семья бубличенко

Здравия желаем!

В семье запорожских военнослужащих, в которой семь лет назад родилась тройня, появился на свет еще один мальчик

Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Запорожье)

20.09.2017 7:152885

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

3 декабря 2010 года в семье запорожцев Кирилла и Инны Бубличенко родились трое сыновей. Событие вдвойне замечательное, потому что произошло накануне профессионального праздника супругов — Дня Вооруженных Сил Украины. Кирилл — капитан 55-й отдельной артиллерийской бригады, помощник начальника автослужбы, а Инна — старший солдат и старший радиотелефонист.

«ФАКТЫ» рассказывали об этой семье. Инна тогда посетовала, что сложно и дорого купить «транспортное средство» для тройняшек. И как только материал о тройне увидел свет, депутат Верховной Рады Анжелика Лабунская выслала из Киева великолепную трехместную коляску. А в апреле следующего года городские власти предоставили многодетной семье новую трехкомнатную квартиру. До того военнослужащие снимали однокомнатное жилье.

…Алеша, Коля и Илюша в сентябре стали первоклашками. Вот только мама на праздничную линейку не попала по уважительной причине: была в роддоме. И теперь у старших братьев появился младший, Максим.


*Младший брат тройняшек Максимка не любит лежать в коляске. У папы на руках гораздо лучше

Даже после выписки Инны с новорожденным сынишкой застать всю семью в сборе не удалось: папа курсировал по инстанциям с документами, регистрируя малыша, юные школяры грызли гранит науки. И только миниатюрная изящная мамочка, одной рукой прижимая к себе Максимку, другой успевала управляться по дому, выговаривая крохе: «Ну что же ты у меня „ручной“ такой?» Младенец ни в какую не желал оставаться в коляске. Кофе успевает остыть, пока мы беседуем с хозяйкой.

— Мальчишки, когда родились, были очень похожи, мама-папа отличали их, а все остальные — нет, — рассказывает 39-летняя Инна Бубличенко. — Даже бабушки. Потом с каждым годом у них все больше проявлялись собственные черты и свой характер.

Алексей очень ответственный, более основательный, чем Коля и Илья. Когда только привезли новорожденного Максима домой, Леша подошел, колыбельную спел, попросил разрешения пальчики малыша пощупать, потом лег рядом и начал его гладить. Позвал: «Братики, идите сюда!» А те покрутились и убежали, особо не заинтересовавшись новым родственником.

— Детвора знала о предстоящем пополнении в семье?

— Да, я рассказала им, когда начал расти живот: «У вас скоро будет братик или сестричка». Они до этого очень просили меня о сестричке. И папа хотел дочечку. Дети живот мой гладили и целовали: «Сестричка, мы тебя очень ждем». А когда родился братик, деваться им уже было некуда.

По словам мамы, сынишки растут компанейскими и в детсадовском коллективе адаптировались быстро. Дома же каждый стремится к лидерству. Все трое очень любят рисовать, а с прошлого года начали заниматься хоккеем — тренер нашел у них хорошие задатки. Озоруют тоже в меру, но Инна тотчас по глазам определяет, кто нашкодничал. Вспыхивают и локальные конфликты: «Мама, меня Коля обидел!», «Мама, меня Леша ударил!» или «Меня Илья укусил».

— А как-то на хоккейной тренировке Илюхе брат нечаянно в борьбе выбил зуб, — рассказывает глава семейства Кирилл Бубличенко. — Но это спорт, нормально. Да и зуб-то уже шатался. И вообще, частенько приходилось работать за Зубную фею — искать маленький выпавший зубик по всей кровати, незаметно подкладывать под подушку вместо него подарок. В основном — бисквиты «Медвежонок Барни». Однажды Инна не успела положить под подушку подарок: Алексей застал ее с бисквитом в руке и обвинил, что она… забирает подарки феи.

Но было и ЧП. Мы с детьми взяли коньки с клюшками и поехали в парк «Дубовый гай» кататься. Илья пошел к лунке, сделанной недалеко от берега, — из нее набирали воду ведрами и заливали каток. Лунка уже чуть-чуть покрылась тоненьким льдом. Илья туда лез, лез, я его отгонял, но в один момент прозевал, пока на Колю с Лешей отвлекся.

Поворачиваю голову, а он уже туда провалился! Лунка квадратная, большая. Илюха правой ногой по пояс ушел в воду, вторая нога оставалась на льду, да еще руками зацепился за лед! Я подбежал, схватил его под руки, потащил к машине. Старшим велел оставаться на льду, а они, видно, испугались, и с коньками бежали за мной всю дорогу.

Посадил сынишку в машину, включил отопление, пришел в себя. Илюша не произнес ни звука от страха и не плакал. Был перепуган, замерз, но молчал.

В то время Кирилл оставался один с тремя ребятишками — Инна находилась в зоне АТО.


