Житейские истории Ситуация

Из общежития в Киеве выгоняют семьи, приехавшие из зоны АТО, в том числе с детьми-инвалидами (фото)

6:00 20 декабря 2017   2042
бандит в маске
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

— Я врач из Донецка, — говорит 47-летний Роман Омельченко. — В 2014 году война заставила меня с женой и тремя несовершеннолетними детьми переехать в Киев. Тогда на сайте Минсоцполитики была размещена информация о том, что вынужденные переселенцы могут получить комнаты в общежитии Института права и последипломного образования Министерства юстиции Украины по улице Кустанайской, 6. Сейчас, кроме нас, там живут еще более 20 семей с оккупированных территорий.


*Роман и Наталья Омельченко с двумя из своих детей

Администрация делает все возможное, чтобы всех нас выжить: в лицо говорят, чтобы убирались прочь, выключают свет, насчитывают непомерную плату за жилье (даже включают в него туристический сбор!). Наша община переселенцев живет в состоянии постоянного стресса. В комнаты врываются напористые спортивного вида молодые люди (мы называем их «титушками»), представляются ветеранами АТО, говорят, что будут здесь жить. На самом деле, это нанятые вышибалы. В этом месяце они силой заставили съехать председателя домового комитета переселенцев и семью, один из членов которой служит… следователем в полиции. На днях была вынуждена покинуть общежитие мать с двумя дочками 10 и 12 лет. Перед этим выгнали семью, в которой растут двое девочек с инвалидностью.

«Пока дочка с мужем и детьми были в гостях, их комнату вскрыли, все вещи исчезли»

— Моя внучка Дария постепенно возвращается к привычной жизни, а несколько месяцев назад она оказалась на грани жизни и смерти — в течение недели перенесла две операции на головном мозге, — говорит переселенка из Алчевска Луганской области Наталья Антропова. — Это случилось в сентябре нынешнего года. Накануне наша семья пережила сильный стресс. Расскажу по порядку. Моя дочка Татьяна Ермоленко, зять, внучки Дария и Агния жили в общежитии по Кустанайской в трехместном номере, а я с мужем Юрием — в двухместном этажом выше. Администрация общежития несколько раз отрезала в распределительном электрощитке провода, подключенные к номеру, в котором жила семья моей дочери. Мы дважды восстанавливали проводку. Тогда администрация удалила из щитка электрический блок. После этого дочкин номер был четыре месяца без света.

В выходные (19—20 августа) дочь со своей семьей поехала на день рождения племянника в село под Киевом. Я в это время была в зоне АТО — навещала свекровь. Мой муж остался в Киеве. Но он находился в городе, когда в номер нашей дочери ворвались какие-то люди и вынесли все вещи.

В понедельник Татьяна с мужем и детьми вернулись в Киев. Им сказали, что они выселены из общежития. Вещи, которые исчезли из их номера, до сих пор не найдены. Среди них было дорогостоящее безглютеновое питание для моей младшей внучки Агнии, у которой аутизм.

После этого случая у старшей внучки Дарии произошло обострение болезни головного мозга. Врачам столичного Института нейрохирургии имени Ромоданова пришлось спасать жизнь Дарии. Внучке сделали две операции на мозге, заменили ликворошунтирующую систему, без которой она не сможет жить, на новую.

Тогда очень выручили волонтеры. Мать в отчаянии бросила клич — нужны деньги на спасение ребенка. Откликнулись неравнодушные люди: Леся Литвинова и ее многочисленные знакомые. Деньги со­бирали также родители учеников 7-А класса и учителя киевской школы № 80, Евгения Тимошенко (дочь известного политика). Шунтирующее устройство нужно было купить в течение суток и сразу же делать операцию. Евгения спросила: «Сколько нужно денег на шунт?» Через два часа она перечислила 25 тысяч гривен на карточку мамы Дарии. Шунт обошелся в 14 тысяч, еще 11 тысяч стоили лекарства. Всего же на спасение внучки понадобилось сто тысяч гривен. Следует сказать, что врачи денег с нас не брали.

Постепенно к девочке возвращаются силы, она уже даже возобновила занятия музыкой. Настоятель костела Святого Николая в Киеве предоставил ей как одаренному ребенку очень ценную скрипку начала XX века. Дария участвовала в Киеве в городском конкурсе «Юный виртуоз» и получила поощрительный приз. К счастью, когда неизвестные ворвались в номер дочери, скрипки там не было.


