Андрей Сова

Судьба

Дочь Андрея Совы Валентина: «С Павлом Глазовым папа познакомился случайно на Крещатике»

Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

11.01.2018 14:11 705

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Сто пять лет назад родился знаменитый исполнитель юморесок народный артист Украины Андрей Сова

Когда выступал Андрей Сова, зрители смеялись до упаду. Одна из незабываемых юморесок в его исполнении — «Ферапонтова хвороба», написанная Павлом Глазовым.

У старого Ферапонта так боліли ноги,
Що на п’ятий поверх вийти не було вже змоги.
Лікар дав йому бумажку і прибив печатку,
Чим засвідчив, що у діда ноги не в порядку,
Що в колінах у старого скупчилися солі
І ті солі викликають нестерпимі болі.
Дуже важко Ферапонту лазить на горище,
І тому його доцільно поселити нижче.
Ферапонт поніс кербуду довідку й заяву.
Той звелів йому звернутись в житлову управу.
Звідтіля його послали у районну раду.
Там у справі Ферапонта відшукали ваду
І сказали, що немовби є ще необхідність,
Щоб підтвердив здороввідділ його інвалідність.
В здороввідділі звеліли принести аналіз,
Бо в історію хвороби дві помилки вкрались, —
Тож медогляд повторити знову необхідно
І рентгеном просвітити, чи ті солі видно.
Через тиждень Ферапонта наскрізь просвітило
І оглянуло аж двічі видатне світило.
Перший раз дало пораду грітись парафіном,
Другий раз веліло п’явку ставить під коліном.
Ферапонт по кабінетах шкутильгав поволі,
Доки в нього у колінах розсмоктало солі,
І тепер йому не треба справок та квитанцій.
Як це добре, що багато є у нас інстанцій!

И никто из зрителей даже не догадывался, что сам Андрей Сова, читавший эту вещь в концертном зале за столом, не мог сделать ни шагу и испытывал в ногах страшные боли, не прекращавшиеся ни на минуту.

О непростой судьбе отца и его необыкновенной воле к жизни «ФАКТАМ» рассказала его дочь, актриса и преподаватель Валентина Сова.

— Валентина Андреевна, как ваш отец обычно отмечал свой день рождения?

— Как правило, в кругу семьи. Но когда мы переехали в дом на улице Красноармейской, который находился рядом с Дворцом «Украина», к нам приходило много гостей — папиных коллег-артистов: Юрий Тимошенко, Ефим Березин, Александр Таранец, Константин Огневой, Анатолий Литвинов… До сих пор у меня хранится подаренный папе Тимошенко и Березиным очень красивый медный расписной кувшин. Увы, почти никого из папиных друзей уже нет.

— Валерий Маренич рассказывал мне, как подарил вашему отцу, в ту пору уже передвигавшемуся на коляске, огромную банку маслин. При виде подарка у Андрея Корнеевича на глазах выступили слезы. Он спросил Валерия Маренича: «Откуда ты узнал, что я их очень люблю?» И дал команду, чтобы маслины высыпали в самую большую миску. Все гости подходили и угощались.

— Я очень хорошо помню этот момент. Папа действительно очень любил маслины, потому что в молодости плавал на теплоходе «Цюрупа», побывал тогда во многих странах — в Греции, Турции… Вкус маслин напоминал ему о далеком времени юности. Но в последние годы папа придерживался строгой диеты. Утром ел творог, орехи, мед, яблоки. Опасался, что слишком жирная еда приведет к прибавлению в весе и ему будет еще тяжелее передвигаться. Коварная болезнь сковала его ноги на целых шестнадцать лет. Сначала он передвигался с палочкой, потом — с помощью костылей, в конце концов пересел на коляску. Его друг работал на заводе Патона и создал специальную, узенькую, которая проходила во все дверные проемы.

— Зрителям и в голову не приходило, как страдает артист.

