Роман Бочкала

ТВ-персона

Роман Бочкала: «В Пхеньяне стоит макет огромной баллистической ракеты, и все северокорейцы, проходя мимо, бьют ей поклоны»

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

13.10.2017 7:15 6978

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Украинский тележурналист, побывавший в Северной Корее, своими глазами увидел, что такое страна жесточайшего тоталитарного режима

Известный украинский военный журналист Роман Бочкала вернулся из поездки в Северную Корею. Роман пробыл там восемь дней, отсняв материал, которого хватит на полноценный документальный фильм. Журналист пока не приступил к работе над ним, осмысливая все, что увидел за время своего путешествия. Роман, много лет занимающийся военной журналистикой, побывавший в Сирии, Конго, Сомали, на Балканах, Косово и востоке Украины, признается, что впервые попал в страну жесточайшего тоталитарного режима.

«Работников аэропорта в несколько раз больше, чем пассажиров»

— Побывать в Северной Корее было моей давней профессиональный мечтой, — признался Роман. — Известно, что это непросто. Существуют определенные квоты по количеству иностранных туристов в Северной Корее, в которую украинцам достаточно сложно вписаться, ведь у нас нет дипломатических отношений с этой страной. Поехать в Северную Корею как журналист, тем более сейчас, когда вокруг этой страны такой накал страстей, практически невозможно.

Поэтому, когда мне предложили отправиться туда по туристической визе, я сразу согласился. Визу выдает посольство КНДР в России. Слава Богу, ехать в Москву не пришлось, достаточно было отправить документы и получить визу по электронной почте. Меня это совершенно устраивало, но, понятно, я не собирался забывать о своей профессии. Подобный опыт у меня уже был, когда в прошлом году ездил в Афганистан как турист, а потом сделал репортаж для программы новостей канала IСТV.

— Какой аппаратурой вы снимали?

— У меня был лишь телефон и фотоаппарат «мыльница». Причем имелась информация, что на границе КНДР телефон могут изъять. Но оказалось, что это норма 2013 года и она уже не действует. Телефоны нового поколения дают хорошую «картинку». К тому же съемки подобным образом не вызывают подозрений у бдительных северокорейцев. Если же я доставал фотоаппарат, то рядом в ту же минуту оказывались так называемые гиды.

— Кто это были на самом деле?

— Видимо, работники определенных государственных органов. Такие гиды приставлены к каждому иностранному туристу, въезжающему в Северную Корею. Несмотря на то, что все они одеты в гражданскую форму, погоны, что называется, видны даже через одежду. Туристов в Северной Корее очень мало, их можно пересчитать по пальцам. Самолет, в котором мы летели из Пекина, рассчитан на 200 пассажиров, но был практически пустым. Нас летело всего семь человек. Со мной были три человека из Украины, немец, японец и житель Австралии.

В самолете нам раздали регистрационные карты, где было написано, что в КНДР нельзя завозить GPS-навигаторы, порнографическую продукцию, определенную литературу. Среди целого списка пунктов был вопрос, не журналист ли вы. Если да — то надо было об этом заявить. Конечно, я этого не сделал, иначе нес бы уже некую ответственность за то, что делаю в стране. К тому же, не увидел бы даже того, что показывают простым туристам.

— Каким было ваше первое впечатление от Северной Кореи?

— Мы прилетели в аэропорт, который несколько лет назад был отреставрирован и сейчас выглядит вполне современно. Единственное, что сразу поражает, — это пустота. Работников аэропорта в несколько раз больше, чем пассажиров. Когда мы отъехали от терминала, у меня создалось впечатление, будто меня перенесла в прошлое машина времени. Это было как в моем советском детстве. На улицах очень мало машин. Кстати, среди них встречаются и автомобили советского производства. Строем маршируют пионеры, едут старенькие автобусы.

Есть на дорогах и суперсовременные авто. Их совсем немного, все они с черными номерами, что означает их принадлежность военным. Профессия военного в КНДР считается самой престижной. Для корейской девушки выйти замуж за человека в форме — предел мечтаний. Что касается архитектуры, то Пхеньян в большинстве своем напоминает наши панельные спальные районы. Лишь в центре есть дома, построенные в стиле хай-тек. Все эти сооружения возведены во времена правления Ким Чен Ына — младшего из правителей династии. Большая часть этих строений — отели, в которых никто не живет. Чаще всего они служат просто как фон для фотографий. Иностранных туристов селят в один отель, такой себе «Интурист». Местные не имеют права в нем появляться.


*Все съемки Роман вел на мобильный телефон, что не вызывало подозрений у «кураторов» туриста из Украины

«Основной помощник сельских жителей — волы»

— А как же ваши гиды?

— Для них, конечно, делается исключение. Не знаю, где они ночевали, но один из туристов нашей группы, немец, рассказывал, как в четыре утра, когда ему не спалось, он спустился вниз, решив пройтись по городу. В тот момент, когда он направлялся к двери, его окликнул один из гидов с вопросом: «Куда вы идете?» Осталось так и непонятно, откуда он появился в холле отеля.