*После двух операций на головном мозге Дария уже возобновила репетиции на очень ценной скрипке, которая предоставлена ей как талантливому ребенку. Фото из «Фейсбука»

— Где Татьяна с семьей живет сейчас?

— Арендуют квартиру. Зять вынужден трудиться на двух работах, чтобы было чем заплатить за жилье, специальное безглютеновое питание для Агнии… Кстати, один украинский волонтер, который работает в США, прислал ей специальный гамак («Гнездо совы») для детей-аутистов. Этот человек в 2016 году дал Таниной семье ключи от дома на берегу Черного моря, и они отдыхали там две недели.

У Татьяны высшее медицинское образование. В Алчевске она была заведующей отделом гигиены питания санстанции. Сейчас проходит обучение, чтобы получить сертификат косметолога, эстетиста по телу, массажиста и иметь возможность работать на дому. Ведь у нее двое детей-инвалидов.

Дочка с зятем и раньше хотели переехать из общежития на Кустанайской, ведь их откровенно выживали, но им очень важно иметь официальную регистрацию по тому или иному адресу. Ведь если ее нет, государство не выплачивает помощь, положенную вынужденным переселенцам. Очень трудно найти владельцев жилья, которые бы дали согласие на регистрацию в принадлежащей им квартире.


*Мама детей-инвалидов Татьяна Ермоленко учится, чтобы получить специальность косметолога, а глава семьи трудится на двух работах, ведь нужно оплачивать аренду квартиры

— Вы с мужем по-прежнему живете в общежитии?

— Да, хотя две недели назад нас пытались выселить: пришли восемь крепких молодых мужчин и стали надо мной морально издеваться (мужа тогда дома не было). Заявили: «Теперь мы будем тут жить (это в комнатке, в которой и нам с супругом тесновато). Не будем ли мы вас стеснять?» Я попыталась записать их визит на видео, однако явившиеся сотрудники общежития стали светить мне в глаза фонариком, выбивать из рук мобильный телефон. На шум вышла соседка — юрист Алина Палаш.

— Я сразу же позвонила ребятам из общественной организации «Голосіївська варта», которые нас неоднократно выручали, — говорит переселенка из Луганска Алина Палаш. — Вот и на этот раз они помогли: люди, нагрянувшие к Наталье Егоровне, лучше всего понимают язык силы — они побоялись связываться. Замечу, что самостоятельно защищаться нам весьма сложно: среди нашей общины переселенцев мужчин работоспособного возраста мало — в основном женщины с детьми и пенсионеры.


*На днях Алина Палаш была вынуждена покинуть общежитие со своими двумя дочерьми 10 и 12 лет. Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

— После этого инцидента мы с мужем подписали с администрацией общежития договор о проживании там в течение ближайших трех месяцев, — продолжает Наталья Егоровна. — В договоре указано, что мы будем платить за номер четыре тысячи гривен в месяц. Для нас, пенсионеров, это очень дорого. Но деваться некуда. Знаете, до войны я имела в Алчевске бизнес — занималась продажей цветов и сувениров. По образованию я инженер-технолог. Но когда в 1990-е начали закрываться заводы, пришлось переквалифицироваться — стала флористом. Проработала десять лет за прилавком. И решила открыть свое дело: выиграла грант в центре занятости, с нуля создала бизнес, позволявший жить безбедно. Но война вмиг разрушила мое благополучие.

«Целую зиму мы прожили без отопления»

— За день до того, как восемь мужиков нагрянули в номер к Наталье Егоровне, из общежития выгнали меня, — вступает в разговор председатель домового комитета вынужденных переселенцев, живущих на Кустанайской, 6, Сергей Стулов. — В первый раз меня пытались выселить в июле 2015 года. Тогда, выломав двери, ко мне в комнату ворвались 12 человек. В течение четырех часов они пытались выгнать меня из номера, но я проявил упорство, а им не хватило сил и настойчивости добиться своего. Сейчас администрация общежития действовала иначе: вещи из номера вынесли, когда меня не было дома. Главарь «титушек» некий Игорь заявил: «Проблема в тебе. Если ты съедешь, остальных ваших трогать не будут — ни матерей с детьми, ни стариков. С ними подпишут договоры на проживание». Я переселился на съемную квартиру. Но на следующий день восемь человек нагрянули к Наталье Егоровне. А еще пришли к семье Юлии Лащевой. С ней живут родители-пенсионеры и взрослый сын, который служит следователем в полиции. Лащевой пришлось защищаться, сейчас у нее все руки в синяках. Мы вызвали полицейский наряд, однако охранники правопорядка ни во что не вмешивались до тех пор, пока я не сказал: «Титушки» выбрасывают на улицу, такого же, как вы, полицейского". Только тогда они урезонили непрошеных гостей. Но Лащева с семьей из-за пережитого стресса решила переселиться на съемную квартиру.

