Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)
доктор марусич

Особый случай

"После того как доктор Марусич вправил шейный позвонок, моя восьмилетняя дочка начала произносить слово "мама"

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

13.09.2017

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

— В популярном в советские годы фильме «Два капитана» (снят по одноименному роману Валентина Катаева) главный герой Саша Григорьев не умел разговаривать лет до десяти — пока в его жизни не появился врач Иван Иванович, который сумел помочь мальчику научиться говорить, — сказал в интервью «ФАКТАМ» мануальный терапевт из Киева Александр Марусич, который лечит по своей авторской методике. — Есть реальные шансы, что я стану таким врачом для восьмилетней Мариночки Швыдкой. После того как мне удалось поставить ей правильный диагноз и устранить причину немоты, девочка должна заговорить.

На уже второй курс лечения восьмилетнюю Марину Швыдку привезла в Киев к доктору Александру Марусичу ее мама Юлия Евдощук из старинного города Путивль Сумской области. Мы встретились с ними в кабинете Александра Анатольевича. Подвижная веселая девочка ни секунды не сидела на месте.

— Для меня стало неожиданностью, что Маринка в положенный срок не заговорила, — рассказала Юлия. — Когда я была беременной, врачи предрекали моему ребенку другую проблему: заявили после УЗИ, что у нее отсутствует толстый кишечник. Я решила перепроверить этот диагноз. Другие доктора установили, что кишечник есть, но в одном месте он расширен. Предположили, что это произошло из-за того, что у меня обострился герпес. Мне назначили курс лечения, и у дочки все пришло в норму.

Я думала, что в дальнейшем серьезных проблем со здоровьем ребенка не возникнет, однако после родов малышке поставили диагноз микроцефалия (значительное уменьшение черепа головного мозга при нормальных размерах других частей тела). Врачи сказали: если в два месяца начнет поднимать голову, в полгода садиться, а в полтора ходить, то беспокоиться не о чем. Голову дочка поднимала, однако в положенные сроки не села и не пошла. Мы усиленно занимались с Маринкой и добились, что в полтора года она стала садиться, а в два годика и девять месяцев уже пошла.


*"Маринка обычно нервно реагирует на врачей-мужчин, но Александра Марусича полюбила сразу", — говорит мама девочки Юлия

— Если ребенок страдает микроцефалией, это отражается на его внешности?

— Да, у таких деток голова будто сплюснута. А у Маринки ничего подобного нет — она выглядит, как все здоровые дети ее возраста. Кстати, дочка стремится общаться со сверстниками, однако ей трудно наладить с ними контакт, ведь она не говорит. И все же у нее есть подружка, которая старше Маринки на два с половиной года. Они хорошо ладят друг с другом.

Маринка сообразительная, осваивает счет — уверенно складывает и вычитает числа в пределах десяти. С большими числами тоже управляется, правда, иногда делает ошибки. Знает большую часть букв. Вообще, память у нее цепкая.

Сейчас дочка проходит курс лечения в Киеве. Мы сняли квартиру. В клинику ездим на метро и 47-м троллейбусе. Так Маринка узнает этот номер, показывает пальчиком, радуется: мол, наш троллейбус подъезжает к остановке.

При микроцефалии страдает интеллект, поэтому у Маринки точно нет этого заболевания. Кстати, несколько раз было такое, что педагоги, увидев в документах диагноз, говорили, что вряд ли сумеют научить Маринку чему-нибудь сложному. Однако, когда начинали с ней заниматься, с удивлением отмечали, что не все так плохо.

— Девочка до сих пор живет с этим диагнозом?

— К счастью, уже нет. Такой диагноз Мариночке поставили в три годика. И только в июле нынешнего года мне удалось добиться, чтобы его сняли. Теперь в Марининых документах записано: «сенсомоторная алалия» (грубое нарушение речи у детей). Правильный диагноз весной нынешнего года поставил врач из Киева Александр Марусич.

