Самуил Маршак

Чтобы помнили

Внук Самуила Маршака: "Как руководитель редакции детской литературы дедушка попал в расстрельный список"

Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

03.11.2017 7:30 1370

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Ровно 130 лет назад родился выдающийся детский поэт, драматург и переводчик

Не одно поколение детей выросло на произведениях Самуила Маршака «Двенадцать месяцев», «Кошкин дом», «Усатый-полосатый», «Сказка о глупом мышонке», «Вот какой рассеянный», «Багаж», «Дом, который построил Джек»… А взрослым читателям известны его блестящие переводы сонетов Уильяма Шекспира, баллад Роберта Бернса и Роберта Стивенсона, стихотворений Уильяма Блейка, Джона Китса, Уильяма Вордсворта… Судьба отмерила Самуилу Маршаку 76 лет.

О том, каким человеком был Самуил Яковлевич, «ФАКТАМ» рассказал его внук — врач-нарколог Яков Маршак.

— Яков Иммануэлевич, сколько лет вам было, когда не стало вашего знаменитого деда?

— Восемнадцать. Дедушка ушел из жизни 4 июля 1964 года. Это было время вступительных экзаменов в вузы. Из-за случившегося в нашей семье несчастья я сдавал их в МГУ с дополнительным потоком… А бабушки не стало еще раньше. Мне было восемь лет. После ее смерти главным другом дедушки был мой отец Иммануэль Маршак (доктор технических наук, разработчик импульсных источников света, автор переводов двух романов английской писательницы Джейн Остин. — Ред.) — единственный из троих детей, оставшийся в живых.

Ужасной трагедией в семье стала гибель дочери Натанаэль. Когда ей был годик, она нечаянно опрокинула на себя самовар с кипящей водой и скончалась от ожогов. А дядя Яша, в память о котором меня назвали, в двадцать лет умер от туберкулеза. Папа ездил к дедушке после работы почти каждый день. А по воскресеньям мы навещали Самуила Яковлевича вместе. Дедушка замечательно читал стихи. Знал наизусть многое из классики. Читал, конечно, и свои. Как-то дедушка позвал нас с папой к себе вечером. Александр Твардовский, с которым он дружил, принес ему почитать рукопись повести Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Дедушка нам ее читал. Напечатать это произведение в то время было очень непросто, поэтому Твардовский попросил Маршака дать произведение курировавшему культуру секретарю Хрущева Лебедеву, который был большим поклонником таланта Самуила Яковлевича. Дедушка попросил его убедить Никиту Сергеевича в том, что произведение стоит того, чтобы его напечатать. Хрущев прочел его за ночь и дал добро.


*Яков Маршак: «Дедушка замечательно читал стихи. Знал наизусть многое из классики»

— А какое произведение вашего дедушки в его исполнении произвело самое сильное впечатление?

— Переведенный им 66-й сонет Шекспира. В нем весь дедушка. К слову, и сегодня этот сонет очень актуален.

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж
Достоинство, что просит подаянья,
Над простотой глумящуюся ложь,
Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,
И девственность, поруганную грубо,
И неуместной почести позор,
И мощь в плену у немощи беззубой,

И прямоту, что глупостью слывет,
И глупость в маске мудреца, пророка,
И вдохновения зажатый рот,
И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг…
Но как тебя покинуть, милый друг!

— Замечательные строки. А я со студенческих лет очень люблю стихотворение Маршака «Пожелание друзьям», где есть такие слова: «Желаю вам цвести, расти, копить, крепить здоровье. Оно для дальнего пути — главнейшее условье. Пусть каждый день и каждый час вам новое добудет. Пусть добрым будет ум у вас, а сердце умным будет». А как Самуил Яковлевич отмечал свой день рождения?

