Георгий Делиев

Иди и смотри

Георгий Делиев: «Я написал несколько картин в стиле ню, но не продаю их» (фото)

Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

16.11.2017 7:00 2683

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Вчера в Киеве открылась выставка живописи известного украинского комика, художественного руководителя театра «Маски-шоу»

Георгий Делиев известен как актер, режиссер, музыкант и художественный руководитель одного из самых популярных в Украине театров пантомимы. Однако выпускник архитектурного факультета Одесского инженерно-строительного института всегда испытывал любовь к живописи и уже много лет устраивает выставки собственных творений во многих городах страны. А некоторые из картин Делиева уже давно «прописались» в западных и американских коллекциях ценителей современного искусства.

Выставка в Киеве посвящена 33-летию творчества Георгия Делиева и названа «Одесский подкидыш». Георгий признает, что Одесса — его самый любимый город на земле. «У меня нет определенного стиля, — говорит мастер. — Я пишу акварелью, акрилом, маслом, пастелью и тушью. Хочу, чтобы на мои картины хотелось подолгу смотреть, думать, размышлять, просто созерцать и наслаждаться прекрасным».

— Признаюсь, всегда нервничаю перед открытием своей выставки, — говорит Георгий. — На этот раз в Киеве будут выставлены многие из моих новых картин 2017 года. Среди них и часть работ, написанных в Китае. Я был там минувшей зимой и нынешним летом на гастролях. Это акварельные работы. Обычно, когда выезжаю на гастроли, тяжелые краски стараюсь не брать.

В Киеве будут выставлены и четыре портрета, на одном из которых изображен мой большой друг — известный украинский фотохудожник Александр Ктиторчук. Он работал как фотограф в моем фильме «Одесский подкидыш» и некоторые из его снимков тоже будут представлены на этой выставке. Я никогда не рисовал в какой-то одной стилистике. У меня есть портреты, пейзажи, натюрморты. Кстати, натюрморты довольно хорошо покупаются коллекционерами. Их прямо разметают.

— Наверное, уже идут на имя художника?

— Я как-то об этом не думаю. Очевидно, что людям хочется украсить свой дом, офис, чтобы было приятно работать. Скорее, мои работы берут для того, чтобы они радовали глаз. Концептуальных холстов у меня совсем немного, да они и не очень популярны. Хотя недавно ко мне пришел один серьезный коллекционер, присмотрев для себя большое современное полотно.

— Получается, вы можете спокойно зарабатывать и живописью?

— Думаю, у меня это получилось бы. Просто я не успеваю заниматься всем одновременно. Для того чтобы продвигать свои работы, нужен хороший менеджер, агенты. Да, у меня неплохо продаются картины, но все же больше я зарабатываю как режиссер. Моя самая дорогая работа — автопортрет с Сальвадором Дали — была продана за 2 тысячи 800 евро. Ее купил украинский коллекционер. Кстати, мои картины уже давно разъехались по миру: в Соединенные Штаты, Францию, Германию.

— Раз вы и на гастроли ездите с красками, то, получается, не рисовать уже не можете?

— Знаете, у меня увлечение живописью идет периодами. И это даже не зависит от вдохновения, потому что его требует любой вид искусства. Просто часто не хватает времени для того, чтобы закрыться в мастерской и ничто другое не отвлекало от работы. Когда идут репетиции, спектакли, у меня не получается освободить полностью день для написания картин. А на гастролях совсем другое дело. Спектакли вечером, поэтому с утра я могу поработать. Иногда берусь за кисть и после выступления. У меня есть много работ, написанных в Париже, Вене, Риме, Болонье. Помню, в Болонье я жил в гостинице с выходом на крышу. Утром поднимался туда с чашкой кофе, холстом и красками. С площадки открывался потрясающий вид. Куда ни кинешь взгляд — готовые картины. Тогда в Болонье я написал штук 20!

— В каком возрасте вы стали рисовать?

— У моих родителей сохранились картинки, которые я рисовал еще в три года. Представляете?! Конечно, на них изображены какие-то каляки-маляки. Но сколько себя помню — всегда рисовал. В детстве ходил в художественную школу, где научился каким-то азам. В нашей семье никто профессионально не занимался живописью. Правда, папа немного рисовал. Наверное, часть его таланта передалась и мне. Но я себя называю художником-самоучкой. По большому счету, какого-то одного учителя у меня не было. А сейчас вообще многие секреты живописи можно узнать по Интернету. Я тоже что-то почерпнул из этих источников. По крайней мере, советы, какие покупать кисти, краски. Обычно, когда приезжаю на гастроли за границу, обязательно иду в магазин для художников. Прекрасные материалы для живописцев в Корее и Японии. Вот там я и приобретаю свои кисти и краски. Это достаточно дорогое удовольствие.