— Я тогда обследовал Маринку, и мне стало ясно — у нее врожденная патология: смещение атланта (первого позвонка шейного отдела), — говорит Александр Анатольевич. — Поставил позвонок на положенное место. Затем провел ряд других лечебных манипуляций. С тех пор прошло три месяца, и вот теперь мама вновь привезла Марину в Киев для продолжения лечения. Я боялся, что за это время атлант мог вернуться в неправильное положение. К счастью, этого не произошло.

— Смещение атланта и стало причиной проблем в развитии Марины?

— Да. Из-за неправильного положения этого позвонка были передавлены нервные окончания, которые обеспечивают связь между центральной нервной системой и зонами голосовых и слуховых центров. Поэтому девочка практически не слышала и не говорила. Но теперь первопричина проблемы устранена. Сейчас с помощью своей авторской методики (ее составной частью является иглоукалывание) я восстанавливаю связь центральной нервной системы со слуховым и голосовым центрами.

Во время сеансов мне нужно вводить Марине в область шеи пять игл на глубину 35—40 миллиметров. Вот вы здоровый взрослый человек. Вам будет больно и страшно, если в вашу шею введут эти иголки. А восьмилетняя девчушка с удовольствием бежит в манипуляционную, по 15—20 минут лежит с иглами. Почему ей нравится эта процедура? Да потому, что ее организм ощущает: ему это нужно.


*Марине нравится, когда ей ставят иголки, которые входят в шею на глубину 35−40 миллиметров. Организм как бы подсказывает девочке, что эти процедуры идут на пользу

— Иглоукалывание Марине помогло?

— Уже заметны улучшения — ребенок начал внутренне ощущать звуки, — отвечает Александр Марусич.

— Я сегодня утром в очередной раз убедилась, что дочка стала слышать, — добавляет Юлия. — Какой-то мужчина бросил в мусорный бак пакет с бутылками, раздался громкий звук. Маринка аж встрепенулась. Значит, она услышала резкий звук. Мы всей семьей много лет как могли старались научить Маринку говорить слово «мама». Определенных успехов добились — дочка иногда невнятно выговаривала «ма». А теперь, проснувшись утром, она четко и громко зовет меня: «Мама, мама»!

Обратиться к Александру Марусичу мне порекомендовали знакомые. Когда весной я в первый раз везла дочку к нему на прием, переживала, как бы Маринка не закатила концерт. Дело в том, что до этого она очень нервно реагировала на мужчин-врачей, мужчин-массажистов. А вот Александра Анатольевича она сразу полюбила. Для меня это стало большой неожиданностью. Когда после первого курса лечения мы вернулись домой в Путивль, дочка то и дело жестами показывала мне, что хочет вновь ехать в Киев на иголочки. Наконец мы собрались и приехали второй раз. Видели бы вы, как дочка обрадовалась встрече с Александром Анатольевичем — бросилась к нему на руки, расцеловала!

— Маринка владеет языком жестов?

— Нет, но я не сомневаюсь, что с помощью преподавателя дочка уже давно могла бы освоить его. Однако мы в семье решили: пока есть надежда, что ребенок заговорит, языку жестов учить не будем. А то ведь у Маринки может не быть стимула учиться говорить. Выработали для себя минимальный набор знаков, чтобы легче было понимать друг друга.

С этого учебного года мы оформили дочку в школу — пока она находится на индивидуальном обучении. Когда, даст Бог, заговорит, будет ходить на занятия вместе с другими детьми.

— Сколько понадобится времени, чтобы Марина научилась разговаривать? — задаю вопрос врачу

— Думаю, примерно столько, сколько нужно обычному ребенку: два с половиной — три года. Моему внуку сейчас полтора годика. Он учится общаться, сопровождая те или иные действия звуками. Маринка стала вести себя так же после того, как я вправил атлант. Теперь девочкой должен заняться толковый дефектолог или логопед.

