Николай Гриценко

Из жизни замечательных вещей

Полтавский врач-коллекционер превратил свой рабочий кабинет в музей старинных ламп и фонарей (фото)

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ»

26.09.2017 7:15 4832

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Заведующий хирургическим отделением Полтавской городской детской клинической больницы Николай Гриценко превратил свой рабочий кабинет в настоящий музей старинных ламп и фонарей. Он не исключает, что в ближайшем будущем его уникальная коллекция переместится в одно из городских зданий и станет доступна широкой публике. Единственный в Европе музей керосиновой лампы находится в Польше. А Полтава может стать первым городом в Украине, где появится подобная экспозиция.

— Однажды проезжал мимо приемного пункта металлолома и увидел вот этот раритет, — Николай Гриценко берет с полки железнодорожный фонарь. — Сразу столько воспоминаний нахлынуло. Таким фонарем я пользовался, когда во время студенческих каникул работал проводником пассажирского поезда. А запах керосина — это же запах моего детства! Наша семья жила тогда в селе Покровская Богачка Хорольского района. До пятого класса я учил уроки при свете керосиновой лампы. В десять часов вечера гас тусклый свет, который вырабатывал колхозный дизель-генератор, и мне приходилось зажигать керосиновую лампу..

Так появился первый экспонат моей коллекции. Удалил с фонаря ржавчину, покрасил, вырезал и вставил стекла…

Кстати, найти старинную лампу с «родным» стеклом сейчас практически нереально. Но иногда все же встречаются очень старые стекла отдельно от ламп. На некоторых из них можно увидеть фирменный знак в виде летучей мыши и надпись «Fledermaus», что в переводе с немецкого и означает «летучая мышь». Fledermaus — это германская фирма, которая в XIX веке создала ветроустойчивый керосиновый фонарь. Позже все подобные лампы стали называть «Летучая мышь». Поначалу это были обыкновенные стеклянные цилиндры, которые просто защищали пламя от ветра и сквозняков. Помню, моя мама с таким фонарем наведывалась ночью к корове, которая должна была отелиться.


*Хирург Николай Гриценко не только коллекционирует раритеты, но и изучает историю светильников

— Правда, что первую в мире керосиновую лампу изобрели во Львове и именно там она впервые была использована для освещения помещений?

— Да, в 1853 году молодым фармацевтам Игнацию Лукасевичу и Яну Зеху удалось выполнить поставленную хозяином аптеки задачу — очистить «земляное масло», как тогда назвали нефть. Изначально они собирались изготовить новое лекарство, но в процессе перегонки сырой нефти получили желтоватую маслянистую жидкость, которую мы теперь называем керосином.

Испытатели задумались, где можно применить нефтяную фракцию. Залили в обычную масляную лампу (кстати, жир растительного и животного происхождения люди использовали для освещения еще за 50 тысяч лет до нашей эры), однако поняли, что дело не пойдет — нужно усовершенствовать конструкцию лампы так, чтобы она не коптила и имела защиту от ветра.

Подключили к своим экспериментам львовского жестянщика Адама Братковского. Он придумал толстостенный резервуар, куда заливался керосин, и пористый фитиль, один конец которого опускали в этот резервуар, а другой поджигали. Эту конструкцию Братковский поместил в стекло цилиндрической формы с дырочками для тяги. Так появилась первая в мире керосиновая лампа.

В марте 1854 года витрину львовской аптеки «Под золотой звездой», где работали Лукасевич и Зех, уже подсвечивала керосиновая лампа с ручкой. А 31 июля того же года львовский хирург Заорский провел первую в мире экстренную операцию (по удалению аппендикса) в ночное время при свете керосиновой лампы.

А первая система городского уличного освещения из масляных фонарей была создана в ХVII веке в Амстердаме, что позволило решить сразу три проблемы: горожане перестали падать в каналы, большинство из которых не имеют перил, уменьшилась преступность, а пожарным стало легче действовать при искусственном свете. Задачей фонарщиков было каждый вечер зажигать уличные светильники. Один человек зажигал за вечер примерно 20 фонарей и проходил с тяжелой лестницей около шести километров.

