валленберг

Забвению не подлежит

«Расстреляли мы его, очень много знал...»

26.09.2017 6:1522491

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Российский суд отклонил иск к ФСБ Российской Федерации от родственников шведского дипломата Рауля Валленберга, которые требовали предоставить информацию о его судьбе после ареста в 1945 году

«ФАКТЫ» предлагают вниманию читателей статью российского интернет-издания «Лента.ру» о том, какие тайны спецслужбы РФ скрывают от близких легендарного дипломата, спасшего от уничтожения в нацистских лагерях, по некоторым оценкам, около ста тысяч венгерских евреев.

«Человека, подобного мне, наполовину Валленберга и наполовину еврея, сломить нельзя»

«Мещанский суд Москвы отклонил иск Мари Дюпюи, племянницы шведского дипломата Рауля Валленберга, спасшего несколько десятков тысяч венгерских евреев во время Холокоста и пропавшего в застенках КГБ. Более полувека ничего не известно о его судьбе и смерти. Родственница попыталась докопаться до истины, но оказалось, что ФСБ не хочет раскрывать исторические тайны сталинских времен.

«Человека, подобного мне, наполовину Валленберга и наполовину еврея, сломить нельзя», — говорил о себе Рауль. Он родился в богатой и уважаемой в Швеции семье. Его дед в 1930-х годах был послом в Турции. Туда приехал погостить Рауль Валленберг и сдружился с молодыми евреями, сбежавшими из нацистской Германии. Их рассказы впечатлили шведа.

В 1944 году Рауль Валленберг, как и его дед, пошел на дипломатическую службу. Он был назначен первым секретарем шведского дипломатического представительства в Будапеште. Валленберг стоял за введением охранных шведских паспортов особого образца. Зная о слабости немецкой и венгерской бюрократии к броской символике, он распорядился напечатать яркие сине-желтые паспорта со шведским гербом посередине и снабдил их множеством подписей и печатей. С этими документами евреи могли беспрепятственно покинуть страну.

Валленберг убедил венгерское министерство иностранных дел позволить выдать ему 4,5 тысячи охранных паспортов. В действительности же он сумел превысить эту квоту втрое. К концу войны, когда положение стало совершенно отчаянным, Валленберг начал выдавать охранные паспорта в упрощенном режиме лишь за своей подписью. Но в воцарившемся хаосе помогало даже это. Помимо документов шведский дипломат арендовал дома, где укрывались евреи, снабжал их лекарствами и едой.

Есть версия, что Валленберг, пытаясь спасти как можно больше людей, прибегал даже к угрозам. Нацистским военачальникам он сулил наказание за военные преступления, если они уничтожат Будапештское гетто, где содержалось почти сто тысяч евреев. Шведу удалось убедить их не делать этого, несмотря на приказ Гитлера. Точное количество спасенных Валленбергом жизней нигде не указывается, но ориентировочно они исчисляются десятками тысяч. До войны в Венгрии проживало 800 тысяч евреев, из них выжили 204 тысячи.

13 января 1945 года в Будапешт вошла Красная армия. Спустя четыре дня шведский дипломат вместе со своим водителем Вильмошем Лангфельдером исчезли бесследно. Литератор и историк Лев Безыменский в книге «Будапештский мессия: Рауль Валленберг» писал: «Первая встреча Валленберга с советскими военными произошла в январе 1945 года, после того как в первых числах этого месяца Советская армия заняла почти всю восточную часть Будапешта».

14 января 1945 года начальник политотдела 151-й стрелковой дивизии доложил о прибытии в расположение дивизии Валленберга и его шофера. 17 января 1945 года заместитель народного комиссара обороны генерал армии Николай Булганин отдал шифровкой следующее распоряжение командующему Вторым Украинским фронтом: «Обнаруженного в восточной части Будапешта по улице Бенцур Валленберга арестовать и доставить в Москву. Соответствующие указания контрразведке Смерш даны». А 25 января Булганину было доложено: «Арестованный Валленберг отправлен 25.01.45 года. Старший конвоя капитан Зинков М. Н.».

6 февраля 1945 года Валленберга и его водителя поместили во внутреннюю тюрьму НКГБ СССР в Москве в качестве военнопленных.

Чтобы замести следы, советские власти распространили дезинформацию, использовав для этого подконтрольное будапештское «Радио Кошут». 8 марта 1945 года в его эфире сообщили, что Рауль Валленберг погиб во время уличных боев в Будапеште.


*Чтобы замести следы похищения 33-летнего Рауля Валленберга, советские власти в марте 1945 года распространили дезинформацию о том, что шведский дипломат погиб во время уличных боев в Будапеште

«Собираемся устанавливать тесные связи с Израилем, а спаситель евреев — у нас в тюрьме… Валленберг должен был перестать существовать»

Тем не менее Швеция направила несколько запросов в СССР о местонахождении своего гражданина, однако в ответ советские власти сообщили, что не располагают сведениями о Валленберге. В 1947 году заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Вышинский официально заявил, что шведского дипломата в стране нет.