— Тогда не было Интернета, поэтому о его недуге многие даже не знали. А папа старался это не афишировать. Точный диагноз врачи поставить не смогли, причину заболевания так и не установили. Чувствительность и сила в ногах были, а ходить отец не мог. Сам папа считал, что болезнь спровоцировала травма. Когда они вместе с моим маленьким братом спускались на санках с горки в Голосеевском парке, с огромной высоты шмякнулись в заснеженную яму. У папы после этого долго болела спина. А в декабре 1978 года, когда мы вернулись с похорон дедушки (маминого отца), папа пошел на прогулку с собакой. Увидев на снегу красивый желтый кленовый лист, наклонился за ним. Неожиданно в позвоночнике что-то хрустнуло, спину пронзила страшная боль, колени подкосились, папа упал. Поднялся с трудом, пришел домой, но с каждым днем передвигаться становилось все труднее… Когда папа не смог ходить, его привозили на концерты на коляске, он садился за журнальный столик и читал юморески.

— У отца случались минуты отчаяния?

— Знаете, у папы была огромная сила воли. Он не только не отчаивался, но и всех нас умел поддержать и словом, и делом. Дома брался за все! Готовил, стирал, убирал. И писал автобиографическую книгу «Дорога до смiху». Как-то даже сказал: мол, может быть, болезнь дана, чтобы переосмыслить пережитое, больше времени посвятить семье. Папа очень любил всех нас. Радовался, когда родилась внучка Оля (дочь моего брата). Сейчас она уже и сама мама. И в ее дочке Софии я вижу папу: его чувство юмора, восприятие мира… Все это удивительно, как и то, к примеру, что мой покойный муж Володя (артист Владимир Андреев. - Авт.) в детстве играл в Георга Отса и Андрея Сову, не предполагая, что Андрей Корнеевич станет его тестем.


* В картине «Королева бензоколонки» Андрей Сова сыграл начальника АЗС Панаса Петровича. Кадр из фильма

— Без выступления Андрея Совы было невозможно представить новогодние передачи. А как вы дома отмечали Новый год?

— Конечно же, наряжали елку. Когда я была маленькой, исполняла роль Снегурочки. У меня был красивый новогодний костюм.

— Что было на праздничном столе?

— Сало, бочковые соленья, буженина… Мама хорошо готовила, но и папа любил это делать. Когда мама уезжала на гастроли с театром (она была актрисой), он всегда готовил вкусный завтрак и красиво сервировал. Любил порядок в доме. Богато мы никогда не жили, но ценили уют. В доме было много произведений народного творчества — все это папе дарили почитатели его таланта.

— К сожалению, в Интернете почти не осталось записей выступлений вашего отца.

— Это правда. Даже в домашнем архиве их почти нет. Дома папа любил читать отрывки из произведений Шевченко, Пушкина, Чехова, Шолом-Алейхема, Бабеля… Мы хотели записать это на аудиокассету, но папа говорил: мол, потом. Так, к сожалению, и не записали.

— Андрей Сова много стран объездил с гастролями?

— Был во Франции, Канаде, Америке… Много выступал в разных городах СССР.

— Какая вещь в исполнении отца у вас любимая?

— «Лист на телебачення» Павла Глазового. Кинолюбительница из села пишет: «Добрий день вам, редакція „Новини екрану“. Може, я у вас артистів до свята дістану. Бо була вже у Хоролі й в Золотоноші, але там їх не дістанеш ні за які гроші. Пришліть мені Баталова і Настю Вертинську, Мусліма Магомаєва і Майю Кристалинську». Имеет в виду фото. Поэтому каждого артиста просит прислать в нескольких экземплярах. Папа исполнял эту юмореску в платочке, зрители за животы хватались.

— А какая юмореска была любимой у вашего отца?