— Интересно, а когда появились первые уличные светильники в Киеве?

— Светильники на Крещатике впервые зажгли 145 лет назад, 6 сентября 1872 года. Но ночь выдалась лунная, и было неясно, насколько ярко светят газовые фонари. На следующую ночь картина повторилась. И только 8 сентября, когда луна скрылась за облаками, комиссия экспертов признала свет фонарей удовлетворительным. А со 2 ноября киевские улицы начали освещаться регулярно.

Со старинными светильниками связаны и такие профессии, как выжигальщик, коногон, лампонос. А еще — «подземный прометей». Первые шахтеры пользовались довольно слабыми и коптящими самодельными светильниками в виде глиняной плошки или баночки с каким-нибудь жиром, в который вставлялись фитильки. Шахты тогда были неглубокими, метан в них не скапливался, и открытый огонь был не страшен.

Со временем на смену примитивным светильникам пришли переносные масляные лампы с закрытым металлическим резервуаром, которые использовались вплоть до середины XIX века. Тогда же стала востребованной профессия лампоноса, в обязанности которого входило развешивать светильники по штреку. Представьте, сколько таких ламп нужно было развесить, чтобы создать хоть какое-то освещение в шахте!

Чем глубже в пласты вгрызались горняки, тем чаще в подземных копях взрывался метан. В целях безопасности придумали его выжигать. Появилась новая профессия — выжигальщик. Люди надевали кожухи (других средств защиты от возможного взрыва у них не было) и факелами из пакли, намотанной на палку и смоченной в мазуте, поджигали метан, скапливающийся обычно в тупиковом забое. Такая борьба с газом проводилась обычно между сменами, когда в забоях не было шахтеров. А уже за выжигальщиками шли «подземные прометеи» — люди, которые наполняли подвешенные лампы жиром, и зажигали их.

Но выжигание метана особо не спасало от взрывов. Требовались светильники, с которыми можно было бы работать в метановой среде. Поэтому настоящим прорывом в отрасли стало изобретение в 1815 году взрывобезопасной шахтной лампы. Это открытие принадлежит английскому ученому Гемфри Дэви. Он заметил, что если пламя накрыть мелкой медной сеткой, то она, поглощая значительное количество тепла, настолько охлаждает газ, что его горение не распространяется. Это свойство было использовано в лампе Дэви — пламя в ней окружено цилиндром из проволочной сетки.

За свое открытие английский ученый был удостоен титула баронета. Богатые шахтовладельцы Англии наградили Дэви дорогим серебряным сервизом.


*В коллекции нет дорогих экспонатов, но каждый по-своему ценный

— А откуда произошло название шахтерской лампы «коногонка»?

— Эволюция шахтерских ламп шла по двум главным направлениям: изоляция открытого пламени и усовершенствование конструкции. Искали и более подходящие материалы. Электрические светильники постепенно вытеснили лампы, в которых использовалось открытое пламя, но название «коногонка» осталось. Оно произошло от профессии рабочего-коногона, сопровождающего поезда подземной конной откатки. Коногоны первыми стали носить рудничную лампу на козырьке головного убора. Иначе говоря, это индивидуальный осветительный прибор шахтера. Именно в «коногонке» Алексей Стаханов в 1935 году установил свой рекорд по добыче угля. Коногонки с открытым пламенем использовали до шестидесятых годов прошлого века. Сейчас шахтеры носят на касках аккумуляторные светильники, но их по-прежнему называют «коногонка».

— А вам приходилось использовать для работы экспонаты из своей коллекции?

— В этом нет необходимости. Наша больница на случай отключения электроэнергии обеспечена автономным генератором. А в подвале своего дома я храню на всякий случай пару керосиновых ламп, готовых к использованию.

Фото автора

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!

Версии