По данным из открытых источников, в начале 1950-х годов от возвращавшихся военнопленных начали поступать сведения о том, что Валленберга видели в московских тюрьмах. На основании этих свидетельств Швеция направила советскому правительству новые запросы, и в 1957 году получила другой ответ. В нем сообщалось, что обнаружен рукописный документ, датированный 17 июля 1947 года, в котором говорилось, что «заключенный Валленберг скончался у себя в камере прошедшей ночью».

В декабре 2000 года Генеральная прокуратура России приняла решение о реабилитации Валленберга и его водителя Вильмоша Лангфельдера на основании закона «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года. В то же время российское ведомство постаралось обойти тему пребывания шведов в застенках КГБ и причин их смерти.

«В ходе проверки установить подлинные причины ареста и содержания в тюрьмах Валленберга и Лангфельдера, фактические обстоятельства их смерти, наличие материалов уголовного дела, личных дел арестованных или дел военнопленных не удалось», — говорилось в решении Генпрокуратуры РФ.

Указывалось, что иностранцы, несмотря на дипломатический иммунитет нейтральной страны, которая не воевала против СССР, были арестованы как военнопленные. Их подозревали в шпионаже.

Однако проверкой Генпрокуратуры остались недовольны родственники Валленберга, исследователи и участники российско-шведской комиссии, которая с 1991 года пыталась выяснить обстоятельства ареста и гибели дипломата.

«Мы не верим, что все документы уничтожены. Какие-то страницы, возможно, бесследно исчезли, но другие целы, в этом я уверен, — заявлял Ги фон Дардел, сводный брат Рауля Валленберга, в интервью журналу „Итоги“. — Я уверен, что в архивах КГБ, МВД, Лубянской тюрьмы есть достаточно документов, которые позволят полностью восстановить истину. Возможно, кто-то этого не хочет и скрывает документы. Возможно, их недостаточно внимательно искали. Но они существуют, в этом я уверен. И я уверен, что новый президент России, сам выходец из КГБ, мог бы поспособствовать тому, чтобы эти документы были найдены».

В 2010 году американские историки Сьюзан Бергер и Вадим Бирштейн назвали ложным заявление СССР о смерти Валленберга 17 июля 1947 года от инфаркта. Свой вывод ученые сделали на основании новых данных, полученных ими в Центральном архиве ФСБ. Им стало известно, что 23 июля 1947 года начальник 4-го отдела 3-го главного управления Министерства госбезопасности СССР (военной контрразведки) Сергей Карташов в течение 16 часов допрашивал некоего «заключенного номер 7», а также Вильмоша Лангфельдера и Шандора Катону. Лангфельдер был шофером Валленберга. Архивисты ФСБ признают, что «заключенный номер 7», скорее всего, и был Раулем Валленбергом.

Историк Лев Безыменский, пообщавшийся со многими высокопоставленными свидетелями и очевидцами из верхушки советской власти и спецслужб, пришел к выводу, что Валленберга убили по личному указанию «вождя».

«Главным действующим лицом был Сталин. Недаром, по словам Ильичева (секретарь ЦК КПСС), в его сейфе лежали протоколы допросов Валленберга. У вождя были свои виды на шведа, завязанные на еврейской карте… в 1947 году стало реальным образование государства Израиль. И Валленберг стал обузой. Собираемся устанавливать тесные связи с Израилем, а спаситель евреев — у нас в тюрьме. Освободить? А если сделает заявление о лубянских порядках, попытках завербовать его? Сами загнали себя в угол: Валленберг должен был перестать существовать. Яковлев передал мне свой разговор с Крючковым в 1989 году. Тот без всяких сомнений сказал: «Расстреляли мы его, очень много знал». Я решил сам поговорить с Крючковым. Он все подтвердил и еще добавил: «Замечательный был человек… роковая ошибка с нашей стороны», — рассказывал Безыменский в интервью газете «Известия» в 2001 году.

Генерал НКВД Павел Судоплатов в мемуарах, опубликованных в 1994 году, также затронул запретную тему Валленберга.

Особист, кстати, известен был и тем, что организовал убийство Льва Троцкого. Судоплатов писал, что Валленберга поместили в спецблоке внутренней тюрьмы на Лубянке, где обычно содержались особо важные лица, которых склоняли к сотрудничеству. Автор мемуаров полагает, что Сталин хотел сделать из шведа агента влияния, проводника советских интересов на Западе. Возможно также, что вождь надеялся использовать узника как важного свидетеля закулисных связей союзников с нацистами. Но Валленберг сотрудничать с НКВД отказался, надобность в нем отпала, и власти решили от него избавиться.