*Неизвестные люди выбросили вещи из комнаты председателя домового комитета переселенцев Сергея Стулова, когда его не было дома. После этого он уже не смог попасть в свой номер. Фото Громадського радіо

— Нам начисляют плату за электричество, воду, отопление по расценкам для промышленных предприятий, которые гораздо выше, чем для бытовых потребителей, — говорит переселенка из Луганска, которая сейчас живет в общежитии на Кустанайской, 6, просившая не называть ее имени. — Нам начисляют НДС на прибыли общежития и туристический сбор. Зиму 2015—2016 годов мы прожили без отопления, при этом с нас брали плату за него. Писали жалобы, администрация все более ополчалась против переселенцев. В декабре 2015 года в наших не отапливавшихся тогда номерах отключили свет. Температура в моей комнате была всего лишь восемь градусов тепла. Отопление появилось только в ноябре 2016 года. К этому времени в комнатах переселенцев сняли специальные устройства для подключения электроплит. Кроме того, свет у нас подается по графику: в девять утра его отключают, а включают в шесть вечера.

Мне ежемесячно выставляют счет на сумму порядка четырех тысяч гривен (включая все коммунальные услуги). Это слишком много. Мы добиваемся, чтобы администрация общежития установила счетчики холодной и горячей воды, электроэнергии и нам начисляли плату по их показателям. Тарифы для нас должны быть такими, как и для всех жителей Киева. Еще один очень важный вопрос: с нами должны заключить договоры о проживании в общежитии.

Почти каждый вечер мы собираемся обсудить нашу ситуацию, и я вижу по глазам, лицам людей, что все они на грани отчаяния. Администрация общежития хочет повесить на нас долги, дает понять: тех, кто будет обращаться по этому поводу в суды, выставят на улицу в первую очередь. На днях я выбежала в коридор на шум — подумала, опять «титушки» врываются в номер к кому-то из наших. Оказалось, это играли дети. Они пояснили: «Игра такая: „титушки“ заклеили нашу дверь, а мы не можем ее отрыть, зовем на помощь…»

За комментарием «ФАКТЫ» обратились в Институт права и последипломного образования Министерства юстиции Украины, которому принадлежит общежитие на Кустанайской. В приемной директора этого учебного заведения нам заявили: «Официальный комментарий размещен на сайте Минюста. Там вы найдете ответы на интересующие вас вопросы».

В этом документе сказано, что с 2014 года в общежитии проживают 23 семьи внутренне перемещенных лиц. Четырнадцать из них получают «услуги по временному пребыванию». Ни одна из этих 14 семей не имеет задолженности. Девять семей категорически отказываются заключать договоры о предоставлении услуг по временному пребыванию в общежитии. Задолженность этих девяти семей и других внутренне перемещенных лиц, проживающих там, составляет один миллион 400 тысяч гривен. За три года судебной тяжбы по взысканию с них задолженности ни одно дело не рассмотрено по существу. «Каждый раз группа лиц из семей, которые отказываются оплачивать свое пребывание в общежитии, нарушает правила пребывания в общежитии, устраивает драки, — указывается в документе Министерства юстиции Украины. — По этим фактам уже возбуждено несколько уголовных производств.

В соответствии с требованиями действующего законодательства институтом установлен тариф — 44 гривни за одно койко-место в сутки. Если семья занимает помещение, которое состоит из кухни, санузла, коридора и комнаты на два койко-места, ежемесячная оплата за проживание составляет 2700 гривен".

— В Голосеевском районном суде Киева сейчас слушаются несколько дел о выселении вынужденных переселенцев из общежития на Кустанайской, 6, — говорит главный специалист службы по делам детей Голосеевской РГА Евгений Охотник. — Наша служба привлечена в качестве третьей стороны в этих процессах — защищаем интересы детей. В связи с ситуацией, сложившейся сейчас в общежитии, заявляю: законного решения о выселении переселенцев нет. Прошу всех, кто наделен властью, и просто неравнодушных людей помочь защитить переселенцев.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Знаете, в детстве я боялся темноты. Теперь же, когда вижу свой счет за электроэнергию, я боюсь света!..