— Деньги на лечение Маринки помогают собирать мои родители, а их возможности скромные — мама работает учительницей в школе, отец уже пенсионер, — говорит Юлия. — Отчасти нас выручает огород. С мужем я разведена, у него другая семья. Он знает о проблемах со здоровьем дочки, но помощь с его стороны ограничивается алиментами. Причем регулярно получаю их лишь последние полгода. Я не работаю — не на кого оставить дочку. Правда, до обеда она занимается в районном центре для детей-инвалидов. Но где найти в маленьком городке работу на несколько часов, пока Маринка находится под присмотром?

— Маринку Швыдку мы лечим по тем же льготным расценкам, что и волонтеров АТО, — говорит директор клиники, в которой работает Александр Марусич, Антон Шерстюк. — Наш реабилитационный центр частный, но его создали в начале войны специально для оказания помощи бойцам и волонтерам. Воинов лечим бесплатно. Волонтеров — с большой с скидкой. С 2014 года у нас прошли курс лечения более 300 атошников.

Нашей маленькой пациентке Марине Швыдкой нужно провести несколько курсов иглоукалывания и других процедур. А значит, ее нужно будет привозить к доктору Марусичу еще несколько раз.

«ФАКТЫ» уже рассказывали об этой клинике в связи с историей бойца батальона «Кривбасс» Игоря Павлова. В августе 2014 года во время боев за Иловайск он получил тяжелейшее ранение в голову — солдату снесло половину черепа. Раненый Игорь провел ночь в лесопосадке, помощи не дождался и стал пробираться к своим. Когда после продолжительного лечения в Украине и Германии вернулся домой, обратил внимание, что любимые блюда, приготовленные мамой и женой, имеют не тот вкус и запах, к которым он привык. Оказалось, из-за ранения у него стали неправильно работать органы обоняния и вкусовые рецепторы. Доктору Марусичу с помощью уникальной авторской методики удалось вернуть ветерану нормальное восприятие вкусов и запахов.

— Один из важных принципов моего метода я почерпнул у известного психотерапевта Анатолия Кашпировского, с которым тесно общался на протяжении нескольких лет (сложилось так, что мне довелось лечить как самого Анатолия Михайловича, так и его супругу), — рассказывает Александр Марусич. — Кашпировский говорил: «Лечение моих пациентов происходит в те несколько мгновений, за которые они переходят из вертикального положения в горизонтальное». Поясню, о чем идет речь. Многие помнят по телепередачам, что Анатолий Михайлович вводил людей в гипнотическое состояние, и те по его команде падали на спину — переходили из вертикального положения в горизонтальное. В этот короткий промежуток времени мозг человека полностью раскрепощен, благодаря чему срабатывает установка на самоизлечение, которую перед этим давал Кашпировский. Я тоже добиваюсь, чтобы мозг пациента дал нужные команды, но делаю это иным способом — применяю иглоукалывание.

Напомним, что клинику, в которой работает Александр Марусич, открыла вынужденная переселенка из Крыма доктор технических наук Светлана Синенко. В 2000-е она создала на полуострове возле поселка Понизовка один из лучших на ЮБК дом отдыха «Артемида». Он первым в Крыму получил европейский экологический сертификат. События 2014 года заставили Светлану Владимировну переехать на материковую Украину.

Сын и зять Марусича награждены медалями за оказание врачебной медицинской помощи бойцам АТО

— Мой сын Роман и зять Александр Селезнев, как и я, врачи, — говорит Александр Марусич. — Они работают в нашей клинике, которую мы открыли в Кривом Роге. Во время ожесточенных боев на Донбассе в 2014 и 2015 годах туда потоком шли раненые. Мои родные брали и продолжают брать на лечение бойцов из Днепра — из областной больницы имени Мечникова. В конце августа сына и зятя наградили медицинскими медалями «Знання, душу, серце — людям» за оказание помощи раненным в боях за Иловайск и Дебальцево бойцам.


*Роман Марусич (слева) и Александр Селезнев

Фото Антона Шерстюка

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а ты встречала в своей жизни такого мужчину, от одного прикосновения которого тебя бросало в дрожь? — Конечно! Буквально вчера я была на приеме у стоматолога…

Версии