квартирная афера

Технология обмана

Афера на 25 миллионов: десятки киевлян лишились жилья

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

07.12.2017 6:30 3818

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

В Киеве задержали мошенников, которые за последние два года завладели тремя десятками квартир в столице. Возглавлял группировку 38-летний киевлянин с богатым криминальным прошлым, родственник известного криминального авторитета 90-х Авдыша, который в 1998 году сбежал из Украины. О том, что их жилье теперь принадлежит другим людям, потерпевшие даже не догадывались. Аферисты подыскивали квартиры, которые долгое время пустовали, меняли в этих квартирах замки и, переоформив жилье на себя, продавали его не подозревающим об афере покупателям.

— Оснований не доверять человеку, который, представляясь риелтором, продавал квартиру, у покупателей не было, — рассказывает «ФАКТАМ» прокурор отдела прокуратуры Киева Олег Руденко. — К тому времени документы у аферистов уже были подлинные. Заподозрить подвох не мог ни один нотариус. Что уж говорить об обычных покупателях. Люди были уверены, что с жильем нет никаких проблем. О том, что на самом деле купили квартиры у мошенников, они узнавали уже от сотрудников полиции.

— Где же в это время были настоящие владельцы квартир?

— Они не догадывались, что их жилье кто-то продает. Эти люди по разным причинам долгое время не наведывались в свои квартиры. Кто-то жил в другом районе, кто-то находился за границей. Мошенники следили за этими квартирами, проверяли, горит ли там свет по вечерам. Если видели, что уже несколько недель там никто не появляется, взламывали замки и тут же меняли их. Им нужны были ключи, чтобы свободно водить туда покупателей. В основном они находили такие квартиры в Деснянском районе Киева. В одном из случаев потерпевший решил наведаться в свою квартиру — и очень удивился, когда не смог попасть внутрь. Растерянный пенсионер обратился в полицию.

Еще одна потерпевшая узнала об афере от полицейских. Женщину вызвали на допрос, потому что ее паспорт фигурировал в поддельных договорах. Но оказалось, что никаких договоров она не подписывала и паспорт не теряла. Выяснилось, что ее квартиру тоже переоформили на себя мошенники. Когда женщине показали выписку из реестра недвижимого имущества, где было сказано, что ее жилье теперь принадлежит другим людям, она расплакалась: «Не может быть! Я ничего не подписывала!» Позже экспертиза подтвердила, что в договорах действительно расписывалась не она.

— Как мошенникам удавалось переоформлять на себя чужие квартиры? Для этого им нужно было как минимум завладеть паспортами хозяев жилья.

— Они обходились без этого. Мошенники подделывали весь пакет документов: свидетельство о праве собственности на квартиру, форму 3, паспорт хозяина. В поддельный паспорт вклеивали фотографию своего подельника, который при оформлении сделки должен был играть роль продавца. Интересно, что первая сделка обязательно заключалась со своим же сообщником — роль покупателя тоже играл один из аферистов. Когда «продавец» и «покупатель» подписывали договор купли-продажи, нотариус вносил сведения о новом владельце квартиры в единый реестр — и это давало «покупателю» право получить подлинные документы на приобретенное жилье.

После этого мошенники выставляли квартиру на продажу. Цену назначали немного ниже рыночной, чтобы быстрее найти покупателя. Заинтересовавшийся покупкой человек видел, что все законно: документы в порядке, фамилия продавца действительно есть в реестре. Людей это убеждало, и они покупали квартиры.

— Кстати, если говорить о первых сделках, которые мошенники заключали между собой, то иногда им даже не нужно было подделывать весь пакет документов, — говорит Олег Руденко. — Бывало, они взламывали замки пустующей квартиры и пакет документов находили там. Хозяева беспечно оставляли папку с документами в пустой квартире. Таким образом, в руках аферистов оказывались оригиналы. Оставалось только подделать паспорт «продавца».

Хозяйка одной из квартир, которую заприметили мошенники, умерла. У старушки не было наследников. По закону ее недвижимость должна была перейти в киевский жилищный фонд. Аферисты проникли в квартиру вскоре после ее смерти и нашли там весь пакет документов — акт о праве собственности, необходимые справки. И решили… «оживить» бабушку. Сделали на ее имя фальшивый паспорт, вклеили фотографию другого человека — и эта женщина пошла к нотариусу продавать квартиру вместо покойной. Сделка состоялась.

— Неужели и в этом, и в других случаях соседей не настораживало, что замки в квартирах взламывают незнакомые люди?

— Некоторые обращались по этому поводу в полицию. Но такие случаи были единичны.


*Во время обыска у организатора аферы нашли неопровержимые доказательства мошеннических действий. Несмотря на это, он утверждает, что его «кто-то подставил»

Предприимчивым аферистам удавалось переоформлять даже квартиры, которые принадлежали городу. Тут процедура была другой.

— Например, есть квартира, право собственности на которую никому никогда не выдавалось, — продолжает Олег Руденко. — Мошенники же подписывали документы так, будто, например, в 1996 году квартира была выдана некому Иванову Ивану Ивановичу. Делали этому «Ивану Ивановичу» паспорт, все необходимые документы. Он приходил к нотариусу и заявлял, что хочет продать квартиру, которую много лет назад ему выделили столичные власти. И продавал.

