Культура герои не умирают

«Василий Слипак знал семь языков, был любимцем женщин и обладал уникальным голосом – альтино»

17:35 30 января 2018   2668
Василий Слипак
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

В украинский кинопрокат вышел долгожданный документальный фильм Леонида Кантера и Ивана Ясния «Миф», посвященный жизни и смерти всемирно известного оперного певца, погибшего в зоне АТО

Билеты на «Миф» зрители покупали заранее, причем не только в Украине, но и за границей: после показа в нашей стране «Миф» будет демонстрироваться в Италии и Канаде. Успех фильма был предопределен, ведь его главный герой — всемирно известный оперный певец, солист Парижской оперы Василий Слипак, ушедший добровольцем в АТО и погибший от пули снайпера. А режиссер — один из выдающихся украинских документалистов и известный путешественник Леонид Кантер, обошедший весь земной шар с табуреткой под мышкой («ФАКТЫ» писали об этом шесть лет назад).

Последние два с половиной месяца Леонид провел в Америке в рамках промотура «Мифа». О том, как снимался фильм, о своих удивительных встречах с любимой женщиной и родными Василия Слипака, о знакомстве в Америке с внуком Степана Бандеры и Мирославой Гонгадзе и о том, почему он вернулся на родину без паспорта, денег и водительских прав, Леонид Кантер рассказал «ФАКТАМ».

Мы встречаемся в кафе. Одетый в свою любимую серо-зеленую шинель, Леонид пьет какао с молоком. У режиссера покрасневшие глаза — видимо, от хронического недосыпа. На лице — неизменная приветливая улыбка.

— Вы провели несколько месяцев в Америке, рассказывая украинцам и американцам о Василии Слипаке. Какие самые яркие впечатления от промотура?

— Я проехал по периметру США: из Калифорнии в Сиэтл, Бостон, Майями — и затем обратно в Лос-Анджелес. Встретил потрясающих людей с украинскими корнями. Ни разу не побывав в Украине, они говорят на чудесном украинском языке и очень любят свою историческую родину. Я познакомился с внуком Степана Бандеры и Мирославой Гонгадзе. Во время коротких новогодних каникул слетал из Майями на Кубу. Словно попал в 1987 год в Киеве: смрад выхлопных газов старых машин, пустые полки в магазинах…

Еще одно яркое, хоть и не очень приятное впечатление было в день отъезда. Оказалось, мне нужно вернуться на неделю раньше, так как Государственное агентство Украины по вопросам кино назначило нам встречу, где принимался фильм и решалась его судьба в прокате. Я поменял билеты, а чтобы вернуть взятый напрокат автомобиль, вынужден был проехать 1 600 километров не за неделю, как собирался, а за… сутки. Уже в Лос-Анджелесе перед посадкой в самолет оказалось, что по дороге посеял кошелек с водительскими правами, банковской карточкой, украинским паспортом…

— Как же вы добрались домой?

— В самолете экономкласса, где обеды не включены в стоимость, глотал слюну, глядя на жующих пассажиров. В «Борисполе» не мог найти встречающего меня друга, потому что был без связи… В общем, весело было. Вернувшись, я подал документы на восстановление паспорта, получил права. Первые дни после возвращения был в плену у детей (дочек Магдалены и Патагонии и сына Дарьяна. — Авт.). Сейчас уже на низком старте: мы с соавтором «Мифа» Иваном Яснием выезжаем в премьерный тур по Украине. Будем демонстрировать кино в Чернигове, Николаеве, Сумах, Львове, Виннице, Тернополе, Харькове, Кривом Роге, Киеве… Это, кстати говоря, редкий случай, когда документальная лента транслируется не на закрытых кинофестивалях, а в кинопрокате, наравне с игровыми фильмами — теми, где играют актеры.

— Как возникла идея снимать фильм о Василии Слипаке? Вы были знакомы с ним лично?