— Дома, в кругу семьи и друзей. За большим круглым столом собиралось человек десять самых близких ему людей. Дедушка читал стихи… Моя бабушка Софья Михайловна Мильвидская была необыкновенная красавица, мудрая, милая женщина. Познакомились они на корабле, путешествуя в Палестину, куда дедушка, в то время работавший в Петербурге журналистом, ехал, чтобы написать очерк о Святой земле. Поженившись, уехали в Лондон, где поступили на филологический факультет университета. В Англии прожили около двух лет. Дедушка, чтобы лучше узнать жизнь англичан, много пешком путешествовал по стране. В Англии начал переводить местных поэтов. А в 1914 году, когда началась война, дедушка с бабушкой вернулись на родину.

— Бабушке кто-то помогал по хозяйству?

— Вести хозяйственные дела бабушке с дедушкой помогала Розалия Ивановна. Она была у них экономкой и до самой смерти дедушки вела дом. Были и домработницы, которые великолепно готовили.

— Какое блюдо было любимым у Самуила Яковлевича?

— В последние годы заботой моего папы стало накормить дедушку, потому что он совершенно не ел. Каждое воскресенье всей семьей мы выбирались в какой-то ресторан обедать. Дома же обычно дедушка обходился малым — пил чай с печеньем или кексом с изюмом. За своим здоровьем совершенно не следил. Одну за другой выкуривал сигареты, хотя с детства у него были слабые легкие.

— Сохранился ли дедушкин подарок, который особенно дорог вашему сердцу?

— Он всегда дарил мне свои книги с надписями, но очень много по жизни растерялось. Покупал и часы, и радиоприемник. Правда, папа был против дорогих подарков, считая, что детей нужно воспитывать так, чтобы у них не было завышенных требований в жизни.

— Многие произведения Самуила Маршака переведены на украинский язык. В разное время переводы делали известные поэты Наталья Забила, Мария Пригара… Иван Малкович предложил читателям свою поэтическую интерпретацию стихотворения «Вот какой рассеянный». По-украински это звучит «Отакий роззява…». Иван Малкович мне рассказывал, что сделать перепев стихотворения Маршака его подтолкнуло то, что их издательство «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА» находится в Киеве на улице Бассейной.

— Приятно, что Маршака в Украине помнят и любят.

— И Самуил Яковлевич переводил стихи украинских поэтов — Степана Олийныка, Андрея Малышко, Платона Воронько… А в Киеве Самуил Маршак бывал?

— Думаю, не раз. Киев — город необыкновенно красивый! Дедушка общался с Наумом Коржавиным, который вырос в Киеве. У Коржавина есть стихотворение: «Снова Киев. И девушки нежной, певучей осанки…»

— В знаменитом стихотворении Маршака «Багаж» речь идет о поездке дамы с огромным количеством вещей и собачкой в Житомир:

«Приехали в город Житомир.
Носильщик пятнадцатый номер
Везет на тележке багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку,
А сзади ведут собачонку…»

— Самуил Яковлевич бывал во многих украинских городах. Возможно, и в Житомире. Он часто выступал перед детьми, читал свои произведения. И всюду его встречали очень тепло.

— Случались ли в жизни Самуила Маршака чудеса?

— Чудесным образом произошло его спасение. Вокруг дедушки в издательстве «Детгиз», ленинградской редакцией которого он руководил, собрались очень талантливые авторы — Хармс, Введенский, Олейников… Практически все они, увы, были уничтожены. Над каждым устраивались общественные судилища. «Детгиз» обвинялся в том, что прививает детям буржуазные ценности. Сам дедушка как руководитель редакции попал в расстрельный список. Когда его вручили Сталину, он прошелся по нему глазами и вдруг сказал: «Маршак — хороший детский писатель». И этих слов хватило, чтобы вся травля прекратилась. Из Ленинграда дедушку перевели в Москву.

— Читала, что в молодые годы Самуил Маршак писал антибольшевистские стихотворения. Как ему удалось спастись от преследований?