— Но разве нотариус не может проверить, выдавалось ли кому-то право собственности на квартиру?

— При желании может, отправив запрос в КГГА. Но он не обязан это делать. А проверить сведения о собственнике жилья в Едином реестре недвижимого имущества невозможно, ведь в реестр внесены данные только с 2011 года. О тех, кто покупал или получал квартиру раньше, информации нет. Поэтому аферисты и указывали 1996-й или 2000-й годы — знали, что никто не сможет проверить.

— Вы уверены, что в преступной схеме не замешан и нотариус?

— Все сделки заключались у разных нотариусов. Разумеется, их причастность к аферам проверяется. Но определить, подлинный им дают документ или поддельный, нотариусы действительно не могли.

Сейчас подозрение в мошенничестве и подделке документов предъявили организатору группировки Вадиму Никольскому (имя изменено) и семи его сообщникам. Экспертизы подтвердили причастность мошенников к незаконному переоформлению 15 квартир. Сумма ущерба составила примерно 25 миллионов гривен. Но это еще не все.

— У нас есть информация и о других эпизодах — по ним сейчас проводятся экспертизы, — рассказывает Олег Руденко. — Организатором афер был гражданин Никольский. Именно он давал указания подельникам — и его до сих пор боятся все члены группировки. Никольский продолжает их запугивать. Требует, чтобы люди изменили показания. Кому-то обещает вознаграждение, кому-то угрожает. Он начал давить на свидетелей как только вышел из-под стражи под залог.


*Оперативники обнаружили у задержанного 76 тысяч гривен. Между тем сумма ущерба от незаконного переоформления квартир составляет примерно 25 миллионов гривен

— Что касается его сообщников, то в основном это люди неблагополучные, без определенного места жительства, — говорит Олег Руденко. — Например, человек, который на многих сделках играл роль «покупателя», родом из Красного Луча Луганской области. В Киеве жил где придется. Других подельников, фотографии которых вклеивались в фальшивые паспорта, Никольский находил на вокзале.

Сам Никольский на сделках не присутствовал. Роли продавца, покупателя и брокера исполняли другие люди. А он лишь контролировал процесс. Постоянно созванивался с «брокером», давал указания. Часто поджидал своих подельников в машине под нотариальной конторой. Когда его задержали впервые (это было еще летом), у него нашли ключи от 14 квартир — тех самых, у которых загадочным образом сменился собственник. Кроме ключей, при нем были документы на эти квартиры и удостоверение сотрудника СБУ с фотографией Никольского. Фальшивое, естественно.

Никольский неоднократно был судим: за хранение и сбыт наркотиков, за мошенничество. Сейчас он, несмотря на неопровержимые доказательства, не признает вину. Утверждает, что его «кто-то подставил».

— О задержании этой группировки стало известно еще летом. Потом аферистов отпустили. Почему?

— Суд избрал Никольскому меру пресечения в виде содержания под стражей с возможностью внесения залога в размере один миллион 120 тысяч гривен. Он внес залог. А оказавшись на свободе, тут же совершил новое преступление — подделал апелляционную жалобу от имени потерпевшей. Незадолго до этих событий суд наложил арест на все перепроданные мошенниками квартиры. Разумеется, это было сделано в интересах самих же потерпевших — люди не хотели, чтобы их квартиры еще раз кому-то перепродали. Но тут от имени одной из потерпевших поступила апелляционная жалоба — якобы она пыталась оспорить арест. Позвонив этой женщине, мы выяснили, что никакой жалобы она не подавала. И она, и ее адвокат впервые об этом слышали.

На суде кое-что прояснилось. На заседание пришла молодая женщина, которая заявила, что представляет интересы потерпевшей. Сама же потерпевшая видела эту женщину впервые в жизни! «У нас с вами заключен договор об адвокатских услугах», — парировала незнакомка. В договоре, который она показала, действительно были данные нашей потерпевшей. А вот подписи стояли не ее. Потерпевшая заявила, что оспаривать арест квартиры не собирается, а этого адвоката никогда даже не видела.

— Что на это ответила адвокат?

— Оказалось, в их адвокатское объединение приходил Никольский. Сказал, что пришел по просьбе своей знакомой, которая хочет оспорить арест своей квартиры, и для этого ей нужен адвокат. Но знакомая его, дескать, очень занята, поэтому сама приехать в адвокатскую контору не может. «Я сам отнесу ей договор, она подпишет, — сказал Никольский. — А вы потом подадите от ее имени апелляционную жалобу». Адвокат так и сделала. Хотя, разумеется, перед тем, как заключать договор с клиентом, она должна была сама увидеть этого человека.

Адвокат узнала Никольского — и в тот же день его опять задержали. Теперь уже по новому обвинению. На прошлой неделе суд избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей, но опять с возможностью внесения залога — теперь уже в размере полутора миллионов гривен. Насколько мне известно, деньги он пока не внес.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.

Версии