— К сожалению, не был. Но я снимал «Добровольців Божої чоти» о бойцах «Правого сектора», а Василий воевал в рядах добровольческого украинского корпуса. После его гибели со мной связались его побратимы и спросили, не хотел ли бы я снять фильм о «Мифе». Ребята, конечно, не до конца понимали, о чем просят. Ведь для большинства людей съемки документального кино — это походить с камерой, записать пару интервью, все смонтировать, и готово. Можно, конечно, и так, но мы каждый раз поднимаем планку выше, а это в свою очередь требует большей отдачи, времени, ресурсов. «Добровольців» снимали девять месяцев. Это было символично — как ребенка выносить. На создание «Мифа» ушло полтора года. По-моему, больше своих детей вынашивают только слоны…

Снимать документальное кино о таком многогранном человеке, которого к тому же нет в живых, трудно. Нам нужно было отыскать его близких и уговорить рассказать о нем на камеру, воссоздать биографию и образ «Мифа». Мы с Иваном бросили клич в Сети, и нам стали присылать видеофрагменты, фотографии, аудиозаписи о Слипаке со всего мира. Видео было на дисках, кассетах VHS или снятое на телефоны. Потребовалась титаническая работа звукорежиссера, режиссера монтажа и других специалистов, чтобы оцифровать, адаптировать и реабилитировать картинку и звук с таких источников. Кроме того, нам сыпалась гора всякой всячины, не касающаяся Василия Слипака вообще — просто людям хотелось нам что-то прислать. Как золотоискатели, мы с Иваном по крупицам отбирали среди тонн этого «мусора» ценные кадры.


* Леонид Кантер: «Снимать документальное кино о таком многогранном человеке оказалось трудно»

— С чего началась ваша работа?

— С раскладывания на столе карточек: «конфликт», «богемное», «слом», «ансамбль «Дударик», «загадочная смерть»… Это был прообраз будущего сценария, запланированные места и темы съемок. Начали с первой карточки — «фронт». Через две недели уже снимали место гибели Василия, общались с его побратимами. Очень вовремя, кстати, поехали. Позже со многими из ребят не удалось бы поговорить: «Семьянин» погиб (о гибели на Светлодарской дуге Андрея Широкова «Семьянина» «ФАКТЫ» писали год назад. — Авт.). Друг «Ангел» остался без двух ног… С передовой мы поехали во Львов — город, где родился и вырос Василий Слипак.

— Вам удалось пообщаться с его родителями?

— Пошел на контакт старший брат Василия Орест и двоюродный брат — министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян. Благодаря братьям мы получили координаты друзей и коллег Василия Слипака, узнали подробности его жизни, которых никто, кроме семьи, не знал. Орест подробно рассказал нам биографию Василия, и дальше мы двигались по ней, собирая факты, мнения, воспоминания, создавая фильм-портрет «Мифа». К сожалению, многие, с кем мы хотели бы пообщаться, отказывались: одни почему-то считали нас эфэсбэшниками, другие — «правосеками». В любом случае теми, кому нельзя доверять.

К счастью, с нами согласились встретиться близкие французские друзья Василия. Сначала они общались просто доброжелательно, а когда мы выключили камеры, стали взахлеб рассказывать о том, каким был их погибший друг. Мы снова включили камеры и просто слушали, не задавая лишних вопросов. Как они говорили! Искренне, эмоционально…

— Во Франции жила девушка, которую любил Василий.

— Мы узнали о многих прекрасных женщинах, которых любил Василий. Во Франции живет Пьерин — красавица, прекрасная певица, с которой у него был бурный роман. К сожалению, мы не смогли встретиться. Зато познакомились с Елизаветой Слюсаревой — они с Василием встречались два года, собирались жениться. Лиза сначала согласилась пообщаться с нами, потом отказалась… Мы пробыли во Франции 15 дней. И только в последний день, за три часа до нашего вылета, Лиза передумала. Ее интервью о любви, о разрыве, о чувствах к Василию — как оголенный нерв. В какой-то момент зритель будет обожать ее, в какой-то — ненавидеть. Но я прошу всех помнить, что эта девушка могла вообще ничего не говорить, оставить все чувства при себе.


* Василий Слипак был добродушным жизнелюбом, который легко чувствовал себя в галстуке-бабочке на сцене и в бронежилете на передовой

— Елизавета была последней любовью Василия?

— Нет. Была еще одна женщина — та, с кем он встречался, когда решил ехать в АТО добровольцем. Поговорить с нами она не захотела, сослалась на болезнь. И лишь прочитав в газетах, что «знаменитые украинские документалисты сняли фильм о Василии Слипаке и пообщались с его любимой женщиной Елизаветой Слюсаревой», связалась с нами. Возмутилась, почему мы взяли в фильм Лизу, с которой Василий уже расстался. Видимо, сработала ревность и чувство упущенной возможности. Но мы на тот момент были уже в Киеве. Да и вообще, я убежден, что документальный фильм ценен именно тем, что его сценарист — словно Господь Бог. Ты можешь планировать встречи, рисовать планы и тональность фильма, но на твоем пути совершенно неожиданно появляются удивительные люди, рассказывают невероятные вещи и разворачивают сюжет фильма на 180 градусов.

