Татьяна Яловчак

Покой им только снится

Татьяна Яловчак: «На нашем пути была пропасть шириной метров двадцать. Я первой пошла через нее — по веревке. Мужчины последовали за мной»

Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

29.11.2017 6:15 1085

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Украинская альпинистка поднялась на самую высокую гору Австралии и Океании Карстенз. И после кратковременного отдыха 2 декабря отправляется в Антарктиду — чтобы совершить восхождение на высочайшую вершину ледового континента — гору Винсон

В мае 2016 года об альпинистке из Донецка Татьяне Яловчак рассказали многие отечественные и зарубежные средства массовой информации — она успешно поднялась на Эверест (самую высокую гору планеты) с одним из символов нашей страны — рушником. Напомним: тогда на Эверест шли две украинки — Татьяна Яловчак и Ирина Галай из Киева. Ирина опередила Татьяну на один день и таким образом стала первой представительницей нашей страны, поднявшейся на Эверест.

— Мы шли с Ирой в одной группе, — вспоминает Татьяна Яловчак. — На маршруте нас разделили на две команды. Если бы я настояла, попа-ла бы вместе с Галай в первую. Но это означало бы, что на подступах к вершине мы с ней могли устроить гонку — кто дойдет к цели первой. А это крайне опасно: экстремально низкие температуры (до 30—40 градусов мороза), сильные ветра. На тех высотах воздух очень разрежен, поэтому организм испытывает сильнейшую нехватку кислорода. Из-за столь сложных климатических условий погибших на подступах к вершине Эвереста не эвакуируют.

Мой наставник, опытнейший альпинист Александр Абрамов, сказал: «Я давно вожу в горы группы, и в моей практике были случаи, когда люди погибали. Мне приходится жить с этим. Если бы с Ириной что-то случилось, тебе тоже пришлось бы переживать подобное. Так что ты все сделала правильно».

«Когда поднимаюсь на вершину, обращаюсь к горе: «Прими и отпусти»

— Половину рушника я оставила на вершине Эвереста, а вторую беру с собой в другие экспедиции, — продолжает Татьяна Яловчак. — У меня есть цель: подняться на самые высокие горы всех континентов Земли. Эта программа называется «Семь вершин». Я ее уже завершаю. Сейчас вернулась из Тихоокеанского региона: поднялась на самую высокую точку Австралии — гору Косцюшко, а также на пик Карстенз (находится на острове Новая Гвинея), который является самым высоким в Океании. Все это заняло двадцать дней. После кратковременного отдыха отправляюсь в следующую экспедицию. Ее начало запланировано на 2 декабря. В составе международной команды совершу восхождение на самую высокую в Антарктиде гору Винсон. Если мне это удастся, стану первой украинкой, поднявшейся на высочайшие точки всех континентов планеты.

— С кем вы поднимались на самые высокие горы Австралии и Океании?

— На Зеленый континент я прилетела сама. Там меня встретила давняя подруга Татьяна Скрипник, тоже альпинистка. Мы вместе с ней ходили на Монблан (Европа, Альпы) и Килиманджаро (Африка). Татьяна замужем за австралийцем, живет в Брисбене. Я взяла в аренду машину, ведь нам предстояло проехать 500 километров до подножия горы Косцюшко (2228 метров). Я привыкла вести автомобиль, в котором руль находится с левой стороны, а в Австралии он справа. Пришлось адаптироваться на ходу. Подруга следила за маршрутом по навигатору.

Когда прибыли на место, спасатели предложили подписать документ о том, что мы предупреждены о надвигающейся непогоде. У меня на Австралию отводилось лишь три дня, поэтому пережидать дожди я не могла. Мы с подругой двинулись к вершине. Все прошло блестяще. Только спустились вниз, зарядил жуткий ливень. Поспешили в Сидней, побывали на замечательном концерте классической музыки во всемирно известной Сиднейской опере.

Мне нужно было торопиться на остров Бали — там был назначен сбор международной команды для восхождения на пик Карстенз. С Бали вылетели в Новую Гвинею. Повезло, что успели получить там разрешение на восхождение. Группам, которые прибыли после нас, его не дали.

Дело в том, что возле горы Карстенз находится вторая в мире шахта по объемам добычи золота. Местные жители — папуасы — начали вооруженное восстание из-за того, что шахтой владеет зарубежная компания. Мол, иностранцы наживаются на природных богатствах их родины. Нам рассказали, что местные отряды с автоматами в руках нападают на машины, грабят туристов.

— И как же вы добрались к подножию горы?

— Нас забросили на вертолете в альпинистский лагерь, расположенный на внушительной высоте — 4200 метров. К счастью, все члены экспедиции были хорошо адаптированы к условиям высокогорья, поэтому перенесли столь резкий подъем вполне нормально. Погода была дождливой, но следующей ночью осадки прекратились, и мы решили идти на восхождение.

— Маршрут сложный?

— Да, весьма непростой. Ведь веревки, камни под ногами были мокрыми. Периодически начинался дождь. Все шли в одной связке. Самым экстремальным на пути к вершине является участок, проходящий над пропастью шириной метров двадцать. Через нее перекинуты три веревки: по одной ты идешь, словно канатоходец, за две другие держишься руками.

Я пошла через пропасть сразу вслед за руководителем команды. Вниз не смотрела. Прошла благополучно. Мужчины последовали за мной. Я наблюдала за ними: у ребят тряслись ноги, но никто не отступил.

