Рома Кулак

Беда, да и только

«В то время как сын умирал от кишечной непроходимости, медики поили его солевыми растворами и даже не додумались сделать рентген»

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

12.10.2017 10:27 3465

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Во Львовской области 12-летний мальчик скончался из-за того, что врачи перепутали диагноз

12-летний Рома Кулак умер из-за того, что врачи Жидачевской райбольницы во Львовской области перепутали заворот кишок… с тепловым ударом и отравлением. К такому выводу пришла комиссия департамента здравоохранения Львовской облгосадминистрации. Теперь это заключение ляжет в основу уголовного дела.

Трагедия случилась три месяца назад. Началось все с того, что у Ромы, который гостил у бабушки в селе, внезапно разболелся живот. Боли были настолько сильными, что родные мальчика тут же вызвали «скорую». Врачи несколько раз меняли диагноз, но ребенку становилось все хуже. И лишь когда мальчик уже был при смерти, отправили его в областную больницу. Там рентген показал кишечную непроходимость. Рому прооперировали, однако было поздно. Через неделю ребенка, которому удалили тонкий кишечник, не стало.

«Рома схватился за живот и закричал: «Мне так больно!»

По словам главы клинико-экспертной комиссии, начальника кадрового и организационного обеспечения департамента здравоохранения Львовской облгосадминистрации Андрея Голдуна, врачи допустили ошибки на всех этапах оказания помощи: как до госпитализации, так и после. Неправильно провели обследование, не сделали ребенку рентген, из-за чего поставили неправильный диагноз. Меры, которые предпринимали медики, чтобы вылечить отравление, пациенту только навредили.

— По словам сына, живот болел так сильно, что боль как будто отдавала в другие части тела, — рассказывает «ФАКТАМ» отец мальчика Владимир Кулак. — Сейчас я уже знаю: это тоже один из симптомов кишечной непроходимости. Но врачи заявили, что все совсем не страшно, и даже предположили, что сын… симулирует.

Рома Кулак вместе с родителями и младшей сестричкой жил в Тернополе. Летом на каникулы поехал к бабушке с дедушкой в село Мазуровка Жидачевского района. Когда мальчик почувствовал себя плохо, его папа был в заграничной командировке, мама на работе в Тернополе. Рядом с Ромой, кроме бабушки с дедушкой, находилась тетя. Взрослые сразу вызвали «скорую».

— Никто не понимал, что случилось, — продолжает Владимир Кулак. — Раньше у Ромчика не было проблем с кишечником. А тут, как рассказывала моя мама, ребенок расплакался, схватился за живот и начал кричать: «Мне так больно, так больно! У меня болит везде!» «Скорая», приехавшая из соседнего поселка, отвезла его в Жидачевскую центральную райбольницу. С сыном отправилась моя сестра. Врачи «скорой» сказали, что, скорее всего, Рома получил тепловой удар. После того как сына привезли в больницу, он полтора часа пролежал в приемном покое — его не могли определить ни в одно отделение. Потом все-таки отвезли в инфекционное. Сказали, что это не тепловой удар, а пищевое отравление.

У Ромы повысилось давление, боли не прекращались. Теперь уже знаю: при таких симптомах человека первым делом нужно везти на рентген, чтобы исключить кишечную непроходимость. Но этого никто не сделал. Роме укололи обезболивающее, взяли анализ крови и только через четыре с половиной часа отвезли на УЗИ. Анализ показал, что уровень лейкоцитов в крови превышен почти вдвое. Картина не типичная для обычного отравления. Но врачи на это почему-то не обратили внимания.

— А что показало УЗИ?

— В тот момент моей сестре этого не сказали. Но когда уже после трагедии я увидел медицинскую документацию, оказалось, что специалист, проводивший ультразвуковое исследование, написал: «Чрезмерно выраженный метеоризм кишок» — и поставил три восклицательных знака! При этом в истории болезни сына сказано, что УЗИ якобы показало «умеренно выраженный метеоризм». То есть врачи заметали следы своей халатности?

