геннадий фуйзалов

Благое дело

Геннадий Фузайлов: «Лазерную технологию обработки ожоговых рубцов мы разработали по заказу Министерства обороны США»

Ирина ЛЕВЧЕНКО, «ФАКТЫ» (Львов — Запорожье)

31.10.2017 6:15 513

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Уникальное оборудование американские врачи привезли во Львов, чтобы помочь детям, пострадавшим на пожарах

«ФАКТЫ» уже рассказывали о профессоре Гарвардской медицинской школы, враче бостонской клиники Shriners Hospitals for Burn Children Геннадии Фузайлове, который семь лет подряд приезжает в Украину с проектом «Врачи объединяются ради спасения детей». Здесь, на базе львовского медицинского центра «Интерсоно», американские специалисты работают над старыми шрамами детишек, стараясь добавить функциональности пострадавшим органам и улучшить регенерацию кожного покрова. А тех, чья жизнь с момента полученной ожоговой травмы находится под угрозой, обычно приглашают на лечение в Бостон. Дети проводят там по несколько месяцев на больничной койке, а затем еще длительное время находятся на амбулаторном лечении, принимая процедуры в клинике. В дальнейшем продолжают наблюдаться у американских специалистов и получать лечение во время их визитов в Украину.

Когда в июле нынешнего года в Бостон отправилась четырехлетняя Даша Яковлева из Мелитополя Запорожской области, на счету Геннадия Фузайлова уже было 53 спасенных ребенка. В сентябре в США медицинский самолет увез 14-летнего Никиту, обгоревшего на крыше вагона. В первые дни октября была предпринята попытка спасти 18-летнего Данилу, также забравшегося на вагон и попавшего под воздействие 25 тысяч вольт, в результате чего он получил ожоги около 80 процентов тела. Увы, организм юноши не выдержал столь тяжелых травм… А Никите и Даше провели несколько операций по пересадке их же кожи. Медики полагают, что Новый год девочка уже встретит дома, в Украине. Кстати, квадратный сантиметр культивированной кожи стоит около 10 тысяч долларов. Эта очень дорогая технология применяется только в трех-четырех клиниках Америки и в нескольких центрах Европы.


*Свое четырехлетие Даша Яковлева, получившая ожоги 70 процентов тела, отметила в бостонской клинике, куда попала по инициативе Геннадия Фузайлова. Персонал лечебницы постарался устроить девочке настоящий праздник

«В московском аэропорту перед вылетом в США мы простояли без еды и воды 12 часов»

Так кто же такой доктор Фузайлов, которого сотни наших соотечественников осыпают благодарностями за профессионализм и чуткость по отношению к украинским ребятишкам? Не поддаться его обаянию невозможно, будь то разговор вживую или даже переписка в «Фейсбуке». Ну, а когда он появлялся в больничном коридоре львовской клиники, то моментально приковывал к себе внимание родичей юных пациентов, медперсонала, студентов-волонтеров из медицинского университета и иных посетителей учреждения. При этом Геннадий Фузайлов успевал обмениваться приветствиями, отвечать на вопросы, отдавать распоряжения, переводить с английского на русский и наоборот. Что-то объяснял, шутил, хохотал, тут же становился серьезным. Заметила, что все знакомые смотрят на него завороженно, а те, кто познакомился лишь сейчас, — с удивленным восторгом.

Недаром обняться с ним, поблагодарить за помощь и обсудить дальнейшее сотрудничество во Львов специально приезжали первый заместитель председателя Верховной Рады Украины Ирина Геращенко и народный депутат Мария Ионова, которые предпринимают все меры для спасения наших детишек в США, а уполномоченный президента Украины по правам ребенка Николай Кулеба даже взял на встречу с американским другом своих детей.

Удивлять собеседник начинает с первой фразы. При деликатной попытке узнать о его возрасте сообщает: «Мне — 24!» — и ослепляет улыбкой. И в это верится легко, несмотря на то, что его дочери 18 лет, а сыну — 14.

— Я родился в Узбекистане и окончил там школу, — рассказывает Геннадий Фузайлов. — Когда распался Советский Союз, в этой среднеазиатской республике вдруг сразу все поменялось. Если раньше проявление антисемитизма в Узбекистане не было так выражено, как в европейской части Союза, то вдруг это стало очень явно. В отдельных регионах появились националистические движения и местные радикалы начали преследовать армян, турок, русских, евреев… Русские уехали в Россию, армяне — в Армению, и евреям тоже нужно было покидать Узбекистан. Нам предоставили возможность уехать в три страны: Израиль, Германию и США. Первый самолет был в Америку, и наша семья улетела на нем.