— У вас есть какой-либо оберег, который берете в горы?

— Поднимаясь, обращаюсь к горе: «Прими и отпусти». Это психологически меня укрепляет.

— Что-либо оставили на вершине Карстенза?

— Когда мы туда добрались, небо вдруг прояснилось, выглянуло солнце. Я сфотографировалась с половинкой рушника и оставила на вершине платок, который был со мной во время восхождения на Эверест в прошлом году. Ведь гора-женщина любит красивые вещи.

Все понимали: расслабляться рано — очень много несчастных случаев происходит при спуске.


*На пике Карстенз Татьяна Яловчак развернула половинку рушника, с которым побывала на вершине Эвереста

«Восхождение на пик Карстенз обошлось в 20 тысяч долларов, участие в экспедиции на гору Винсон стоит 45 тысяч долларов»

— Будучи на восхождении, мы видели, что в лагерь прилетел полицейский вертолет, — продолжает Татьяна Яловчак. — Когда спустились, повар рассказал: мол, полиция предупредила о начале военной операции против повстанцев, вскоре нас эвакуируют.

Утром я проснулась от странного ощущения, будто сердце бьется в… глазах. Включила фотокамеру телефона (чтобы воспользоваться ею как зеркалом) и увидела огромные мешки под глазами. Это было последствие переутомления: мы почти без отдыха с полным напряжением сил 12 часов шли на вершину, а затем спускались с нее. Отек сошел только через три дня.

Когда нас на вертолете вывезли из альпинистского лагеря, часть команды, в том числе и я, отправилась в селение мирных папуасов, которые живут первобытным строем. Они очень приветливые люди. В нашу честь закололи и зажарили поросенка. У них такой обычай: возле приготовленного мяса находятся мужчины, мальчики и девочки. Им достается львиная часть блюда. Мол, охотникам и детям нужно больше белковой пищи. Женщины сидят в сторонке и довольствуются небольшой толикой мяса, которую им выделят мужчины.

Среди сувениров, которые я привезла из этого селения, — котека. Это высушенный плод какого-то местного растения, который представители сильного пола надевают (извините за подробности) на мужское достоинство.


*Татьяна с международной командой альпинистов посетила деревню папуасов, живущих первобытным строем. Например, топоры местные мужчины делают из камня

— Если не секрет, сколько заплатили за участие в минувшей и предстоящей экспедициях?

— Восхождение на Карстенз обошлось в 20 тысяч долларов, а на Винсон — более чем вдвое дороже — 45 тысяч долларов. Когда в 2016 году готовилась к восхождению на Эверест, искала спонсоров, ведь нужно было заплатить порядка 60 тысяч долларов. Однако никто меня тогда финансово не поддержал. Пришлось взять расходы на себя.

Зато сейчас спонсор есть — одна из ведущих частных клиник Киева. После экспедиций я прохожу там обследования (горы, особенно Эверест, здоровья не добавляют) и восстановительную терапию. Это тем более важно, поскольку у меня были травмированы колено и связки. В этом медицинском центре работают мои друзья. Однажды я обмолвилась им, что очень хочется завершить программу «Семь вершин». Сказала, что участие в экспедициях стоит дорого. Они предложили: «Знаешь, мы тебе поможем решить эту проблему». Профинансировали мое восхождение на Карстенз и оплатили участие в предстоящей экспедиции в Антарктиду.

— Как готовите свой организм к восхождениям?

— Занимаюсь йогой и танцами, а также совершаю многокилометровые походы с увесистым рюкзаком за плечами.

— До войны вы жили в Донецке. Чем тогда занимались?

— У меня была своя туристическая фирма. Двадцать девятого мая 2014 года я повезла очередную группу туристов на остров Маврикий (восточное побережье Африки). Вернулась в Украину в киевский аэропорт «Борисполь» 15 июня и узнала, что мой дом — уже по ту сторону фронта. Довелось устраивать жизнь в столице. Сейчас работаю мотивационным оратором — на собственном примере призываю слушателей воплощать свои мечты. Если поставить цель и настойчиво идти к ней, самые трудновыполнимые задачи становятся вам по плечу.

— Какой план экспедиции на гору Винсон на ледовом континенте?

— Вылечу в составе международной команды в Южную Америку в чилийский город Пунта-Аренас. Оттуда на самолете нас перебросят на американскую полярную станцию. Специалисты фирмы из США, которая организует восхождения на Винсон, отслеживают погоду на этой горе. Когда метеорологи предскажут как минимум пять благоприятных для подъема на вершину дней, нашу команду доставят маленькими самолетами (так называемыми аэротакси) в базовый альпинистский лагерь, расположенный на высоте более двух тысяч метров. Оттуда начнем штурм вершины.

— Как получилось, что вы занялись альпинизмом?

— Благодаря случаю. Восемь лет назад мои друзья решили отправиться в свадебное путешествие в Перу, чтобы пешком пройти к древнему городу инков Мачу-Пикчу. «Нам нужна хорошая компания, поехали с нами», — предложили мне. Тропы к Мачу-Пикчу проходят по горному хребту. Во время этого похода я влюбилась в горы. Знаете, мне очень нравится кинокомедия «Кавказская пленница». В детстве хотелось по примеру главной героини фильма студентки Нины пожить в палатке, поспать в спальном мешке. И вот в Перу детская мечта сбылась. Походная жизнь понравилась. С тех пор хожу в горы.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.

Версии