За время съемок «Мифа» у нас такое было несколько раз: два человека, одинаково сильно любивших Василия Слипака, могли говорить о нем совершенно противоположные вещи. Каждый из наших героев подарил фильму ключевую фразу, которая переворачивала наше представление о Слипаке с ног на голову. Оказалось, мы совершенно не так его представляли!

— Так каким же все-таки был Василий Слипак?

— Удивительным и разносторонним. Везунчик, которому легко все давалось. В детстве он долго не говорил, а когда заговорил, сразу запел. Слипак знал семь языков, на короткой ноге общался с мировой элитой, но при этом оставался простым и искренним человеком. Он дружил и легко сходился с людьми, несмотря на разницу в возрасте или убеждения. Например, композитор Евгений Гальперин (он писал музыку к фильмам Люка Бессона, выдающихся французских и швейцарских режиссеров. Написал и саундтрек к фильму «Миф») был совершенно различных с Василием взглядов на Украину, Евромайдан, АТО. И тем не менее был его ближайшим другом.

Но самым большим шоком для нас стало пение «Мифа». Да, мы много раз слышали, что его голос называли уникальным. Как и все, видели видеозаписи с фронта, где Слипак напевает арии Тореадора. Слышали записи арии Мефистофеля из оперы «Фауст» (позывной «Миф» у Василия, кстати, оттуда). На всех этих видео Слипак поет красивым баритоном — таким же звучным, каким он разговаривал в жизни. Когда же Орест принес нам кассету с выступления брата на конкурсе имени Лысенко и мы впервые услышали, как Василий поет нежнейшим, по-женски высоким голосом, просто рты пораскрывали. Этот тембр называется альтино (или контратенор) — именно он считается редчайшим в мире. Поверить, что двухметровый великан с усами и оселедцем может так петь, было просто невозможно!

Что еще сказать о Слипаке? Он был добродушным жизнелюбом, который легко и непринужденно чувствовал себя в костюме и галстуке-бабочке на сцене и в берцах и бронежилете на передовой. Был лидером, возглавлял Евромайдан в Париже. Он ничего не делал наполовину. Брался только за сверхзадачи — его французские друзья рассказывали, что он за ночь учил сложнейшие оперные партии, которые нужно было разучивать месяцами. Он и в АТО поехал, совершенно не умея воевать. Но уже через неделю прекрасно справлялся с автоматом и чувствовал себя как рыба в воде.

— Кто, кроме Евгения Гальперина, помог в работе над фильмом?

— Хочу поблагодарить нашего режиссера монтажа Ярослава Попова и известного украинского художника, лидера рок-группы «От Винта!» Юрия Журавля, который делал анимацию фильма. Юра прекрасный душевный человек, готов был работать бесплатно. Но, как и все востребованные люди, завален разными проектами. То же касается других специалистов. Мы ждали месяцы, пока они освободятся. Работа над фильмом остановилась. Мы объявили сбор средств, чтобы иметь возможность заплатить ребятам гонорар и закончить работу. В кратчайшие сроки люди со всей Украины собрали для нас 300 тысяч гривен! В это же время Государственное агентство Украины по вопросам кино выделило нам… 900 тысяч гривен на завершение «Мифа». Мы взяли только 600 тысяч, больше было не нужно.


* После премьерного тура по Украине документальный фильм «Миф» будет демонстрироваться в Италии и Канаде

— Реклама «Мифа» свалилась на нас как манна небесная, — говорит Леонид Кантер. - Министерство информационной политики бесплатно напечатало билборды. Волонтеры из разных городов договорились с областными администрациями о предоставлении площади для афиш. Телевидение запустило рекламу. У меня на днях была встреча с президентом телеканала ICTV Александром Богуцким. «Мы с удовольствием поддержим ваш фильм, даже если вы нам не дадите премьеру, — сказал он. — „Киборги“, например, идут по „1+1“, но мы их тоже рекламируем. Потому что сейчас такое время, когда нужно поддерживать фильмы о наших героях». И кто после этого скажет мне, что времена не поменялись? Что по-прежнему всем важны только деньги? Знаете, война — это страшно. Но я не знаю, что еще могло бы так объединить наших людей, так изменить их в лучшую сторону. Я счастлив, что живу в такое удивительное время.

Читайте также
Новости партнеров

Если на стене одесской квартиры висит картина Айвазовского, то комната автоматически считается с видом на море!