кикбоксер николай литвиненко

Особый случай

"Под Марьинкой, чтобы попасть на тренировку, мне каждый раз приходилось преодолевать по 10 километров туда и обратно"

Анна ВОЛКОВА, «ФАКТЫ»

14.11.2017 6:00 938

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Боец батальона «Айдар» Николай Литвиненко стал серебряным призером чемпионата мира по кикбоксингу в Италии

Я беру интервью у Николая по телефону. Он находится на Светлодарской дуге — пожалуй, в самой горячей сейчас точке боевого конфликта на Донбассе. В 20-х числах октября после очередных переговоров в Минске здесь произошла резкая эскалация конфликта. Террористы начали лупить по позициям украинских подразделений из всех видов орудий, в том числе и тяжелого, запрещенного Минскими соглашениями.

Некоторых слов я не разбираю — связь в той местности не очень хорошая, а постоянно переспрашивать неудобно, да и времени в обрез. Коля предупредил, что скоро ему уходить на боевое задание. Но ситуация на фронте непредсказуемая. «Время воевать!» — слышу в трубке голос командира моего собеседника, и Николай обещает перезвонить вечером…

О том, как прошел день, у бойца добровольческого батальона ВСУ «Айдар» 25-летнего Николая Литвиненко, вышедшего на связь часов через семь, не спрашиваю. Я даже не знаю, кем он «работает» на войне — не телефонный это разговор. Да и повод для разговора у нас абсолютно мирный — участие мастера спорта Николая Литвиненко в чемпионате мира по кикбоксингу, который проходил 26—29 октября в итальянском городе Марина-ди-Каррара, откуда он вернулся с двумя серебряными медалями.

Получается, в перерыве между войной вы съездили в Италию и опять вернулись на фронт?

Да, взял последние шестнадцать дней отпуска в этом году, потратил тысячу евро из личных сбережений (спасибо, друзья помогли) и вернулся, считаю, с отличным результатом, — говорит Николай. — Теперь многие говорят, что мое «серебро» дороже «золота», поскольку мне приходилось соревноваться со спортсменами, тренировавшимися в современных спортзалах, в комфортных условиях.

А вы тренировались в блиндаже, надо полагать?

Нет, не в блиндаже. В заброшенном складском помещении какого-то предприятия под Марьинкой Донецкой области, где мы раньше базировались. В свободное от несения службы время. Порой приходилось меняться дежурствами с боевыми побратимами, до минуты рассчитывать время между основными обязанностями и своим увлечением, чтобы попасть в «тренажерный зал». Он находился в десяти километрах от боевых позиций. И эту дистанцию туда и обратно я пробегал. Из спортивного инвентаря у меня были только перчатки и скакалка, да еще форма. Все это я привез из дому. А спаринги проходили с командиром батальона «Айдар», профессиональным военным Максимом Марченко (сейчас он уже служит в 92-й отдельной механизированной бригаде). Молодой, крепкий, он и на фронте поддерживал себя в хорошей физической форме, постоянно тренировался. И меня увлек.

Еще я брал уроки и у другого своего боевого побратима — мастера спорта международного класса Юрия Федуна из Харькова, который уже закончил службу.

Раньше занимались спортом?

Да, хотя спортсменом я себя не считаю. В шестнадцать лет увлекся боями без правил. Но особых успехов не достиг. Только однажды на областных соревнованиях удалось завоевать третье место. Пробовал себя и в вольной борьбе. Очень быстро понял, что это не мое.

А кикбоксингом занимаюсь последние шесть лет. Когда учился в Харькове, тренировался на стадионе «Металлист». Мне нравится, что в этом виде спорта, как в шахматах, надо много и быстро думать. Твой успех зависит от того, сможешь ли перехитрить соперника. В 2013-м и 2015-м выигрывал чемпионаты Украины по версии WKA (Всемирной ассоциации кикбоксинга). И в мае этого года снова вернулся на фронт с поясом чемпиона этого турнира, вошел в сборную Украины. Хотя на международные соревнования попал впервые.

Выходит, война сделала вас призером международного чемпионата?


* Флаг Украины с эмблемой родного батальона Николай взял с собой на соревнования. Фото из соцсети

Думаю, я сам себя сделал. Доказал и себе, и другим, что способен двигаться вперед.

На вопрос, почему в 23 года ушел на фронт добровольцем, Николай Литвиненко отвечает:

Мой родной Богодухов Харьковской области — приграничный город, и, если бы случился прорыв границы, российские войска могли бы оказаться в нем как дважды два. А тут по телевизору показывают, как боевики жестоко издеваются над «укропами». У меня возник внутренний протест против этой агрессии. Подумал: «Может быть, именно меня на фронте не хватает?» Так оказался в отдельном штурмовом батальоне «Айдар».

Почему в нем, а не в другом?

Потому что это был самый боевой, самый деятельный добровольческий батальон. Другие, конечно, тоже много делают, однако на меня сильное впечатление произвело то, что летом 2014 года шестьдесят «айдаровцев» выбили «сепаров» из Счастья.

Как родные восприняли ваше решение воевать?

Из родных у меня только мама и пятнадцатилетний брат. Я им ничего не сказал. То есть сказал неправду. Где-то услышал, что в Николаевской области существует учебная база, на которой готовят бойцов перед отправкой в АТО. А поскольку я работал тогда тренером по кикбоксингу в Богодуховской спортивной школе, обосновал свой отъезд тем, что мне предложили хорошую должность на этой учебной базе. И целых полгода «конспирировался». Дескать, тренирую призывников…

Вот уже третий год воюю. Как говорится, лицом к лицу с врагом. Наши позиции разделяет всего несколько сот метров.

Да вы человек отчаянный!