Нас сразу предупредили, что передвигаться по городу без гидов запрещено. Был специально разработанный маршрут, по которому мы и следовали все восемь дней поездки. Кстати, иностранных журналистов обычно за пределы Пхеньяна не выпускают. А вот простые туристы могут путешествовать по стране. Мы ездили на 38-ю параллель, граничащую с Южной Кореей, в город Вонсан, где находится военно-морская база и проходят ядерные испытания. Были даже в сельской местности, куда обычно иностранцев не пускают.

— Что представляет собой село в Северной Корее?

— В плане техники у них еще 20-е годы прошлого века. Я видел лишь простенькие тракторы, даже без крыш. Основной помощник крестьян — волы. Мы видели, как убирают руками рис, это достаточно тяжелый труд. Все село не электрифицировано. Свет есть лишь в центре — на маленьком забетонированном кусочке земли, где располагаются магазин и сельская управа.

Домики крестьян очень маленькие, простые, глинобитные. Вообще, северокорейский народ живет бедно. Так гласит их философия чучхе. Я не видел людей с избыточным весом, кроме самого маршала Ким Чен Ына. Один кореец с иронией сказал, что это у него из-за большого количества мыслей. Едят корейцы очень скромно, обходятся без мяса, молока. Свободной земли слишком мало, а если она есть, то засевается рисом, пшеницей или кукурузой.

— Чем же питаются северокорейцы?

— Рисом, травами, водорослями. Рыбу найти очень трудно. В Северной Корее есть традиция, согласно которой маршалы и вожди по большим праздникам дарят народу рыбу. Чаще всего это килограмм мороженого хека. Мясо в магазинах есть, но оно очень дорого стоит, его могут позволить себе далеко не все.

— Чувствуется, что Северная Корея готовится к боевым действиям?

— В Корее всегда идет подготовка к войне. Но сейчас борьба с Соединенными Штатами действительно достигла некоего апогея. У простых корейцев неприкрытая ненависть к Америке. Народ жаждет расправы, возмездия и буквально требует, чтобы их вождь нажал на «красную» кнопку. Простые корейцы уверены, что они способны элементарно победить Америку. Своему ядерному оружию буквально поклоняются. В Пхеньяне, в Центре науки и техники, стоит макет огромной баллистической ракеты. Все северокорейцы, проходя мимо, бьют ей поклоны. Но за все время нахождения в КНДР я не видел ни разу передвижения по улицам военной техники.


*Роман Бочкала побывал в корейском селе, где его поразила нищета крестьян

«Чтобы попасть в столицу, житель другого города должен иметь специальное разрешение»

— Неужели за всю поездку вы не встретили ни одного свободомыслящего корейца?

— Лишь один раз местный житель очень осторожно спросил у меня, мол, есть такая информация, что в Южной Корее люди живут неплохо, там есть разные товары. Я даже немного напрягся от этого вопроса, но ответил, что никогда не был в Южной Корее, поэтому не могу говорить на эту тему. Решил, что не мое это дело — заниматься его просвещением.

— Но ведь они смотрят телевизор?

— Средства массовой информации в КНДР тоже живут по своим законам. Интернета нет, печатные издания в формате стенгазет вывешивают даже на станциях метро, радио только проводное, а телевидение исключительно государственное. Это общественно-политический канал и музыкальный, с фильмами. Раз в неделю идет международное обозрение, откуда народ и узнает, что происходит в мире.

— Что больше всего поразило вас в этой поездке?

— Впечатлений очень много. Главное — это, конечно, выбор, который однажды сделала страна, закрывшая себя для всего мира, выбрав диктаторский путь. Думаю, многим стоит задуматься о том, что может произойти с изолированными территориями. Что касается быта, то в Северной Корее потрясает многое. Например, каждое утро в 7.30 все безработные в Пхеньяне в одинаковой зеленой форме с красными флагами в руках выходят на улицу, чтобы провожать идущих на работу. Таким образом они выражают свою солидарность с ними. Чаще всего это женщины.

По улицам корейцы в основном ходят группами. У них нет традиции просто зайти в кафе или ресторан, только по торжественным случаям и большой компанией. С работы тоже все выходят вместе, по гудку. Все устроено так, чтобы люди меньше перемещались. Если человек не живет в Пхеньяне, то он должен иметь специальное разрешение, чтобы попасть в столицу. Мобильная связь работает только в определенном городе или местности. Паспортов у северных корейцев нет, есть только свидетельство о рождении и регистрация. Все максимально привязаны к своему месту жительства, чтобы даже не возникало желания куда-то поехать. Понятно, что они живут среди плакатов, портретов и статуй вождей, которым по-прежнему возносят благодарственные оды.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Глупенькая! Ну что ты переживаешь, что у тебя грудь первого размера? Зато ноги, вон, сорок четвертого!!!

Версии