История современности

Сын последнего командира УПА Василия Кука: «В три года чекисты отняли меня у родни, и я все детство не знал, кто мои мама и папа»

15:35 7 февраля 2018   1881
Василий Кук
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

Юрию Куку, сыну последнего главнокомандующего УПА Василия Кука, вручили награду отца — «Золотой Крест Заслуги», — которой тот был удостоен еще в 1949 году

— В условиях партизанской войны наладить изготовление наград УПА было весьма проблематично, — говорит историк Николай Посивнич. — Так, «Золотой Крест Заслуги» был учрежден в 1944 году, а выпустить его удалось только в 1950 году — за границей, в Мюнхене. Курьеры УПА пытались перевезти комплекты наград в Украину, но НКВД их ловил. Куда чекисты дели захваченные награды, неизвестно. К счастью, сохранился «Золотой Крест Заслуги» вице-президента Украинского главного освободительного совета (правительства повстанческого движения) богослова отца Ивана Гринёха. В 1950-е он был в Германии, где ему и вручили эту награду. Она находится во Львовском историческом музее. Сейчас по ее образцу изготовлен комплект «Крестов Заслуги» (они были золотые, серебряные, бронзовые). Людей, которые были их удостоены, уже нет в живых. Поэтому мы начали розыск их родственников. На днях в Киеве вручили «Кресты Заслуги» сыну полковника УПА Василия Галаса и сыну последнего командира УПА Василия Кука.

— Только в начале 1970-х, после того, как я дважды не смог защитить кандидатскую диссертацию по математике (каждый раз находились те или иные формальные причины провалить защиту), отец сказал, почему так происходит: «Причина в том, что я воевал в рядах УПА», — рассказал «ФАКТАМ» после получения отцовской награды Юрий Кук, сын последнего главнокомандующего УПА Василия Кука. — Это была семейная тайна, которую от меня скрывали. Нужно сказать, что почти все детство я не знал, кто мои родители и живы ли они. В три года я попал в детский дом города Мариуполя, в документах меня записали под фамилией Чеботарь. Воспитатели говорили, что я потерялся на вокзале, кто мои мама и папа — неизвестно. Я в этом не сомневался, ведь все годы, проведенные в детдоме, в моей памяти всплывали обрывки воспоминаний: я маленький сам среди толпящихся на вокзале пассажиров.

Когда мне было 14 лет, администрация детдома выдала мне добротную новую одежду (воспитатели говорили, что у многих ребят, которые живут с родителями, нет таких хороших вещей). Вскоре меня позвали к директору. Указывая на незнакомую женщину, он сообщил: «Юра, это твоя мама». «В три года я потеряла тебя на вокзале и вот наконец нашла, — сказала она. — Полетим в Киев — там тебя ждет отец». Вот так я вновь обрел семью.

Родители строго придерживались легенды о том, что потеряли меня на какой-то железнодорожной станции — берегли от опасной правды. Только спустя многие годы я узнал, что и папа, и мама воевали в рядах УПА, оба были на нелегальном положении, жили в крыивках в лесах. С маленьким ребенком на руках находиться там было крайне сложно, поэтому папины родители и брат Иван взяли меня на воспитание (они жили во Львовской области). Только прожил я с ними недолго: в три года чекисты меня отняли, а деду, бабушке и двум моим дядям советская власть присудила по десять лет каждому.

Они пережили сталинские лагеря, а когда вышли на волю, стали меня искать. Узнали, что в моих документах написано «Юрий Чеботарь». Разыскали в одном из сиротских заведений Украины мальчика с такими именем и фамилией. Приехали туда, и оказалось, что это не тот ребенок, которого они ищут.

* Маленький Юра с бабушкой

— И как же родственникам удалось вас найти?

— Власти просто отдали меня родителям. Это произошло в 1960 году, когда отца с матерью освободили из тюрьмы.


* «Пока мои родители находились в сталинских лагерях, я жил в детдоме, — говорит Юрий Кук. — Лишь в 14 лет я вновь обрел семью»

— Это правда, что ваши родители вместе были арестованы сотрудниками НКВД?

— Да. Тут нужно сказать, что после того, как в марте 1950 года чекисты выследили и убили Романа Шухевича, занимавшего должность главного командира УПА, на его место был назначен мой отец. Чекисты давно охотились за Василием Куком, но вычислить его смогли только в мае 1954 года — благодаря завербованному ими предателю с позывным «Чумак». Папа хорошо его знал, поэтому полностью доверял. Отец с мамой много часов шли по лесу пешком, их встретил связной «Чумак», проводил в крыивку. Мои родители очень устали, поэтому сразу же легли спать. Перед этим сотрудники КГБ провели к крыивке кабель, установили и замаскировали «тревожную кнопку». «Чумак» нажал на нее, как только убедился, что главный командир УПА и его жена уснули. Вскоре примчалась группа захвата, моих родителей схватили сонными. Отец говорил, что если бы не спал, то, скорее всего, успел бы застрелиться.

* Василий Кук гордился, что ему посчастливилось участвовать в принятии Акта восстановления независимости Украины, провозглашенного во Львове 30 июня 1941 года

— Почему советская власть сохранила жизнь Василию Куку?