Да я иногда бываю сам от себя в шоке! Идеи приходят ко мне спонтанно. Встал утром, потянулся, и тут, бац, мысль стукнула в голову: «А дай-ка поступлю в университет!» И начинаю работать в этом направлении. Диплом бакалавра получил в Сумском национальном аграрном университете, магистра — в Харьковском техническом университете сельского хозяйства. Теперь поступил еще на экономический факультет Харьковского национального педагогического университета. В перерывах между войной готовлюсь к первой сессии…

С участием в чемпионате Украины по кикбоксингу тоже все спонтанно вышло. Довольно быстро восстановив на фронте спортивную форму, я позвонил президенту Национальной федерации кикбоксинга Украины и заявил, что хочу поучаствовать в соревнованиях. Но на тот момент областные состязания уже состоялись и мою заявку имели полное право не принять. К счастью, президент федерации сделал для меня исключение, и я получил разрешение выступать сразу на чемпионате Украины. По зачетам трех боев стал победителем чемпионата и вошел в национальную сборную по кикбоксингу, что позволило выступить на международной арене. Кстати, за границей я был впервые и многим был приятно поражен.

Однако день прилета Николая в Милан был омрачен сообщением из Украины. Именно 24 октября на Светлодарской дуге погибли два его товарища из «Айдара» — 31-летний Ярослав Бондарь из Литина Винницкой области и 24-летний Антон Синягуб из Боярки Киевской области, а еще два были ранены.

С «Дейлом» (позывной Антона) мы спали на соседних койках, — голос моего собеседника наполняется грустными нотками. — Он провожал меня в Италию и желал победы. Но не успел порадоваться за меня. Похороны побратима я видел по одному из телеканалов. Это было очень больно. Пытался держаться. Но перед самым финалом чемпионата расплакался…

Я не спросила Николая, а он не сказал, но уверена, что он бился на ринге за Антона.

Мой кумир — один из самых известных боксеров Мохаммед Али, — продолжает Николай Литвиненко. — Как и он, я бегал, кричал, что обыграю соперников, стану чемпионом мира. Так я настраивался на победу. Правда, некоторые смотрели на меня искоса. Но когда кто-то перед боем начинал давать советы, это раздражало. Дополнительная нагрузка на психику.

Считаете, такой эмоциональный настрой помогает во время поединка?

Многие мои знакомые из родного Богодухова в меня, например, не верили. Знаю, шушукались за спиной: «Куда он лезет?», «Возомнил о себе бог знает что!», «Победа на чемпионате Украины — случайность». Некоторые злорадствовали: «Ну пусть поедет в Италию, по морде получит». Мне хотелось поставить их на место. Думаю, получилось! Я победил спортсменов из Новой Зеландии, Шотландии, Италии, Франции. В фулл-контакте (это разновидность киксбоксинга, в которой разрешается полный контакт соперников с нокаутирующими ударами, за исключением ударов руками в голову) выиграл два боя у азербайджанца и бразильца.

Это тяжело далось?

Для этого, прежде всего, пришлось много есть, чтобы срочно поправиться. Обычно я выступал в весовой категории 70—72 килограмма (при росте 180 сантиметров). Но на соревнованиях в Марина-ди-Каррара эта категория была «расширена» до 75 килограммов. А это уже совершенно другие параметры: соперники могли быть если не выше, так шире в плечах, и биться с ними сложнее. Мой соперник-англичанин в поединке по универсальным бойцовским правилам оказался, например, на две головы выше меня. Мы провели с ним четыре спарринга и оба, конечно, вымотались, но ни один из нас ни разу не упал. Особенно тяжелым был поединок по фулл-контакту. Увы, я проиграл англичанину по очкам и остался с «серебром».

Вторая медаль тоже была завоевана в тяжелой борьбе?

Моим соперником в одном из поединков был спортсмен из Ирана, который обошел меня в финале. С ним у нас довольно непросто складывался бой в лайт-боксе (легкий контакт, где разрешается работать только руками). Мне постоянно приходилось себя сдерживать, поскольку в этом разделе кикбоксинга запрещены сильные удары. И хотя я стараюсь придерживаться правил ведения боя, иногда сложно рассчитать силу, вложенную в кулак. Там больше внимания обращается на красоту и ловкость движений.

А в ходе еще одного боя по программе фулл-контакта за шесть минут, пока длились три раунда, я десять раз падал и вставал. Получил в ухо, в ногу, поэтому еще плохо слышу и хромаю до сих пор…

Теперь вот зовут выступать на международный турнир в Польшу. Но в этом году точно не получится — отпуск у меня закончился. Да и слишком дорогое это удовольствие — оплачивать участие в соревнованиях из собственного кармана.

У меня контракт с ВСУ на три года. Очень хотелось бы, чтобы наступил мир. Тогда займусь тренировками профессионально. Хотя, думаю, воевать нам придется еще долго — с бюрократией и коррупцией. Кстати, по дороге из Милана на Светлодарскую дугу я заехал на несколько дней в родной Богодухов. И увидел, что там ничего не изменилось. Дороги хуже, чем в АТО! А ведь мэр, когда пришел к власти, обещал отремонтировать их в первую очередь.

Или взять материально-техническую базу городской спортивной школы, в которой я восемь месяцев работал тренером практически на голом энтузиазме. Прежде чем приступить к работе, нужно было звать сварщика, чтобы сделал крепления для спортинвентаря. Но ничего, мои воспитанники занимали призовые места даже на чемпионатах Украины. Обидно только, что эти проблемы мало волнуют городскую власть.

И самое страшное — многие не хотят знать, что в Украине идет война с российским агрессором.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Пятилетняя девочка приходит в новом розовом платье в детский сад. Воспитательница ее спрашивает: — Кто тебе такое красивое платье купил? Ребенок с гордостью отвечает: — Наревела!

Версии