Житейские истории Невероятно, но факт

Дмитрий Макаров: «Свой первый миллион я заработал в 14 лет»

7:15 15 декабря 2017   7791
Дмитрий Макаров
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

16-летний киевлянин рассказал «ФАКТАМ», как ему удалось открыть рекламное агентство и стать миллионером

Дима Макаров — основатель и директор успешного рекламного агентства. Он ездит на собственном «Лексусе» и арендует хорошую квартиру в Киеве. И ему… всего 16. Возраст не помешал ему основать успешный бизнес. Дима начал зарабатывать деньги с 12 лет. А уже в 14 заработал свой первый миллион.

«На киберспорте я зарабатывал 10 тысяч долларов в месяц»

Меньше года назад в агентстве Димы работали три человека. Сейчас уже больше тридцати, и компания продолжает набирать сотрудников. На входе в офис меня приняли за очередного стажера. Дима Макаров приходит в офис раньше всех. В десять утра проводит совещание, а после обеда — встречи с деловыми партнерами, одну за другой. На эти встречи чаще всего ходит со своим операционным директором Александром Довженко. Александру 24 года. Когда они познакомились, Диме было всего 12. Бизнес-партнер был ему необходим прежде всего для того, чтобы вместе ходить на встречи.

— По телефону клиенты не могли догадаться, сколько мне лет, — говорит Дима Макаров. — А вот встреча — это совсем другое. Не каждый может воспринимать серьезно 12-летнего мальчишку. Люди, естественно, удивлялись. Присутствие Саши в таких случаях выручало. Обычно разговор с собеседником начинал он, а я присоединялся по ходу беседы. Когда клиенты с недоверием спрашивали, сколько мне лет, я не обижался. Возраст — это моя фишка (улыбается).

— В переписке Дима настолько грамотно излагал свои мысли, что люди были уверены: им пишет взрослый человек, — рассказывает Александр Довженко. — Конечно, они не ожидали увидеть школьника. Бывало, я приходил на встречи вместо Димы. Если же мы приходили вдвоем, то первые пять минут с клиентом говорил только я. Когда в разговор вступал Дима, люди раскрывали рты от удивления: никто не ожидал, что этот 12-летний мальчик настолько хорошо во всем разбирается.

У меня при знакомстве с Димой были примерно такие же эмоции. Я сначала увидел школьника. Но быстро понял: этот школьник знает, как зарабатывать деньги, лучше многих взрослых. В тот момент рекламного агентства еще не было. Дима зарабатывал на киберспорте. А я в тот момент был студентом Национальной академии внутренних дел.

— Наше с Сашей знакомство — отдельная история, — вспоминает Дима. — Я понимал, что мне нужен партнер, но не знал, где его искать. Зашел в соцсеть и просто стал просматривать странички людей из Киева — независимо от их места работы и других данных. Увидел страничку Саши, написал ему. И попал, как говорится, в десятку.

— То есть вы предложили сотрудничество абсолютно незнакомому человеку?

— Так и было, — говорит Александр. — Мне написал какой-то Дмитрий Макаров с вопросительным знаком на аватарке вместо фотографии: «Привет. Давай вместе делать бизнес». Я решил, что это шутка. Написал ему: мол, если это какой-то сетевой маркетинг, можешь не продолжать. Дима рассказал о киберспортивных организациях и о том, как он работает. Он написал мне абсолютно случайно — и сразу попал на человека, который тоже имел представление о киберспорте. Я тогда входил в студенческую команду по Counter-Strike (популярная онлайн-игра), имел отношение к киберспортивным организациям. Мы с Димой долго переписывались, и у меня, естественно, возник вопрос: почему он не может ходить на встречи сам? Он объяснил: «Потому что мне… 12 лет».

По словам Димы, с киберспорта все и началось. Там он смог заработать свой первый миллион. Со временем заработанные в этой сфере деньги стали его стартовым капиталом для открытия рекламного агентства.

— В соревновательные компьютерные игры начал играть с пяти лет, — рассказывает Дима. — А потом понял: зачем играть мне, если кто-то делает это лучше? Я нашел профессиональную команду игроков. Затем нашел людей, готовых спонсировать эту команду. Спонсоры платили определенную сумму мне, я немного другую сумму — команде. Разница и была моим заработком.