Доктор рассказывает, что родителям было нелегко адаптироваться в Америке. Одновременная смена страны проживания, работы и языка общения может довести человека до депрессии. Резюмирует: «Эмиграция — это всегда сложно». Самому Геннадию в тот момент особенно врезалась в память удручающая ситуация перед вылетом в США:

— Когда в момент эмиграции мы находились в аэропорту в Москве, отец был одет строго, в костюм с галстуком. И вот мы уже перешли границу Советского Союза и оказались в нейтральной зоне. Я до сих пор помню: ни еды, ни воды ни у кого не было, потому что их там не продавали. Стульев в помещении тоже не имелось — все стояли, множество людей, ожидающих самолет… И так 12 часов! Сначала все чувствовали себя вдохновенно, а потом пришло осознание скотского отношения к людям. Та картина меня очень поразила! Потому что это ненормально, когда человек в костюме и галстуке настолько устает, что вынужден садиться на пол. Мне, ребенку, было все равно где сидеть. Но ситуация была унизительна для моего отца и других людей…

— Геннадий, а почему вы выбрали сферой деятельности медицину?

— Отец был доктором. И три моих брата тоже врачи. Вячеслав (он старше меня на семь лет) — ортопед, у него частная практика в Балтиморе, штат Мэриленд. Альберт (он старше на три года) работает в университете Джона Хопкинса также в Балтиморе. У брата-близнеца Сергея, который на три минуты младше меня, частная практика в Бостоне, штат Массачусетс.

«Треть сотрудников нашей больницы принимают участие в программах медицинской помощи за рубежом»

Во время беседы доктор прерывается для телефонного разговора: выясняет готовность к работе доставленного для их миссии уникального лазера. Услышав не удовлетворяющий его ответ, Фузайлов мгновенно преображается из веселого и добродушного собеседника в строгого и сердитого. В речи фразы на русском перемежаются английскими, в которых явственно послышалось даже крепкое словечко.

Оказалось, что подвел человек, ответственный за доставку лазера из Германии. Сначала он нарушил договоренность и даже предлагал американскому медицинскому «десанту» перенести свой визит в Украину, хотя и поездка, и прием пациентов были уже запланированы и распланированы. А когда Фузайлов благодаря личным связям самостоятельно уладил проблему, то лазер доставили… без важной составляющей детали! И даже на третий день пребывания иностранных медиков во Львове прибор еще не работал.

Надежность в партнерстве для Фузайлова превыше всего, потому он не скупится на похвалы и благодарности тем, кто из года в год поддерживает этот гуманный проект: коллективу «Интерсоно», волонтерам и своей команде. В нынешней поездке его сопровождали опытные пластические хирурги Дэниэл Дрисколл, Бранко Бойович и Дэвид Браун, молодые врачи Джереми Маунтджой-младший, Джастин Фернандес и Екатерина Поляцкая (родившаяся в беларусском Гомеле), анестезиолог Джастин Книттел и старшая медсестра Дебора Каллахан, которая, по словам Фузайлова, «держит весь коллектив в ежовых рукавицах». Они представляют сразу несколько «конкурирующих» медицинских учреждений штатов Массачусетс, Миссури и Мичиган.

Понятное дело, что стоит такая поездка немалых средств и совершается благодаря спонсорам. В первую очередь это «Союз украинок Америки», возглавляемый Марьяной Заяц, большим другом и помощником Геннадия Фузайлова на протяжении последних семи лет. Еще одна организация, сотрудничество с которой длится уже многие годы, это «Children's Burn Foundation». Ну и, собственно, львовский медцентр «Intersono Medicover Group», обеспечивший специалистов операционными и оборудованием.

Забота американских врачей об украинских детках радует и удивляет наших соотечественников. Но, оказывается, такие благотворительные миссии для иностранцев в порядке вещей.

— У нас очень большая больница, солидный коллектив, и, как правило, врачи еще чем-то занимаются, кроме того, что получают зарплату за лечение в госпитале, — поясняет «ФАКТАМ» Геннадий Фузайлов. — Вот Бранко, например, ездил оказывать помощь в Пуэрто-Рико и Доминиканскую республику, а также был в Боснии. Дрисколл работал в Пуэрто-Рико и Доминикане, я — в Колумбии и Украине. Раньше ездил в Китай и в Африку, был в Гватемале, Гаити и в других странах. У нас треть врачей участвует в таких программах. Все государства мы делим на две категории: те, где нет инфраструктуры, и те, где имеется ограниченный ресурс. Украина относится к странам с ограниченным ресурсом. Страны Африки — к первой категории. То есть там нужны еда, горячая вода и тому подобное, а здесь это все имеется. Там докторов не хватает, а в Украине есть, но нечем лечить. И потому туда нужны капиталовложения, а у вас — образование.


