Дмитрий Комаров

шоу продолжается

Дмитрий Комаров: «По-настоящему испытал на себе, что значит обморозить кожу, только на «Танцях з зірками»

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

13.10.2017 7:30 4374

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Известный телеведущий со своей партнершей Александрой Кучеренко покинули популярный проект, уступив место паре Юрий Ткач и Илона Гвоздева

Седьмой эфир популярного проекта «Танці з зірками» («1+1″) закончился совершенно неожиданно. Жюри шоу решило, что паркет должна покинуть пара Юрий Ткач и Илона Гвоздева. Но в тот самый момент, когда эта информация была оглашена, на паркет вышли Дмитрий Комаров и его партнерша Александра Кучеренко и сделали неожиданное заявление. „Мы с Сашей приняли решение уступить свое место Юрию Ткачу“, — сказал Дмитрий, повергнув в изумление зрителей, жюри, участников и режиссеров шоу. — Для нас сейчас все участники как одна семья, мы уже давно перестали быть конкурентами. Без Юры Ткача шоу станет слишком серьезным. Если не бояться и идти вперед, то абсолютно каждый может вывернуть свой мир наизнанку. Друзья, до встречи!»

Уже на следующий день после эфира Дмитрий Комаров с головой ушел в монтаж очередных серий авторского проекта «Мир наизнанку». В конце лета ведущий вернулся из длительной поездки в Японию, и выпуски, посвященные Стране восходящего солнца, будут идти до самого Нового года. «Я вновь чувствую себя уверенно и на своем месте», — сказал Дмитрий, с головой погружаясь в огромное количество отснятого в Японии материала.

— Как настроение после ухода из проекта?

— Прекрасное. Прежде всего потому, что могу вернуться к своей основной работе — проекту «Мир наизнанку». Это авторская программа, в которой мое присутствие просто необходимо. Моим коллегам в последнее время было достаточно тяжело, они даже говорили, что вынуждены будут отправлять sms на «Танці з зірками» не за меня, а за других участников. Я работал в достаточно жестком графике: днем репетиции, а ночью, до трех утра, торчал в монтажной. В десять утра снова был на паркете.

— Сколько вы жили в таких напряженных условиях?

— Больше двух месяцев. Еще за две недели до начала проекта начались серьезные репетиции, поэтому я танцую с середины августа.

— Не будете скучать по паркету?

— Признаюсь, когда мы на прошлом эфире прощались, обнимались, у некоторых даже были слезы на глазах. Особенно переживал Юра Ткач, который, много раз сказал мне спасибо за мой поступок. Он был очень растерян, и я понимал, какой взрыв адреналина ему пришлось пережить. Первый шок он получил, узнав, что покидает проект, второй — когда понял, что у него появляется второй шанс. Рассказывают, когда он попал в номинацию, жена с ребенком, стоявшая за кулисами, расплакалась. Узнав, что Юра покидает шоу, с ней случилась просто истерика. Потом она уже плакала из-за переполняющих ее эмоций.

— Значит, эта ситуация не была срежиссирована? Все по-настоящему?

— Конечно. Это только мое решение. Оно было совершенно неожиданным для моих коллег. Честно говоря, когда мы с Сашей попали в номинацию, но все-таки не вылетели из проекта, тут же пошептались, и у меня уже был готов план. Саша меня поддержала. Но я не стал сразу объявлять об этом решении, понимая, что нарушу ход прямого эфира. Просто не имел на это права.

Такая возможность появилась только в тот момент, когда объявили пару, которая покидает проект. И тут ворвались мы с Сашей. Я видел глаза Юры Горбунова, настолько это все было неожиданно. До того момента, пока мы не заявили о том, что хотим уйти из проекта вместо Юры и Илоны, никто не понимал, что происходит. Мы не сказали об этом ни режиссеру, ни продюсеру. Я спросил Сашу: «Мы никому не навредим и скажем о нашем решении в конце проекта. Ты готова?» Она лишь ответила: «Я тебя поддержу».

— Как отреагировала съемочная группа на то, что произошло?

— Все они ко мне подошли, пожали руку и сказали: «Мы не ожидали, но это было здорово». Первым из членов жюри подошел Дима Монатик, признавшись: «Это было круто!» Поддержали наш поступок и Екатерина Кухар, и Влад Яма.


*Партнершей Дмитрия Комарова по проекту «Танці з зірками» была Александра Кучеренко

— Известно, что у вас с Ямой на проекте возник конфликт.

— Уходя, я предложил ему оставить все негативные моменты только на паркете, не перенося их в реальную жизнь. Прекрасно понимаю, что на проекте члены жюри делают свою работу. Конечно, все живые люди и возможны срывы. Да, Влад неудачно пошутил на мой счет. Я, в свою очередь, тоже ответил ему достаточно резко. Но это человеческий фактор, которого не всегда удается избежать. И в этом не было никакой режиссерской задумки. В тот момент, когда я резко ответил Владу, за спиной у жюри сидела моя сестра. Потом она мне призналась, что когда увидела, в каком состоянии я подошел к столу судей, сразу поняла: что-то сейчас устрою. Я такой человек, которого очень тяжело заставить делать что-то против его желания.

— И тем не менее своими колкими словами в адрес Влада Ямы вы вызвали негодование у некоторых поклонников шоу.