— Дедушке покровительствовал Максим Горький. Когда Самуил Маршак был еще совсем юн, известный критик Стасов показал знаменитому писателю его стихи и сказал, что этот мальчик — второй Пушкин. В то время покровительство Горького много значило…

— Произведения Самуила Маршака издавались и издаются огромными тиражами. Они звучат в переводе на многие языки мира. Знаю, что сказка «Двенадцать месяцев» большую популярность снискала в Японии. Как ваш дедушка ощущал славу?

— Своей известностью он пользовался лишь в тех случаях, когда нужно было помочь кому-то. Самуил Яковлевич выступал в защиту попавших в опалу Иосифа Бродского, Анны Ахматовой… Многих коллег, оказавшихся в сложной ситуации, поддерживал материально. Был человеком очень смелым. Когда в Москве в Колонном зале Дома Союзов отмечалось его столетие, я сидел рядом с Лидией Корнеевной Чуковской, которая работала с Самуилом Яковлевичем в «Детгизе» и была близким ему человеком. В самые тяжелые периоды жизни они оставались верны друг другу. И когда в 1937 году редакцию разгромили, а Лидию Чуковскую и еще ряд сотрудников «Детгиза» арестовали, Маршак, руководивший редакцией, добился, чтобы их выпустили.

Нужно было обладать большой силой духа и отвагой, чтобы решиться на заступничество. Но он это сделал. Мне рассказывали, как он пришел к прокурору Вышинскому отстаивать своих коллег, друзей. Делал это так эмоционально, что Вышинский сказал ему: «Вы вообще представляете, на кого и в каком кабинете кричите?» Дедушка жил как праведник. Он родился в еврейской семье и так был воспитан. С детства читал священные тексты. И всегда считал, что мир существует, пока на Земле есть праведники.

— Как Самуил Яковлевич работал?

— В последнее время дедушка очень болел и практически был затворником. Все время проводил у себя в кабинете за письменным столом. Работал с утра до вечера и даже ночами.

— От ценителей таланта ему часто приходили письма, посылки?

— Да. Как-то дедушку посетила китайская делегация. Гости вручили ему фарфоровый сервиз и целебные корни женьшеня, которые долгое время хранились у него в буфете. Не раз навещал дедушку член английского парламента Эмрис Хьюз, бывал у него писатель Джон Бойнтон Присли.

— В конце жизни Самуил Маршак был человеком материально состоятельным?

— Вполне обеспеченным.

— Хобби у Самуила Маршака было?

— Только поэзия. Он был полностью поглощен творчеством.

— Какое произведение вашего дедушки у вас любимое?

— «Кошкин дом». Оно очень мудрое и человечное. Эту сказку он написал вместе с писательницей Елизаветой Васильевой-Дмитриевой, из-за которой стрелялись Максимилиан Волошин и Николай Гумилев.

— Помните последнюю встречу с дедушкой?

— Это было в больнице, куда он попал с очередным воспалением легких…

— Кто-то из потомков Самуила Яковлевича пошел по его стопам?

— У Самуила Яковлевича трое внуков. Александр — детский писатель. Еще один мой брат, Алексей, стал археологом, живет в Израиле. А я — врач-нарколог. Реабилитировал около двух тысяч человек, которые страдали алкоголизмом и наркоманией. Сейчас эти люди живут счастливо и трезво.

— Несколько лет назад я брала интервью у правнука знаменитого киевского ювелира конца ХIХ — начала ХХ века Иосифа Маршака Даниэля Маршака. Вы родственники?

— Я знал Даниэля. Он жил в Париже и был известным пластическим хирургом. К сожалению, уже скончался. Его черты лица напоминали мне моего отца. Признаюсь, я был потрясен этим сходством. Знаменитый киевский ювелир Иосиф Маршак был дедушкиным дядей.

— Они виделись?

— Увы, этого я не знаю. Наверняка… В смутные времена семья Иосифа Маршака переехала во Францию. И сейчас в Париже есть ювелирный бутик Marshak.

— Что бы вы сказали вашему дедушке сегодня, если бы он мог вас услышать?

— Слова любви и благодарности.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...

Версии