Моя сестра — не врач, поэтому не могла знать, что ребенка лечат неправильно. Ромчику стали давать солевые растворы (как при отравлении) и посоветовали валерьянку, потому что он «слишком беспокойный» (хотя тревожное состояние — это тоже симптом заворота кишок). Легче после этого сыну не стало. За время, пока он лежал в инфекционном отделении, приходили педиатр, инфекционист, невропатолог, реаниматолог. Осматривали его и два хирурга: сначала пришел взрослый, потом пригласили детского. Оба утверждают, что не увидели никаких симптомов непроходимости. На рентген ребенка никто из них так и не направил. А детский хирург потом и вовсе заявил, что даже если бы у Ромы вовремя диагностировали заворот кишок, оперировать он все равно не смог бы, потому что уже год не имеет соответствующей квалификации. То есть детского хирурга в больнице, считайте, не было.

— Сколько времени Рома провел в районной больнице?

— Его привезли в пять вечера, а ночью врачи наконец поняли, что ничем не могут помочь. Около трех часов ночи сына собрались везти во львовский «Охматдет». Выехали в половину пятого утра. В пути Ромчику несколько раз становилось плохо, он страшно мучился. Рядом была только моя сестра. По дороге в машину подсела медсестра, но она к ребенку не подходила. Хотя в подобных случаях пациентов обязательно должны сопровождать врачи.


*Этим летом Рома исполнил заветную мечту и завел себе котика. Деньги на покупку домашнего питомца школьник заработал сам

«Ничего вам не отдам, хоть застрелите!» — закричала инфекционист и выбежала с историей болезни из кабинета"

— Ромчик перенес дорогу, но в приемном отделении львовского «Охматдета», куда его привезли в шесть часов утра, потерял сознание, — продолжает Владимир Кулак. — Чтобы сделать рентген, врачам пришлось ребенка держать — он уже не мог стоять на ногах. Рентген показал заворот кишок. Рому забрали в реанимацию, где попытались стабилизировать состояние. Через три часа началась операция. Как рассказывали хирурги, кишечник сына уже был черный… Они надеялись сохранить хотя бы часть тонкого кишечника, но поздно. Драгоценное время упустили еще в районной больнице.

Областные врачи были в шоке. Они не могли понять, почему в райбольнице сразу не сделали Роме рентген. «Это же элементарные вещи! — возмущались. — Могли бы позвонить нам, проконсультироваться!» Ромчика прооперировали 21 июня. Следующие шесть дней сын находился в реанимации. Жил благодаря аппарату искусственного дыхания. Врачи ввели его в состояние медикаментозного сна — сказали, что иначе он не выдержит боли. Ромчик пришел в сознание всего один раз. Попытался встать с кровати, хотя и не понимал, что происходит. Жена сказала ему: «Сынок, это мама. Ты меня слышишь?» Он дал понять, что слышит, но не смог ничего ответить. С тех пор он больше в сознание не приходил. 27 июня наш мальчик умер.

Похоронили его 29 июня. В тот момент мы, наверное, сами еще не осознавали, что произошло. Сын рос здоровым энергичным ребенком. Прекрасно учился, обожал спорт. Занимался футболом, греко-римской борьбой, плаванием. Когда у него разболелся живот, родители с сестрой не стали заниматься самолечением и тут же вызвали «скорую». Мы отдали ребенка докторам, а не каким-то шаманам. И потеряли сына из-за того, что дипломированные специалисты не смогли провести элементарную диагностику.

— После трагедии вы разговаривали с врачами райбольницы?

— Я поехал туда через неделю после того, как Ромчика не стало. Зашел к врачу-инфекционисту, которая как раз что-то дописывала в истории болезни сына. Не побоялась делать это в моем присутствии. Я сказал, что хочу получить копию истории болезни — как отец имею на это право. На что инфекционист закричала: «Ничего вам не отдам, хоть застрелите!» — и выбежала из кабинета. Я — за ней. В больничном коридоре увидел заместителя главврача, которая разрешила мне сделать копию истории болезни сына. Пока по результатам служебного расследования врачей, которые занимались лечением Ромчика, только отправили на переаттестацию. Но как же дисциплинарные взыскания?

Когда я начал проводить собственное расследование, многие говорили: «Только потеряешь время и силы. Рому не вернуть». То, что сына не вернуть, я знаю и сам. Но мне становится страшно от мысли, что в наших провинциальных больницах не могут поставить даже достаточно простой диагноз. В такой ситуации, как мы, может оказаться каждый. Знакомая медик из Тернополя рассказывала, что когда ее ребенка привезли в больницу с такими же симптомами и она предположила, что это непроходимость, врачи отмахнулись: «Вы, наверное, в институте переучились. Это обычное отравление». Ребенка спасли только благодаря настойчивости матери.