*Георгий Делиев говорит, что мог бы при необходимости зарабатывать на жизнь исключительно живописью. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

— А вы никогда не хотели связать свою жизнь с живописью?

— Во время окончания школы был момент, когда я собирался поступать в художественный институт. Но в результате стал студентом архитектурного. На этом настояли родители, которые говорили, что архитектурное образование пригодится мне гораздо больше в жизни. Таким образом они и повлияли на мой выбор. Но я никогда не жалел о том, что так случилось. В конце концов, благодаря в какой-то степени архитектурному институту я стал артистом. К тому же архитектурное образование помогает при создании декораций моих режиссерских работ.

— Вы и дом под Одессой сами строили?

— Точно. На том месте, где теперь стоит мой дом, был раньше каркас, который я полностью изменил, пользуясь своими знаниями архитектуры. Дом стоит на участке в восемь соток, но у меня есть сад, огород и даже озерцо с камышом. Дом построен в современном стиле, как я говорю, с легкой придурью. На третьем этаже — большая светлая мастерская. Еще во время строительства я сказал супруге, что здесь намерен писать свои работы, поэтому никакого склада на чердаке у нас не будет. На эту часть дома никто не претендует. А место замечательное, особенно вид, который открывается из окон.

— Есть в вашей коллекции картина, которую вы бы не продали ни за какие деньги?

— Это несколько работ в стиле ню. Изображал в обнаженном виде свою бывшую жену. Я эту работу иногда выставляю, но не продаю. Как-то неудобно торговать обнаженным женским телом.


Кстати, в нашем доме на стенах нет ни одной моей работы. Только чужие. Люблю покупать в разных городах работы уличных художников. Обожаю гулять по Монмартру, где часто можно найти очень приличные картины. Как и в Риме, Амстердаме.

— Известно, что вы уже более 30 лет дружите со знаменитым клоуном Вячеславом Полуниным. У него есть ваши работы?

— Да, несколько. В том числе и портрет Славы, написанный мною. Нас с Полуниным связывает давняя дружба, которая началась в 1979 году. В то время я еще учился на архитектурном, а Полунин с театром «Лицедеи» уже приезжал в Одессу с гастролями. По вечерам я занимался в студии пантомимы и, конечно, ходил на его спектакли, которые тогда шли в мюзик-холле. Там мы и познакомились.

— Помните первое выступление «Масок»?

— Оно проходило на сцене Одесской филармонии. Программа — «Белое, черное и… пестрое». Это было два отделения, в первом мы выступали в бело-черных костюмах, во втором — в разноцветных. С этой программой ездили на гастроли, но, по большому счету, она нам казалась не очень интересной, и публика это чувствовала. В результате мы оставили лишь несколько удачных номеров, добавили какие-то старые репризы, и у нас все получилось. Гастролировали по Советскому Союзу, нас показали в программе «Вокруг смеха». В общем, пришло признание.

— Правда, что Полунин оказал сильное влияние на вас?

— По большому счету, именно Слава повлиял на мое формирование, заинтересовав современной клоунадой. Мы ушли от черно-белой пантомимы, стали надевать цветные костюмы. А летом 1982 года, закончив архитектурный институт, я уехал к Полунину на стажировку в Питер. Там пробыл около полугода, работал в «Лицедеях», и Полунин предложил мне остаться. В принципе, я был не против. Мы даже с женой собирались менять одесскую квартиру на Питер, но этого так и не случилось. Причин было достаточно много. В 1984 году мне предложили работу в Одесской филармонии. Тогда же вместе с Сашей Постоленко и Борисом Барским и были созданы «Маски-шоу».

— Полунин на вас не обиделся?

— Нет, мы до сих пор друзья. Я работаю у него во многих проектах. Никогда не жалел о том, что так произошло — не люблю думать о том, что могло бы случиться. Доволен тем, что имею. Уже позже, после сотрудничества со Славой Полуниным, у меня были предложения уехать из страны. И довольно заманчивые. Но я по-прежнему живу в Одессе. Считаю, что для жизни это самый лучший город. Другое дело, что бизнесом в нем заниматься достаточно тяжело. Как ни крути, Одесса все же провинция.

— Никогда не думали завершить карьеру в «Масках» и заняться только живописью?

— Я не испытываю ограничений в творчестве или какого-то неудобства. У меня много проектов и по-прежнему приоритетом остаются «Маски». Мы часто ездим на гастроли. Вот после Нового года поеду в Париж к Славе Полунину. А оттуда — в Будапешт, где «Маски» выступают со спектаклем.


*"Маски" были созданы более тридцати лет назад, но спектакли коллектива по-прежнему популярны

— Жизнь ваша прекрасна. Вы о такой мечтали в детстве?

— В детстве я очень хотел стать моряком, чтобы плавать по разным странам. Наверное, можно сказать, что наполовину моя мечта таки сбылась.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...

Версии