Боже, да ты изобразил меня лучше, чем я есть! А речь-то какая длинная, неужели я столько наболтал?» А я ему: «Никита Сергеевич, вы сделали великое дело, миллионы осужденных выпустили из лагерей. Это никогда не будет забыто». Хрущев расчувствовался, начал рассказывать о скульпторе Галине Кальченко (автор установленных в Киеве памятников Ивану Котляревскому и Лесе Украинке. — Авт.). Затем говорил о себе и о власти. Запомнилась его фраза: «Радикальные политические перемены в обществе могут делать либо гении, либо сумасшедшие». Прошло довольно много времени. Думаю: 15 минут истекло, пора уходить. Стал двигаться к выходу. Но охранник наступил мне на ногу и прошептал на ухо: «Стой!» Хрущев проговорил со мной больше часа. На прощание сказал: «С вашим трудолюбием и культурой труда вы объездите весь мир».


*Николай Сядристый (справа) с матерью и братом

Сохранилась фотокопия портрета, подаренного Никите Сергеевичу. Оригинал сгорел, когда Хрущева освободили от всех постов и он начал писать мемуары. Думаю, КГБ решил не унижать его негласными обысками, поэтому дом подожгли. Впрочем, Хрущев все равно переправил мемуары на Запад. Об этом мне рассказала его дочь Рада.

Беседа с Никитой Сергеевичем очень помогла мне в жизни. Скажем, я без проблем поступил в художественное училище. В 1967 году благодаря лидеру Советской Украины Петру Шелесту впервые поехал за границу, причем сразу в капиталистическую страну — Канаду. Там мои микроминиатюры имели невероятный успех. Их увидел Рудольф Кликс, главный художник Торгово-промышленной палаты СССР. Затем он постоянно приглашал меня участвовать в выставках за границей.

Мне доводилось встречаться с лидерами некоторых стран. Среди высшего руководства было немало скучных людей. Зато блестящим умом, ассоциативным мышлением обладали бывший лидер Польши Войцех Ярузельский, глава ООН Перес де Куэльяр, экс-президенты Австрии Томас Клестиль и Германии Йоханнес Рау, бывший президент Ирана Мохаммед Хатани.


*Бабушка Николая Сядристого Клавдия в день своего 100-летнего юбилея в 1946 году. Рядом с ней ее муж Василий Харитонович

— Заказывали ли вам миниатюры на подарок высокопоставленным лицам, руководителям иностранных государств?

— Очень часто, но я дипломатично уклонялся: душа к этому не лежала. Однажды, впрочем, уговорили сделать портрет Брежнева. Я тогда немного пошутил: тыльную часть головы сделал, как у Сталина. Этот портрет демонстрировали в закрытом показе.

«Чтобы создавать столь миниатюрные работы, следует отлично знать свойства различных материалов»

— Знаю, что вы сделали самые маленькие в мире шахматы…

— Да, на доске я запечатлел эпизод одиннадцатой, решающей партии в борьбе за звание чемпиона мира между знаменитыми гроссмейстерами Алехиным и Капабланкой.

Еще одна из очень сложных работ: арабский золотой сервиз (кувшин, две чаши, ваза) и яблоко. Все это размещено на крупинке сахара! Если любую из этих чашек положить, например, на мой галстук, она провалится в микрозазор между нитями, из которых соткана ткань. Для изготовления столь мелких вещей стальной инструмент не подходит — только из алмаза, сапфира или рубина. Кстати, по сравнению с этим сервизом подкованная блоха — сущий пустяк. Давным-давно, когда я только начинал заниматься микроминиатюрами, подковал блох. И золотую, сделанную в натуральную величину, и настоящую.


*Этот арабский золотой сервиз (кувшин, две чаши, ваза) и яблоко размещены на крупинке сахара!

— Какая работа для вас самая дорогая?

— Портрет матери. Я сделал примерно пятьсот эскизов, пока получился такой, какой хотел.

Как и большинство художников, я часто ставлю на микроминиатюрах свой автограф. На крупинке сахара он тоже есть. Буковки такие маленькие, что на поперечном срезе спички поместится аж 70 таких! Но и это не предел. На срезе человеческого волоса я выполнил самую мелкую надпись в мире: «Siadristy Nikolai». Буквы сделаны из платины. Самая маленькая в мире книга — тоже моя работа. Это «Кобзарь» Тараса Шевченко. Площадь его обложки — 0,6 квадратного миллиметра. На маковом зерне можно было бы разместить две такие книжки. В микроскопическом «Кобзаре» 12 страниц, сшитых… паутиной. Обложка сделана из лепестка бессмертника, а листы — из стеклокерамики. На них выгравированы тексты стихов и портрет Шевченко.

Микроскопические акварельные рисунки мастер делает на прочной, словно кость, бумаге. Свой автопортрет Николай Сядристый выгравировал на едва заметной глазу капельке стекла. Тетиву лука и стрелу в руках древнеегипетского воина сделал в 400 (!) раз тоньше человеческого волоса. Трех верблюдов, пирамиду и пальму поместил в… ушко тончайшей швейной иголки, а самые маленькие действующие электрические часы — в голову миниатюрной золотой стрекозы.

В свои 80 лет Николай Сядристый держится уверенно, бодр, энергичен, читает стихи на память.

— Это правда, что во время работы каждое движение вы делаете между ударами сердца? — обращаюсь к мастеру.

— Да. Нужна неимоверная точность движений, а пульс мешает этому. Вот и приходится ловить моменты между ударами сердца. Но самые тонкие штрихи выполняю, не прилагая усилий, — использую силу пульса. Приходится задерживать дыхание, чтобы не сдуть или не вдохнуть микроскопическую деталь. Надо работать спокойно, не концентрировать внимание на своих движениях, иначе возникнет психическое напряжение, делающее манипуляции неравномерными, и можно испортить работу.

— В институте вы осваивали далекую от искусства профессию агронома. Как получилось, что еще в студенческие годы занялись творчеством?

— Хотелось сказать свое слово в искусстве, — говорит Николай Сядристый. — Чтобы создавать столь миниатюрные работы, следует хорошо разбираться не только в изобразительном искусстве, скульптуре, но и отлично знать свойства различных материалов. Помню, первую работу я выполнил на человеческом волосе. Это была надпись: «С Новым годом, товарищи студенты!»

Кстати, после института я семь лет работал главным агрономом по семеноводству в областном управлении сельского хозяйства в Закарпатье. Но и в те годы создавал микроминиатюры. Написал две книги — «Легко ли подковать блоху?» и «Тайны микротехники». Последняя в 1970 году была удостоена первой премии на Всесоюзном конкурсе научно-популярной литературы.


*Подкованная блоха

— Сколько стоят ваши миниатюры?

— Сорок лет назад в Киево-Печерской лавре открылась выставка моих микроминиатюр. Ее посетили сотни тысяч людей. За выставленные 19 произведений государство когда-то заплатило около 10 тысяч советских рублей (цена двух автомобилей «Жигули». — Авт.). А других работ я не продавал: не хочу «распылять» коллекцию.

Николай Сядристый также пишет стихи. Его поэтические строчки вы прочтете возле каждой из выставленных здесь работ художника. Кстати, он придумал и само слово «микроминиатюра», которое теперь вошло и в словари, и в обиходную речь.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!

Версии