— Рассказывая о киберспорте, можно провести параллель с футболом, — продолжает Александр. — Есть разные компьютерные игры: например, Counter-Strike, Dota. В них играют реальные люди, команды. За каждым магическим персонажем стоит живой человек. Там, как и в футболе, проводятся чемпионаты. Кстати, трансляцию финала чемпионата мира по Dota в прошлом году смотрело больше человек, чем чемпионат мира по футболу. Там, как и в футболе, зарабатывают деньги на рекламе, на трансляциях. Например, у команд есть форма — и на их футболках может быть любая реклама. Диме удалось создать крупнейшую киберспортивную организацию, где он объединил несколько команд. Потенциальный спонсор покупал сразу весь рекламный пакет — и, например, все команды, которые входили в Димину организацию, выходили с одним и тем же спонсорским логотипом. Это очень хорошие заработки, и здесь все стремительно развивается. Если пять лет назад на чемпионате мира по Dota призовой фонд составлял миллион долларов, то сейчас — около 26 миллионов. Дима понял, как там можно зарабатывать. Увидел команду, увидел, что им нужны спонсоры. Затем нашел для них спонсора и зарабатывал на этом.

По словам Дмитрия, вскоре его заработок уже составлял около десяти тысяч долларов в месяц. Потом появилась идея открыть рекламное агентство. На вопрос о том, сколько пришлось в это дело вложить, говорит: «Не больше ста тысяч долларов».


*Дима Макаров (справа) с бизнес-партнером Александром Довженко. «Я понимал, что мне нужен партнер, но не знал, где его искать. Зашел в соцсеть, увидел страничку Саши — и попал в десятку. Он тоже увлекался киберспортом» (фото из личного архива)

«Когда сказал маме, что бросаю школу, она отреагировала очень спокойно: «Бросаешь? Ну ладно…»

— После двух лет в киберспорте я решил заниматься только рекламой, — говорит Дима. — Конечно, открыть агентство нелегко. Это мой первый опыт предпринимательства, я многого не знал. Мне тогда было 15 лет, учредителем не мог бы стать при всем желании. Формально учредителем стал мой папа. Хотя на самом деле всем занимался я. Первые четыре месяца ничего не зарабатывал — только вкладывал. Мы искали офис, набирали команду. Привлекали консультантов со стороны. Через четыре месяца наше агентство стало прибыльным.

— Когда мы начинали, я не был уверен в проекте. Но был на сто процентов уверен в Диме, — признается Александр. — До знакомства с ним даже не думал, что ребенок (а 12 лет — это все-таки ребенок!) может так мыслить. Это феноменально.

— Мы начинали с трех сотрудников, а сейчас их уже больше тридцати, — говорит Дима. — Расширяемся, набираем новых людей. Среди наших клиентов — известная служба такси, мобильный оператор, популярные блогеры.

— Мы размещаем рекламу на каналах у известных личностей в Youtube, в «Фейсбуке», «Твиттере», на платформах, где идут трансляции, — объясняет Александр. — Например, известная компания по производству газированных напитков хочет, чтобы ее продукцию рекламировал популярный блогер. Наша задача — свести эту компанию с блогером и продумать, как именно блогер будет рекламировать напиток. Для рекламодателя мы являемся гарантами того, что видео, например, наберет миллион просмотров и блогер завтра его не удалит. А для самого блогера — гарантами того, что ему все будет оплачено. Блогер получает деньги, рекламодатель рекламируется, мы на этом зарабатываем. Кроме того, есть инвесторы, которые вкладывают деньги в наш проект.

— У нас молодой коллектив. Средний возраст — около 25 лет, — продолжает Дима. — Я здесь самый младший. Когда мы открыли офис, я учился в девятом классе. Времени на школу уже не оставалось, и я просто… перестал туда ходить. Хотя аттестат об окончании девятого класса все же получил — экстерном.

— Учителя знали, что у вас есть собственный бизнес?

— Нет. Честно говоря, со многими из них у меня были натянутые отношения. В школе я был двоечником. Мне давались только два предмета — английский и украинский. Наверное, потому что я много читал. Финансовыми вопросами в агентстве занимаются люди со специальным образованием, я туда не лезу. Возможно, со временем захочу получить высшее образование. Но это позже — когда бизнес будет работать сам и у меня появится больше свободного времени.

— Вы строгий руководитель?

— Думаю, да. Считаю, что дисциплина — это очень важно. Если человек опаздывает на работу, он знает, что заплатит штраф. Сотрудник заплатит около 500 гривен, а руководитель (у нас пять руководителей) — две тысячи гривен. Он же руководитель, а значит, в первую очередь должен уметь руководить своим временем.

— Устаете?

— Очень. Прихожу вечером с работы — отдыхаю. Я уже несколько месяцев живу отдельно от родителей. Арендую квартиру.

— Думаю, вы могли бы позволить себе и покупку…

— Пока не хочу привязываться к какому-то месту. А вот машину купил. Теперь у меня автомобиль с личным водителем. Кстати, расходов стало меньше, чем в то время, когда постоянно ездил на такси. На самом деле я и сам уже умею водить. Но в 16 лет водительские права не выдают.

— Вы начали зарабатывать большие деньги в 12 лет. Родители помогали?