*Уже семь лет подряд Геннадий Фузайлов (сидит крайний слева) и его коллеги приезжают в Украину, чтобы лечить маленьких пациентов (фото автора)

«Для профилактики ожоговых травм на всю область хватит 30—40 тысяч гривен, а для лечения только одного ребенка необходимо до двух миллионов долларов»

Есть еще один момент, который обычно смущает жителей Украины, когда для отправки очередного пострадавшего ребенка в Америку родственники вынуждены в срочном порядке собрать несколько десятков тысяч долларов. «Как же так, — удивляются люди. — Обещали же бесплатно? Да за такие деньги и здесь можно вылечить!» По словам Фузайлова, средства собираются на перевозку пациента самолетом фирмы, которая никакого отношения к госпиталю не имеет. В мире существует только три организации, занимающиеся медицинской перевозкой, и всего 12—15 самолетов.

— Это их бизнес, тут на цены мы не можем влиять, что нам говорят, то и озвучиваем семьям, — объясняет Фузайлов. — Собранные родителями деньги полностью уходят на транспортировку, но не на лечение. И считать, что 75 тысяч долларов спасут украинскую медицину, было бы наивно. Потому что дело не в 75 тысячах, и не в двух миллионах, даже два миллиона инфраструктуру не поменяют. К тому же далеко не все компании соглашаются посылать медицинский самолет в Украину. Они говорят: «Там война, там стреляют!» И убедить их в безопасности полета очень сложно.

…К счастью, все технические вопросы, касающиеся лазера, который в этом году впервые использовался для лечения детишек, были решены. О специфике терапии с помощью этого аппарата рассказал Дэниэл Дрисколл — коллега и друг Фузайлова:

— Прежний подход к шрамам был такой: их надо иссекать, потому что другого выхода нет. Но теперь мы знаем, что можем изменить конфигурацию рубца другими способами, без хирургического иссечения. Мы выяснили, что использование лазера дает возможность уменьшить плотность, цвет и уменьшить зуд в шраме. Это минимально инвазивная операция, которая позволяет улучшить внешний вид поврежденного участка кожи и качество жизни пациентов. Заявку на разработку данной технологии наша клиника получила от Министерства обороны США. Ведомство было заинтересовано в неоперационных методах изменения шрамов, поскольку от ожогов страдают в первую очередь военные. Затем эта технология «спустилась» для лечения гражданских лиц. Сейчас мы делаем около тысячи таких процедур в год.

— Но неужели в Америке дети не опрокидывают на себя кипяток и не балуются спичками?

— Конечно, пострадавшие есть, но их раз в 40 меньше, — говорит Фузайлов. — С чем это связано? В 1970-е годы в Америке началась профилактическая работа по предотвращению таких ЧП с детьми. Она проводится на разных уровнях, государственными и негосударственными структурами. Понятно, что здесь мало один раз сказать: «Не ставь горячее сюда» или напомнить: «Не играй со спичками». Это регулярная работа, программа изменения поведения. У нас реже случаются ожоги кипятком, потому что в Штатах более строгие требования к тому, как должны храниться горячая жидкость и опасные предметы. То есть разработаны негосударственными структурами определенные нормы поведения, существуют государственные стандарты. Скажем, у нас здание не будет введено в эксплуатацию, если в нем нет систем противопожарной безопасности.

— Несколько лет назад Геннадий Фузайлов побудил и нас заняться профилактикой ожогов, — делится опытом начальник управления здравоохранения Львовской облгосадминистрации Владимир Зуб. — И мы начали эту работу с помощью СМИ, ввели занятия в школе ответственного родительства, распространяем буклеты в детских садах и в женских консультациях, проводим лекции по профилактике ожогов у детей. Учим молодых родителей элементарным правилам безопасности. И за эти три-четыре года появился результат: статистика ожоговых ЧП уменьшается. Если правильно донести эту важную информацию, многие семьи смогут не допустить трагедии, а значит, не будет огромных расходов — личных, общественных, государственных. Профилактика всегда дешевле и проще лечения. Согласно специальным исследованиям, для профилактики ожоговых травм на всю область хватит всего 30—40 тысяч гривен, а для лечения только одного пострадавшего ребенка необходимо до двух миллионов долларов.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Ну все! Осталось нырнуть в прорубь, поесть блинов, подарить любимому пену для бритья, получить цветы, испечь кулич — и... лето-о-о!!!

Версии