В 1947 году шведа перевели в спецкамеру так называемой «Лаборатории-Х», токсикологической лаборатории под руководством профессора Майрановского, где ему под видом лечения была сделана смертельная инъекция. Судоплатов писал, что Валленберг захоронен в одной из общих безымянных могил на старом кладбище при Донском монастыре. Особист утверждал, что следственно-архивное и тюремное дела шведского дипломата были уничтожены, но некоторые, причем очень важные, документы сохранились в закрытых секциях президентского архива.

«Не хотят спецслужбы компрометировать лишний раз сталинские времена и репрессии»

Обратиться в суд Мари Дюпюи, племянница Рауля Валленберга, решила после того, как ФСБ отказалась ответить на три запроса о предоставлении ей необходимых документов из архивов.

В иске в Мещанский суд Москвы она попросила обязать российские спецслужбы предоставить страницы журнала перемещения арестантов Лефортовской и внутренней Лубянской тюрем НКВД, в которых упоминается Валленберг.

«Журналы вызовов на допрос, приема вещей на хранение, перемещения из камеры в камеру, перемещения из тюрьмы в тюрьму. Эти действия как тогда, так и сейчас документировались путем внесения соответствующих записей в специальные журналы», — объяснил адвокат Иван Павлов, представлявший интересы истицы.

«Поскольку в деле Валленберга очень много темных пятен, то, для того чтобы их получше исследовать, надо знать, с кем он там сидел, с кем он вызывался на допрос в одно и то же время, попробовать связаться с родственниками этих лиц. И, возможно, те данные, которые мы рассчитывали получить, пролили бы свет на эти темные пятна», — говорит юрист.

Однако представители ФСБ отказались раскрывать эти данные, сославшись на запрет разглашать личную тайну третьих лиц, предусмотренный в федеральном законе «Об архивном деле в РФ».

«Есть 75-летний срок хранения личной тайны, который истекает в 2020—2022 годах. Мы говорили, что этот срок не распространяется на нас, нет там никакой личной тайны. Это просто цинично — защищать сведения о жертвах репрессий, утверждая, что это их личная тайна. Мы заявляли, что есть конституционное право на доступ к информации и никаких оснований, по которым бы ФСБ ограничивало это право, нет. Речь идет не о частной жизни каких-то лиц, а об информации о преследовании и репрессии определенных граждан», — рассказал Павлов.

«Мы еще не ушли от 1917 года. У нас полстраны за красных, полстраны за белых. Я смотрел, что „номер семь“ прошел (на допрос). Ну и что? А что человек сказал после девятнадцатичасового допроса? Кого он мог оговорить? Вы это можете учитывать? На таких допросах, чтобы облегчить страдания, человек мог подписать все что угодно. А потом его показания являлись основанием для ареста того, кого он оговорил», — заявлял в суде Сергей Чуриков из правового управления Центрального архива ФСБ, убеждая в необходимости сохранения личной тайны, пишет газета «Коммерсантъ».

По его мнению, родственникам содержавшихся в тюрьмах заключенных может не понравиться обнародование такой информации, и с их стороны возможна месть, потому среди россиян нет равнодушных к сталинским временам.

Валленберг пропал 75 лет назад, и до сих пор достоверно о нем ничего не известно. На тот момент ему было 33 года. Выдвигаются различные версии, связанные с тем, что швед не умер в 1947 году, а был выслан в Сибирь. Также предполагалось, что он попал в психушку, где прожил вплоть до 80-х годов.

«Что гадать? Здесь не нужно гадать, надо просто предоставить документы, связанные с его нахождением в советских тюрьмах. Полные, без всяких купюр документы, а не оперировать какими-то версиями и слухами. Остается очень много вопросов. Сам факт его смерти от сердечного приступа в Лубянской тюрьме вызывает сомнение», — отмечает Павлов. Он напомнил, что ФСБ никогда не предоставляла родственникам Валленберга никаких документов, некоторые выжимки из архивов получили исследователи, но и они не смогли дать однозначных ответов ни на один вопрос: что с ним стало и как он умер.

Удивительное упорство российских властей в замалчивании правды о Валленберге Павлов объясняет излишней озабоченностью исторической памятью.

«В этих документах могут содержаться сведения, которые нелицеприятны для ФСБ, для того времени, потому что сейчас культивируется возврат к идеологии тех времен. Не хотят спецслужбы компрометировать лишний раз сталинские времена и репрессии», — считает он.

Адвокат пообещал обжаловать решение Мещанского суда, который 18 сентября отклонил иск родственников Валленберга к ФСБ с требованием раскрыть данные о его судьбе после ареста в 1945 году в СССР".

Оригинал статьи читайте здесь

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Сельская учительница никак не могла решить, за кого же ей выйти замуж: за директора школы или за тракториста. С одной стороны — быстрый карьерный рост, а с другой — без трактора фиг до школы доберешься...

Версии