— Нет. Они в этой сфере никогда не работали. Папа раньше был предпринимателем, мама — домохозяйка. Я часто с ними советуюсь, но только по личным вопросам. Благодарен им за то, что всегда меня понимали. Когда я сказал маме, что бросаю школу, она отреагировала очень спокойно: «Бросаешь? Ну ладно…»

«Сын открыл свой счет в банке по специальной программе для несовершеннолетних»

— Нельзя сказать, что я по этому поводу совсем не переживала, — говорит мама Димы Оксана Макарова. — Дима в тот момент уже закончил первый семестр девятого класса. Оставалось доучиться каких-то полгода. И тут перед отъездом в заграничную командировку сын поставил перед фактом: «Больше в школу не иду». И сразу ушел в свою комнату, не дожидаясь моего ответа. Дима вообще не считал это важным вопросом, сказал как бы между прочим. Я потом начала уговаривать его доучиться, чтобы хотя бы получить аттестат о неполном среднем образовании. Согласился. Но будем честными: школу уже заканчивал не он, а я (смеется). «Мам, мне аттестат не нужен, — сказал сын. — Если тебе нужен, делай, что хочешь». Хорошо, что учителя пошли навстречу.

— Для других родителей новость о том, что ребенок, не закончив девятый класс, бросает школу, стала бы шоком…

— Я вам больше скажу: для наших друзей стало шоком то, что мы купили Диме компьютер, когда ему было четыре года. Все не уставали повторять, что это неправильно, слишком рано. Но если сына это сразу заинтересовало, почему нет? Дима еще не умел ни читать, ни писать, а компьютером уже пользовался. Если надо было что-то прочитать или набрать, звал меня. В пять лет научился и читать, и писать. Во втором классе уже делал для школы большие компьютерные презентации. Нам говорили: «Он у вас сутками за компьютером! Это неправильно!» Но это дети другого поколения, они не такие, как мы. Конечно, мы с мужем водили Диму на прогулки, в кино. Но было видно, что сыну это неинтересно. А играть в компьютерные игры — интересно. Читать книги тоже интересно. Так зачем мешать, если есть интерес?

— Вы разбираетесь в киберспорте?

— Нет, абсолютно. Ни я, ни муж в этом ничего не понимаем. Для нас это какая-то другая реальность. О том, что Дима начал зарабатывать деньги, мы узнали, можно сказать, случайно. Я думала, он просто играет в игры. Однажды спросила, нужны ли ему деньги на карманные расходы. «Нет, мам, у меня есть, — ответил сын. — Я же чуть-чуть зарабатываю». «Чуть-чуть — это сколько?» — спрашиваю. Оказалось, примерно по тысяче гривен в месяц. И это было только начало. Я видела, что у него на компьютере постоянно открыты электронные кошельки, которыми он руководил. А в 14 лет сын открыл свой собственный счет в банке — по специальной программе для несовершеннолетних.

— Дима рассказывал о своих увлечениях одноклассникам?

— Нет. Он в этом смысле закрытый человек. Когда к нему приходили друзья, сын говорил с ними на обычные подростковые темы. А когда они уходили, опять становился взрослым Димой. С учителями он тоже об этом не говорил. Многие педагоги его не понимали. Например, сын хорошо разбирается в математике, но из-за плохого почерка ему всегда ставили двойку.

Однажды он вышел из школы расстроенным. Оказалось, учительница математики назвала его глупым. «Придет время — я ей еще покажу», — сказал сын. «Что же ты ей покажешь?» — спрашиваю. «Я… куплю эту школу», — ответил ребенок. Школу он, конечно, пока не купил. Но добился многого.

— Вы сказали, что будучи в девятом классе Дима уже ездил в заграничные командировки…

— Он по работе начал ездить за границу лет с 14-ти. Его приглашали в разные страны на конференции по киберспорту. Причем его звали не участвовать в этих конференциях, а проводить их. Сын всегда ездил с кем-то из своих бизнес-партнеров. От нас с отцом требовалось только нотариальное разрешение на выезд за рубеж.

— Не боялись его отпускать?

— Нет. Я всегда ему доверяла. Дима знает, что делает. Моя задача — принимать это и не мешать ему быть тем, кем он хочет. Конечно, я очень не хотела, чтобы сын переезжал в отдельную квартиру. Было очень жалко его отпускать. Дима это понимал и делал все постепенно. Сначала сказал нам с отцом, что снимет квартиру на пару дней. Потом продлил аренду. А через две недели сказал, что заберет компьютер. Стало понятно, что он решил жить отдельно. Конечно, мы с сыном все время на связи. Он часто со мной советуется — например, спрашивает, как что-то приготовить на завтрак. Где бы он ни жил и что бы ни делал, на нашу с отцом поддержку он может рассчитывать в любое время суток.

Другие материалы спецтемы «ФАКТОВ» «Анатомия успеха» читайте здесь

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Не знаете, где в этом году можно недорого отдохнуть? — Знаю. На диване...