— «У трамваї» Павла Глазового. Как папа изображал хама и пассажиров! Это не передать. А еще любил юмореску Степана Олийныка «Букет и паркет», в которой рассказывается, как пуделек Букет прилип на праздновании новоселья к паркету, под которым расплавилась смола. В основу произведения легла реальная история о том, как строители некачественно полакировали паркет. Кстати, раньше все очень боялись критики юмористов. Если кого-то пропесочили, могли и с работы снять. Вспоминается случай. У нас дома жил кенар Яшка. И вдруг пропал. Папа его искал всюду: в кустах, на детской площадке, даже в контейнеры для мусора заглядывал. Дворник же, наблюдая за Совой, пришел к выводу: ищет недостатки, чтобы потом его и управдома со сцены критиковать. А еще был случай, когда папа выступал на заводе, где выпускались матрасы. В одной из юморесок, которую он читал, речь шла о браке и бракоделах. Руководство предприятия приняло эту юмореску на свой счет и через несколько дней прислало папе письмо с отчетом, что виновные наказаны, а недостатки устранены.


* Валентина Сова: «Меня всегда поражала папина любовь к жизни»

— Правда, что с Павлом Глазовым Андрей Сова познакомился на Крещатике?

— Да, это так. Папа уже читал его юморески. Но лично знакомы они не были. И вдруг Глазовый узнал идущего по Крещатику Андрея Сову, так как не раз видел его на экране телевизора. Подошел, поздоровался: «Ви Андрiй Сова? Я — Павло Глазовий». Папа, кстати, давно хотел познакомиться с Павлом Глазовым, который был в то время заместителем главного редактора в журнале «Перець».

— Любителям кино Андрей Сова запомнился в фильме «Королева бензоколонки» в роли начальника АЗС Панаса Петровича. А в картине «Таинственный остров» он играл… орангутанга.

— На съемках его тогда чуть не растерзали собаки. А дело было так. Съемки картины по роману Жюля Верна проходили в Крыму. Папу нарядили в обезьянью шкуру, загримировали. В ожидании команды режиссера он присел на валун. И вдруг… туристы. Решив их повеселить, папа выбежал из-за валуна. Они с криками стали убегать. Неожиданно кто-то из отдыхающих скомандовал: «Трезор, фас!» И папа увидел мчащегося на него волкодава. Вмиг сорвал с себя шкуру орангутанга и как закричит: «Граждане! Товарищи! Я же артист!» К счастью, закончилось все хорошо.

— Какой подарок отца особенно дорог вашему сердцу?

— К дням рождения близких папа готовился заранее. Когда я была школьницей, преподнес мне на день рождения лакированный розовый кошелечек, украшенный объемной открыткой с птичками. Это было настоящее чудо! Привез он его из-за границы. А на следующий день подарил ручку-указку. Я сказала: «Папа, но ты же уже сделал мне подарок!» Он ответил: «Не так ценен подарок, как ощущение праздника».

— А вы что дарили папе?

— Когда у него стали болеть ноги, он любил получать в подарок теплые носки.

— Как познакомились ваши родители?

— Мама закончила студию камерного театра в Москве и получила направление в Киев. Работала в театре при Доме офицеров. Там в то время трудился и папа. Они играли в одном спектакле «Вас вызывает Таймыр». В 1947 году родители поженились и прожили вместе почти сорок лет.

— Какая черта вашего отца вас поражала?

— Воля к жизни. Вдруг оказаться активному по натуре человеку в четырех стенах — это непросто. Но папа не сдавался. Каждое утро почти час делал зарядку. Постоянно был чем-то занят. А еще поражало то, что, несмотря на болезнь, был неравнодушен к тому, что делается вокруг. Зимой на улицу выходить он не мог, поэтому дышал воздухом на балконе. И наблюдал, что происходит внизу. У дома была клумба. Чтобы сократить путь, многие шли прямо по ней. Папа добился, чтобы ее оградили заборчиком. С тех пор летом там росли прекрасные цветы! Папа всегда стремился к тому, чтобы мир вокруг был лучше, красивее, добрее.

— Ваш отец был счастливым человеком?

— Мы были счастливы с ним. Думаю, и он с нами.

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Глупенькая! Ну что ты переживаешь, что у тебя грудь первого размера? Зато ноги, вон, сорок четвертого!!!

Версии