*"Мы с Кириллом растим сыновей для себя и для жизни, — говорит Инна Бубличенко. — Хотим, чтобы у них счастливое будущее было" (фото 2012 года)

— Кирилл все три года ездит в АТО, — говорит Инна. — Был в Донецком аэропорту и в других горячих точках. Собираясь на Донбасс, Кирилл сказал детям, что едет далеко, и вдруг Коля вручил ему маленького ангела: «Папочка, возьми этого ангелочка, пусть он будет с тобой». И папа носил его везде с собой в кармане как оберег. Благодаря этой фарфоровой вещице не падал духом, потому что чувствовал, что дети всегда рядом с ним, оберегают его. Что побудило тогда пятилетнего ребенка к такому поступку, не знаю.

Ангелочек по-прежнему ездит с папой. И мысленно связывает его с нами, когда нет возможности позвонить. Случалось, мы сутки не имели весточки друг от друга, когда военные связь выключали. Ты не знаешь, что с ним, а потом звонок: «Все хорошо. Как у вас дела?» — «У нас тоже все хорошо». Вот и поговорили, потому что больше никакой информации нельзя было передавать…

— А почему вы на войну отправились?

— Я просилась туда сознательно, это был какой-то внутренний зов: хотела лично ощутить то, что чувствуют люди там. Была возле Марьинки. Впечатления просто страшные. Мне очень жалко тех людей — стариков, детей, которые остались там, потому что им деваться некуда. Есть просто лежачие беспомощные инвалиды, и помочь им нельзя никак (на глазах моей собеседницы выступают слезы. — Авт.).

У нас все девочки-военнослужащие после меня поехали… Я, кстати, с детства с восторгом относилась к военным. Любимыми игрушками у меня были железные самолеты, танки, машинки, я до шести лет не играла куклами, отчего мама была в шоке. Жевательные резинки собирала только с машинками. И потом очень долго искала место в жизни, и лишь в 2008 году, надев форму, нашла себя.

Но, конечно же, не представляла, что, когда стану служить, начнется война! Подруги отговаривали: «Куда ты едешь, трое детей дома…» А мамочка меня так ругала: «Доця, що ти робиш?» Я ее успокаивала: «Будет все хорошо».

Командир предлагал отложить поездку с января на весну, я пошутила: «Танки грязи не боятся, лучше поеду зимой». Да, мороз тогда страшный был. У нас мальчики поотмораживали руки и ноги, находясь по трое суток под «Градами», по полю ползли, чтобы только выжить.

О беременности Инна узнала за два дня до выезда в АТО, когда что-то менять было уже поздно:

— Почувствовала изменения в организме. Тест подтвердил беременность. Однако муж меня поддержал, сказал: «Давай держись, я с тобой».

— И все же вы рисковали.

— Да, рисковала потерять его (крепко прижимает к себе спящего малыша. — Авт.). Так что он у нас тоже участник боевых действий. И в «бронике» мы ходили с ним. Мне повесили четырехкилограммовый бронежилет, легкий. И мы бегали в нем с Максом. Зато сейчас он у нас генерал, всех «строит», командует, а мы подчиняемся.

Порой чувствовала себя плохо, но никто ничего не заметил, и в части почти никто до последнего момента не знал, пока я не ушла в декрет. Уже была весна, тепло, носила такую одежду, что живота не видно.

— Беременность опять могла быть многоплодной?

— Да, в роду у мужа две двойни: два мальчика, две девочки. Я волновалась, спросила на УЗИ: «А один или два ребенка?» И когда сказали, что один, от души отлегло.

С Донбассом эту семью связывает не только война. В Луганске прошли детство и юность Кирилла.

— То, что случилось в двух восточных областях Украины, отразилось и на нашей семье, — говорит Кирилл Бубличенко. — Ничего не осталось от того, что могло бы меня связывать с Луганском, с моим детством…

(После долгой паузы) Отца не стало в прошлом году, там похоронили. Он оставался в нашей квартире, чтобы она не подверглась разграблению. Страдал сахарным диабетом, потом ОРЗ заболел, и если бы там врачи были… Да еще и инсулин российский плохой… Мама здесь — успела выехать на нашу территорию с моей сестрой и ее мужем в августе 2014-го, под обстрелами. Конечно же, с пустыми руками. Боевики обстреливали город, не было смысла брать с собой какие-то вещи, главная задача была тогда спастись…

На прощание Инна сказала, что если бы власти не помогли их семье с квартирой, то о четвертом ребенке они бы и не мечтали. Считает, немаловажную роль в этом сыграли сначала журналисты, рассказав об их проблеме, потом депутаты, которые ее решили. А еще смелая женщина призналась, что с начала войны очень боится за своих сыновей.

— Мы растим их для себя и для их жизни, — заявила мама сыновей. — Я хочу, чтобы они в мирном государстве росли, чтобы счастливое будущее у них было.

Фото из архива семьи Бубличенко

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Исаак Соломонович был в прекрасной спортивной форме. Правда, она... не застегивалась у него на животе.

Версии