— Я это прекрасно знаю, но что уж тут поделаешь. Просто не все смогли реально посмотреть на то, что происходило. Я никогда не отрицал, что у меня нет абсолютно никакого танцевального опыта. В отличие от остальных участников. Ахтем Сейтаблаев актер, он изучал хореографию. Юрий Ткач занимался танцами в детстве. Надя Дорофеева артистка, с Наташей Могилевской тоже все понятно. Получается, только я был в «другой весовой категории». Это как тяжеловесы, выступающие на ринге с боксером в легком весе.

Поэтому я и не мог понять, почему ко мне такое негативное отношение. Люди почему-то слишком серьезно относятся к этому проекту именно как к танцевальному. А ведь он немного о другом — об известных персонах, которые учатся танцевать. Такой персонаж, как я, больше всего и нужен шоу. Зрителю интересно, как он развивается. Поэтому я был необходим проекту. Но в какой-то момент я понял, что моя миссия в нем выполнена. Так что финальная точка на минувшем эфире была совершенно логичной. Дальше двигаться в «Танцях» мне смысла нет.

— Значит, детский танцевальный кружок обошелся без вас?

— Я танцевал в детстве лишь несколько раз. Один раз — в лагере в Карпатах, когда мне было лет 12. Помню, тогда я делал даже поддержку партнерше, чем очень гордился. Уже гораздо позже, во время съемок на Кубе, брал уроки сальсы, но это была просто игра. По сути, первое время я так же воспринимал и проект — это должно было быть смешно, ведь человек только учится. Но оказалось, что для фанатов шоу это далеко не так. Я очень благодарен всем, кто голосовал за меня. Моих поклонников оказалось больше, чем у других пар, иначе я давно бы уже вылетел из проекта.

— Правда, что во время минувшего эфира вы вышли на паркет с травмой?

— Да. Это очень странная история. В день эфира, прямо перед выходом на паркет, я получил обморожение. Дело в том, что в танце нашей пары был момент, когда я вскакиваю с колен. Это достаточно сложный физически трюк. Всю прошедшую неделю я его репетировал и, видимо, за день до эфира, прыгнув слишком резко, рванул большую мышцу пресса. Она стала невероятно болеть. На генеральной репетиции, когда я повторил этот прыжок, мое тело пронзила такая боль, что у меня буквально искры из глаз полетели. Минуту казалось, что ничего не вижу. Мне посоветовали сделать уколы, чтобы блокировать боль, но ничего не помогало.

В последний момент, буквально перед прямым эфиром, доктор посоветовал заморозить мышцу пресса специальным баллончиком, который используют футболисты. За минуту до эфира мне расстегнули рубашку, и я полил жидкостью себе пресс. На животе появилась ледяная корка. Застегнул рубашку и вышел на паркет.

После эфира, когда я посмотрел на свой пресс, внешний вид кожи меня насторожил. А на следующий день обратился в больницу, где убрали обмороженные кусочки ткани и обработали рану. Сказали, что у меня обморожение кожи размером десять на десять сантиметров второй степени. Я поднимался на Эверест, но по-настоящему испытал на себе, что значит обморозить кожу, дома, в Киеве. Так что теперь две недели, вместо ежедневных походов на репетиции, буду принимать процедуры в больнице.

— Но спрей-то хоть помог?

— Самое обидное, что нет. Средство не успело за короткое время достичь мышцы, и когда я вновь прыгнул, то острая боль пронзила все тело. Так что танцевал, можно сказать, на автомате. Впрочем, физическая травма, полученная на проекте, не стала для меня чем-то особенным. За мою журналистскую биографию таких травм было огромное количество.

Когда находишься в джунглях, неизбежно что-то царапнешь себе. Поначалу рана начинает гноиться и только потом заживает. У меня было столько переломов, что уже и не берусь их подсчитать. Просто обидно, что обморожение случилось на танцевальном проекте. Сам виноват — переборщил со спреем. Знаете, мне кажется, что по эмоциональной нагрузке этот проект оказался для меня сложнее всех экспедиций в «Мире наизнанку». Видимо, просто я очутился не в своей среде, где не могу контролировать ситуацию. И тем не менее, вы видите, продержался даже тут.

— Не думали, что могли бы в «Танцях з зірками» победить?

— А ведь это совсем не шуточный вопрос. Когда мы с Сашей остались в шоу на минувшем эфире, я ей сказал: «Ты понимаешь, что если мы не сделаем сейчас шаг назад, то можем и победить?!» Дело в том, что у нас очень сильная группа поддержки. К тому же, наверное, зрителям интересно смотреть на «косолапого» танцора. Но я сам для себя уже вывернулся наизнанку и большего показать не мог, поэтому смысла оставаться не было. Теперь в шоу участвуют только реально сильные танцевальные пары.

— За кого будете отдавать свой голос?

— Признаюсь, не думал еще об этом. Я дружу с Надей Дорофеевой, она поддерживает мой благотворительный проект, помогающий деткам. Будет логично, если поддержу именно ее. Хотя, честно, болею за всех ребят, которые остались в проекте. По большому счету, мы здорово провели вместе время.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Купил надувную кровать. На 12-ти языках написано: «Купаться запрещено!», а на русском: «При купании держаться за ручки».

Версии