*По словам отца Ромы Владимира Кулака, сын был спортивным и здоровым ребенком, он даже редко простужался

«Дочка, узнав о смерти брата, заплакала: «Кто будет меня защищать?»

Врачи Жидачевской райбольницы случившуюся трагедию практически не комментировали. Но дали понять, что виновными в смерти ребенка себя не считают. Дескать, не смогли поставить правильный диагноз из-за того, что симптомы у пациента были нетипичными

— У него наблюдались высокое давление, головные боли, общая слабость и периодически даже потеря зрения, — сказала журналистам «ТСН» заместитель главврача Жидачевской райбольницы Людмила Яремцив. — Признаков вздутия кишечника, которые говорили бы об острой патологии, не было.

Однако комиссия Львовского областного департамента здравоохранения пришла к выводу: если бы районные врачи проанализировали все медицинские данные, они смогли бы четко диагностировать болезнь. Члены комиссии считают, что ошибки врачей Жидачевской райбольницы начались с приезда скорой помощи, когда решили, что причиной недуга являются тепловой удар или отравление. При осмотре ребенка в приемном отделении не провели всех необходимых обследований и не привлекли нужных специалистов. Хирурги осмотрели пациента поверхностно, и в результате мальчика направили в инфекционное отделение с набором медикаментов, которые не только не улучшали его состояние, а еще и ухудшали. Лапароскопию районные врачи не сделали (хотя в больнице было соответствующее оборудование), потому что не считали нужным. О рентгене вообще не шла речь. О том, что у ребенка, вероятно, кишечная непроходимость и в райбольнице помочь ему не удастся, медики догадались, когда было поздно — отмирание клеток кишечника при полном перекрытии доступа крови наступает через шесть часов.

Более того, областная комиссия пришла к выводу, что даже к транспортировке ребенка в «Охматдет» районные медики отнеслись халатно: не вызвали реанимобиль и санавиацию и не скоординировали работу с хирургами во Львове. При этом сопровождала больного в машине не профессиональный хирург или педиатр, а медсестра.

— Я не преследую цель посадить этих врачей в тюрьму на всю жизнь, — говорит Владимир Кулак. — Да этого и не будет — санкция статьи, по которой открыли уголовное дело, предусматривает максимум три года лишения свободы. Прежде всего я хочу, чтобы в наших больницах что-то изменилось. Поэтому рассказываю о случившемся журналистам, добиваюсь правды. И мне кажется, что Ромчик мне в этом помогает. После его смерти стали происходить необъяснимые вещи. Мне как будто кто-то подсказывает, куда и когда обращаться, посылает людей, готовых помочь. Например, я плохо знаю Львов, поэтому понятия не имел, где находится департамент здравоохранения. Остановился, чтобы у кого-то спросить, — и сразу увидел нужное здание. И таких совпадений очень много.

А нашей девятилетней дочке приснился пророческий сон. Она очень любила Ромчика и когда узнала о его смерти, долго плакала: «Кто же теперь будет меня защищать?» Рома всегда ее опекал. А через несколько недель дочке приснилось, будто бы к ней подошел мальчик в Роминой футболке и взял ее тяжелый пакет. «Когда он ко мне повернулся, я увидела, что это Рома! — рассказывала дочка. — Он провел меня до дома, но мама его не видела. Потом мы пошли гулять, и брат сказал: «Я вас с папой и мамой всегда буду защищать. Я рядом». Я теперь только этим сном и живу…

В свои 12 лет Ромчик был для меня не только сыном, но и лучшим другом. Как-то мы договорились, что если сын хорошо закончит учебный год, я исполню его мечту и куплю кота. Рома трудился, не покладая рук. Принес мне табель с прекрасными оценками и вдруг сказал: «Папа, я решил, что вам сейчас деньги нужнее — вы с мамой давно хотели сделать ремонт. Поэтому на покупку кота я заработаю сам». Сын стал монтировать клипы и рекламные ролики. И вскоре на заработанные деньги купил себе котика… Больше всего мне хочется верить, что Рома где-то рядом.

В прокуратуре Львовской области «ФАКТАМ» сообщили, что уголовное производство, открытое по факту непрофессиональных действий врачей, приведших к смерти пациента, расследуется. Теперь, после того как стали известны выводы комиссии областного департамента здравоохранения, в деле наконец должны появиться подозреваемые.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии