пожар в лагере Виктория

Резонанс

"Мы стали свидетелями того, как коррупция убила детей"

Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

27.10.2017 6:30 2560

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

40 дней назад произошел пожар в одесском образцовом детском лагере «Виктория», где заживо сгорели три ребенка

«ФАКТЫ» подробно рассказывали о трагедии в курортной зоне Одессы, где в ночь на 16 сентября возник пожар в муниципальном детском лагере «Виктория». В считанные минуты большой двухэтажный новый корпус превратился в пепелище. Там не сработали ни новая противопожарная система, ни пожарный гидрант. Внутри здания находились 42 ребенка — участники танцевального ансамбля «Адель». Погибли три девочки, еще три оказались в реанимации…

Премьер-министр Украины Владимир Гройсман сразу же заявил, что все виновные в трагедии «будут жестоко наказаны», невзирая на занимаемые ими должности. Следом прозвучали заявления генпрокурора Юрия Луценко (в частности, о «политической ответственности мэра Одессы Геннадия Труханова»), руководителей Нацполиции… Рефрен был общий: «Не забудем, не простим, накажем виновных!»

«Руководство сказало, что подписать бумагу надо «формальности ради»

Сразу после трагедии полиция открыла уголовное производство по статье «Нарушение установленных законодательством требований пожарной безопасности», прокуратура — по статье «Служебная халатность».

Дальше все пошло по накатанной схеме: подала в отставку директор департамента образования и науки горсовета Елена Буйневич, от исполнения обязанностей руководителя Киевской райадминистрации Одессы был отстранен Владимир Сушков. По настоятельным рекомендациям главы обладминистрации Максима Степанова и вице-премьера Геннадия Зубко, а также ряда возмущенных депутатов горсовета мэр временно отстранил — на период проведения расследования — начальников управлений капитального строительства Бориса Панова и архитектурно-строительного контроля Александра Авдеева. Подписал Геннадий Труханов и заявление об отставке вице-мэра по гуманитарным вопросам Зинаиды Цвиринько. С формулировкой «По собственному желанию, в связи с выходом на пенсию».

Затем отыскали человека, на которого попытались все свалить. Якобы в ЧП виновата… старшая воспитательница лагеря Наталья Янчик, поскольку ее подписи стоят на актах о принятых в «Виктории» мерах противопожарной безопасности. 18 сентября суд дал санкцию на содержание под стражей Янчик и директора «Виктории» Петроса Саркисяна.

— 16 сентября в 7.30 мне позвонила замдиректора «Виктории» и попросила приехать в лагерь, хотя на тот момент я уже две недели не выходила на работу, — рассказывает «ФАКТАМ» Наталья Янчик (28 сентября девушку освободили из-под стражи под поручительство народных депутатов). — Руководству лагеря было достоверно известно, что еще 10 августа я написала заявление об увольнении с 24 августа. Однако замдиректора не дала ему хода… Приехав в лагерь, я застала ужасную картину. Никто ничего не объяснял, сказали, мол, «просто нужно дать показания»…

Около 10.00 Наталью забрали в отдел полиции и сообщили о подозрении. Дескать, согласно приказу администрации лагеря, она была назначена ответственной за пожарную безопасность. После этого девушке стало плохо, по дороге в больницу она потеряла сознание. Данный инцидент правоохранители, очевидно, восприняли как попытку скрыться от следствия, чем и объясняется требование меры пресечения в виде ареста без права внесения залога.


Как стало известно «ФАКТАМ», Наталья — сирота: когда она и ее сестра были маленькими, жили в Хмельницкой области, отец забил до смерти их маму.

— Он убил маму на моих глазах, я потом давала показания следователю, — вспоминает младшая сестра Натальи Виктория Янчик. — Нас с Наташей забрали к себе опекуны, Зинаида и Сергей Городыские. Так мы оказались в Одесской области. После девятого класса сестра поступила в Балтское педагогическое училище, окончила его с красным дипломом. Там и познакомилась с будущим женихом Иваном. Какое-то время они вместе работали в «Виктории», где парень был диджеем. Недавно он сделал любимой предложение.

— Наташа хотела красивую фотосессию и необычное платье, — говорит жених Натальи Иван Цокур. — Я как увидел ее в этом наряде: просто неотразима! Роспись была запланирована на 22 сентября, но… В это время Наташа уже несколько дней сидела в СИЗО. Ее обвиняют в том, что подписала документ, где значится, что именно она отвечает за пожаробезопасность в лагере. Однако я точно знаю, что Наташу буквально вынудили подписать эту бумагу.


*После освобождения из-под стражи Наталью Янчик первым встретил жених Иван

— Руководство «Виктории» сказало мне, что эта подпись ничего не значит, — объясняет Наталья. — Убеждали, что в считанные недели они найдут человека, который действительно будет заниматься данными вопросами. А сейчас, дескать, нужно подписать, «формальности ради». Вот так меня и посадили…

В защиту воспитательницы встали практически все, кто ее знал. Жители села Лабушное Кодымского района Одесской области, в котором росла Наталья, устроили сход и даже пригрозили в случае несправедливости перекрыть железнодорожную ветку в Кодыме и дороги в Одессе. Люди о своей землячке отзываются хорошо: спокойная, добрая, трудолюбивая. Рано потеряла родителей, тем не менее с отличием окончила девять классов, а после и педучилище с красным дипломом. Сразу устроилась работать в лагерь, хотела накопить денег перед свадьбой.

«Я хочу, чтобы наказали виновных, а не крайних»

Ответственной за пожарную безопасность Наталью Янчик определили в начале 2017 года — без какого-либо инструктажа, направления на спецкурсы. По ее словам, она даже не знала, где выключается сигнализация.

— В июне 2017-го пожарные проводили проверку лагеря, и в отношении Наташи был оформлен протокол за невыполнение требований, которые были предъявлены еще в 2016 году, — комментирует юрист Алексей Черный. — В приказе, которым на нее возложили ответственность, также указывается, что замдиректора лагеря должна была организовать инструктаж. Более того, в приказе сделана ссылка на нормативно-правовой акт, который ранее уже был отменен. Следствие обвиняет воспитательницу в том, что она не заключила договор на обслуживание автоматической пожарной сигнализации, не смонтировала систему оповещения о пожаре и управлении эвакуацией, не провела огнезащитную обработку (!) деревянных конструкций чердачных помещений… Это — текст предписания Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, выданного в 2017 году.

Во-первых, выходит, что к огнезащитной обработке самого корпуса у спасателей претензий не было? Во-вторых, кто все это должен был сделать, как не руководитель? Мы все хотим справедливости. А реальные виновники этого ужасного преступления радуются дома. Как отец я хочу безопасной среды для детей. Как адвокат — чтобы наказали виновных, а не крайних.

— Замдиректора лагеря заверила Наталью в том, что штраф, выписанный проверяющими ГСЧС — 51 гривня, — сущий пустяк, — замечает правозащитник Георгий Блощица. — Начальница даже сама заплатила эти деньги.

Наталье, можно сказать, повезло: ее судьбой заинтересовались народные депутаты. «Она просто стала жертвой чиновничьего и прокурорского произвола», — считает Мустафа Найем.

В итоге 28 сентября Апелляционный суд Одесской области счел возможным отпустить Янчик на поруки нардепов Мустафы Найема и Григория Шверка.

Под стражей остался директор «Виктории» Петрос Саркисян. При этом и местные руководители, и правоохранители помнили, что в ходе заседания 18 сентября в Киевском райсуде Одессы, где избиралась мера пресечения, Саркисян недвусмысленно намекнул, что всеми финансовыми вопросами занимались чиновники мэрии. Заметил, что деревянные срубы, в которых уже второй год отдыхали дети, так и не были приняты на баланс. По его словам, он неоднократно письменно обращался в департамент образования и науки горсовета, но ему отвечали, что корпуса не находятся у них на балансе.

Как тут не вспомнить фразу из известного фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Фокс велел передать, что он за всю честную компанию хомут волочь не желает, ему одному вышака брать скучно. Так что, если не захотят его верные друзья у муровцев отбить, сдаст он их всех с чистой душой»…

Возможно, из этого, а может быть, из другого посыла исходило следствие, но именно в тот день, когда из-под стражи освободили воспитательницу Наталью Янчик, прокурор области Олег Жученко озвучил журналистам еще одну версию: «Следственными органами установлено наличие остатков кипятильника именно в том месте, где и был эпицентр пожара. Кроме того, согласно показаниям свидетелей, проживающая в данном помещении руководитель ансамбля сказала, что она забыла кипятильник и побежала…».

Иными словами, вновь «всплыла» версия о виновности худрука ансамбля «Адель» Татьяны Егоровой, в комнате которой начался пожар. Хотя именно свидетельские показания полностью исключают ее виновность. (Об этом «ФАКТЫ» подробно рассказывали 19 сентября этого года). Приведем еще одно — высказывание члена родительского комитета «Адели» Оксаны Лищук:

— Татьяна Олеговна ничего о кипятильнике не говорила. Она делала все, чтобы спасти детей. Ворвалась в горящее здание, поднялась на второй этаж — стучала в двери, кричала, звала девочек… Даже пыталась взломать запертые двери в комнате № 11, однако ее скромная масса тела — 45 килограммов — не позволила это сделать. Как, впрочем, не сумел выломать входные двери и юный Максим Тихончук, на счету которого 15 спасенных ребятишек. Егорова вместе со спасенными детьми прыгала со второго этажа.

— Она спасала наших кровиночек, мы будем ей благодарны до конца дней, — говорит Людмила Михалкина, бабушка одной из девочек.

…В ту страшную ночь Татьяна Олеговна пересчитывала детей, вспоминая номера их комнат. Дойдя до № 11, несколько раз закричала: «Нет трех девочек!». Однако представители лагерной администрации ее заглушали: «Все есть, все в порядке». Сегодня худрук проходит в уголовном производстве в качестве свидетеля.

«Начальство лагеря постоянно устраивало гульки — водили проституток, приглашали правоохранителей…»

О деяниях директора Саркисяна и его ближайшего окружения накопилось много материалов. В них, естественно, должно разбираться следствие. Пока ограничимся несколькими штрихами.

В ноябре 2015 года директор написал официальное письмо начальнику управления капитального строительства горсовета Борису Панову. В нем такие строки: «Просим внести изменения в проект и смонтировать домики из экологически чистых деревянных конструкций (срубов)». Проектом «перестройки» «Виктории» предусматривались бетонные панели. А в мае того же года, как выяснили журналисты, 28-летний сын Саркисяна Саркис купил гостинично-ресторанный комплекс «Шик и Дым» в Лиманском районе Одесчины. После ресторанный комплекс был расширен, переименован в «Комфорт», и на его территории размещаются деревянные «эко-домики». Местные жители утверждают, что они построены из того же стройматериала, что в «Виктории»…

Петрос Саркисян ездил на джипе Land Cruiser 200, не озаботившись внести его в декларацию. А во время обыска директорского кабинета в его сейфе выявили 16 зарплатных карт, оформленных в одном из одесских банков на имя различных людей. «Ко всем указанным банковским картам есть бумажные конверты с записями владельцев и указанными от руки четырехзначными числами вероятных пин-кодов», — говорится в судебном постановлении.

Приведем также рассказ одного из бывших подчиненных директора «Виктории».

— Я — одессит, детдомовец, незаконно лишенный принадлежащей мне жилплощади, — рассказал в эфире «7 телеканала» в ходе марафона, посвященного трагедии в «Виктории», Александр Качалка. — Очень долго я обивал пороги в поиске справедливости. Наконец, попал на прием к заместителю мэра Зинаиде Цвиринько, которую попросил устроить меня на работу — с тем, чтобы была и крыша над головой. Сам я повар, хорошо умею печь, но вынужден был жить просто на улице…

В начале лета меня направили в «Викторию», но директор и его окружение отнеслись ко мне очень плохо. Фактически использовали как раба, принуждали работать на семью директора. Например, загружать и вывозить за город, к месту семейного бизнеса, материалы, которые предназначались для реконструкции лагеря. При этом не кормили, вынужден был попрошайничать, но какое-то время терпел, так как идти было некуда. На нас оказывали давление: если не будете работать, останетесь без жилья. Еще — завлекали алкогольными напитками и просто эксплуатировали. При этом директор кричал на рабочих, матерился, приговаривая, что «нужно быстрее сворачивать катушки».

Начальство постоянно устраивало в лагере гульки — водили проституток, приглашали правоохранителей. Короче говоря, весело проводили время подальше от посторонних глаз. Нас же потом кормили объедками от этих праздников. Я не выдержал — ушел.

Незадолго до этого сказал Саркисяну в глаза: «Здесь когда-нибудь случится что-то нехорошее». Сейчас в мэрии говорят, что директор «жил этим лагерем». Но, похоже, он и его близкие попросту жили с этого лагеря.

— Таких сирот, как Александр, у нас, к сожалению очень много, — комментирует правозащитник Татьяна Бойко. — Их попросту выбросили на улицу. Чиновники не только не стремятся, они категорически не желают услышать этих ребят. У парня отобрали жилье, а взамен предложили — в виде большого одолжения — подвал с канализационными стоками. В итоге Саша вынужден жить на улице, ночевать по подворотням…

Я вместе с известным правозащитником Татьяной Макаровой обращались абсолютно во все властные и правоохранительные структуры. Полтора года назад мы изложили ситуацию по Саше Качалке в областной прокуратуре. Выделили следователя, который занялся этим вопросом, однако до конца дело не довел. Самая большая проблема — полнейшее безразличие чиновников и депутатов к тому, что происходит вокруг. Отсюда — коррупция, результаты которой налицо.

Третьим фигурантом в уголовном производстве по «Виктории» выступает бывший вице-мэр Зинаида Цвиринько. Та самая, которая курировала гуманитарную сферу, в частности, департамент образования и науки, и после ЧП была уволена «по собственному желанию, в связи с выходом на пенсию». Ей инкриминируют статью «Служебная халатность» УК Украины, 3 октября огласили подозрение. Затем суд все откладывал избрание меры пресечения и только неделю спустя ее избрал — ограничились личным обязательством.

Правда, в данном случае прокурор ничего не комментировал, в отличие от ситуации с отпущенной воспитательницей Натальей Янчик. Тогда он был возмущенно-краток: «Мне безразлично, сколько ей лет — 23 или 93, и в каком она статусе. Это взрослый человек, который понимал, за что отвечает». Он также заявил, что следствию не предоставили ни приказа об увольнении Янчик, ни ее соответствующего заявления. «Кроме того, банковская зарплатная карта воспитателя свидетельствует о том, что она снимала зачисленные ей деньги за август 2017 года, а в день трагедии, 15 сентября, ей был начислен аванс…».

По поводу пенсионерки Цвиринько в надзорном ведомстве скромно констатировали: «Мы настаивали на избрании подозреваемой круглосуточного домашнего ареста, но… Сейчас прокуратура будет решать вопрос об обжаловании судебного вердикта в апелляционной инстанции».

Несколько слов об «обнаруженном кипятильнике».

— Мы сейчас видим, как пытаются назначить виновными людей с небольшими должностями, которые имеют к трагедии опосредованное отношение: электрика, воспитателя, вожатых… — комментирует независимый эксперт-химик Владислав Балинский, входящий в общественную комиссию при облгосадминистрации, которая занимается расследованием причин трагедии в «Виктории». — Вдруг «всплывает» какой-то кипятильник, который якобы оставили включенным. Возникает закономерный вопрос: обнаружен ли выгоревший контур электрической розетки со вставленной в нее вилкой? Ведь металл, ясное дело, не выгорает полностью.

Я был на месте трагедии днем 16 сентября. Сразу прошел к пожарищу и осмотрел элементы проводки. Обратил внимание, что использовались не металлические трубы, а гофрированные — так называемый металлорукав. Гофра оказалась почти полностью прогоревшей. По стандартам деревянных помещений в проводке рекомендуют использовать цельные металлические трубы. Я обнаружил и другие вопиющие нарушения: незаземленные электроприборы, бойлеры в деревянных шкафах, лампы накаливания, от которых плавились пластиковые светильники… Прямо на деревянной поверхности было смонтировано электрооборудование: более десяти бойлеров и 48 головных светильников на каждый корпус, что недопустимо. Под электропроводкой вообще нет никакой обработки.

Детский оздоровительный лагерь, в котором заживо сгорели три ребенка, действовал нелегально. Он не значится в госреестре учреждений, имеющих право организовывать детский отдых. Он не был сдан в эксплуатацию. «Виктории» нет среди 47 официально функционирующих в Украине детских лагерей! В то же время чиновники мэрии остаются в тени. Мы не должны допустить этого. Ведь в данной ситуации они «распилили» деньги и это привело к жертвам. Мы стали свидетелями того, как коррупция убила детей…

Для того, чтобы следствие продвигалось, необходимы результаты официальных экспертиз. За первый месяц со дня пожара в «Виктории» было получено лишь одно заключение от экспертов — ДНК-тест, подтвердивший личности погибших девочек.

— Процесс экспертиз — достаточно длительная процедура, — говорит замначальника регионального главка Нацполиции — начальник следственного управления Сергей Шайхет. — Вероятно, она займет значительное время.

Выгоревший лагерь «законсервировали»: в рамках расследования Приморский районный суд наложил арест на 18 его зданий и сооружений.


*Деревянный корпус «Виктории», в котором находились 42 ребенка, выгорел полностью

«Следствие по „Виктории“ я контролирую лично и гарантирую, что кто-либо из причастных к созданию предпосылок пожара и трагедии будут привлечены к ответственности, „стрелочниками“ не обойдутся», — заявил генпрокурор Юрий Луценко на брифинге в Запорожье.

Спустя 40 дней после трагедии каких-либо заметных успехов в расследовании не видно. Во всяком случае, ни журналистам, ни общественности о них ничего не известно. Хотя высокопоставленные столичные чиновники обещали полную гласность в ходе следствия.

Тихо-молча возвращены в свои руководящие кресла городские чиновники, отстраненные (формально) на период расследования. Похоже, все вернулось на круги своя. В таком случае, какого наказания виновных можно ожидать?

…Девятилетняя Настя Кулинич мечтала учиться в Лондоне, говорила бабушке и дедушке, что непременно пригласит их к себе. Восьмилетняя Соня Мазур хотела стать профессиональной танцовщицей. Двенадцатилетняя Снежана Арпентий — играть в театре. Все они, воспитанницы образцового детского муниципального хореографического ансамбля «Адель», заживо сгорели в одной из комнат пятого лагерного корпуса.


*Люди до сих пор несут игрушки и цветы на место трагедии

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».

Версии