— У КГБ возник план использовать его. Факт ареста Кука не разглашался. Создавалась видимость того, что КГБ продолжает разыскивать моего отца. От его имени чекисты отправляли телеграммы в Мюнхен Степану Бандере — чтобы заманить его на территорию Украины. Но поставленной цели они не достигли — лидер ОУН и его окружение поняли, что это фальшивка. Тогда к Бандере подослали убийцу.

В середине 1950-х руководство Советского Союза взяло курс на либерализацию. Во многом благодаря этому отец и мама в 1960 году были помилованы. За это папе пришлось подписать «Відкритий лист В. Кука до Ярослава Стецько, Миколи Лебедя, Степана Ленкавського, Дарії Ребет, Iвана Гриньоха та до всіх українців, що живуть за кордоном!» с призывом прекратить борьбу.

Прошение о помиловании отец отправил на имя Никиты Хрущева, и тот его подписал. КГБ рассчитывал и в дальнейшем использовать Кука в пропагандистской кампании — чтобы он публично выступал с раскаянием, восхвалял советский режим. Но отец нашел в себе мужество отказаться.


* Юрий Кук: «Почти никто из воинов УПА, удостоенных „Золотого Креста Заслуги“, не получил эту награду». Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

— Как ваш отец стал участником повстанческого движения?

— Во время учебы в гимназии города Золочева (Львовщина) папа стал ходить на еженедельные собрания Организации украинских националистов. Его первым заданием было создать юношескую организацию ОУН в гимназии.

Мой отец из крестьянской семьи. Он вспоминал, что в начальных классах недоумевал, зачем родители отдали его в гимназию. Понял это, когда мой дед Степан сказал ему: «Земли я тебе не дам, потому что у меня ее нет. Что будет в твоей голове, никуда от тебя не денется».

После гимназии отец поступил в частный вуз в Люблине — Католический университет. Вот только закончить его было не суждено — угодил в тюрьму.


*Василий Кук во время учебы в университете

— За что?

— По глупости: был дома на каникулах, вместе с другими ребятами поджег стог сена, принадлежавший крупному землевладельцу-поляку. Арестовали многих парубков. И хотя доказательств у полиции не было, суд дал реальные сроки заключения. Моему отцу — два года. В тюрьме он продолжил самообразование, читал «Кобзарь», говорил, что любимые его строки — «Борiтеся — поборете, вам Бог помагає!».

Когда отец был под следствием, член ОУН Григорий Мацейко застрелил в Варшаве министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого. Мацейко привел в исполнение приговор, который ОУН вынесла министру. Дело в том, что Перацкий был организатором так называемой пацификации — жестоких массовых репрессий против украинцев. Эта история началась с того, что ОУН организовала по всей Западной Украине репетицию народного восстания против польской оккупации («частковий виступ»). Одновременно были проведены более тысячи актов саботажа: поджигали здания госучреждений, разбирали участки железнодорожных путей, пилили линии телеграфа и электропередачи, жгли имения магнатов… В ответ власти направили на украинские земли войска. Подразделения заходили в села и устраивали массовые экзекуции. Карали людей, совершенно не причастных к «частковому виступу». Это называлось пацификацией. Ее организатора, министра Перацкого, ОУН решила казнить. Папу полиция пыталась привлечь в качестве свидетеля в деле об убийстве этого деятеля.

* «Золотой Крест Заслуги» был учрежден в 1944 году. Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

— С какой стати?

— После приведения приговора в исполнение Мацейко сумел вырваться из Варшавы, приехал в Люблин, целую неделю прожил в квартире, которую мой отец вместе со своим другом студентом Чернием снимал у одного польского прокурора. Когда все это стало известно полиции, отца привезли на очную ставку с Чернием. Папа говорил, что на этом парне живого места не было от побоев.

— При каких обстоятельствах познакомились ваши родители?

— Они встретились и полюбили друг друга во время Второй мировой войны в Днепропетровске.

— Каким образом Василий Кук оказался в Днепропетровске?

— Приехал для организации подполья. Поясню, что ОУН рассматривала столкновение Германии с СССР как реальный шанс добиться освобождения Украины. Еще до гитлеровского нападения на Советский Союз были сформированы походные группы ОУН, члены которых под видом переводчиков должны были сопровождать Вермахт по украинским землям. Задача, поставленная ОУН перед ними, — создание органов власти на местах. Мой отец возглавлял Центральный штаб походных групп, которые должны были направиться в восточные области Украины, Крым и на Кубань. Папа с особой гордостью говорил о том, что ему посчастливилось участвовать в принятии Акта о возобновлении независимости Украины (он был провозглашен во Львове 30 июня 1941 года).

В тот день иностранный легион Вермахта «Нахтигаль» (он был сформирован из украинцев) первым вошел в оставленный Красной армией Львов. После обеда в здании ратуши открылось Народное собрание патриотических сил, на котором был принят Акт о возобновлении независимости Украины, а также избрано правительство во главе с Ярославом Стецько. Отец говорил, что немцев не предупреждали о намерении принять такой акт. На собрание явились двое офицеров Вермахта. Они заявили, что Гитлеру решать, давать ли Украине независимость, и удалились прочь.

ОУН намеревалась провозгласить возобновление независимости и в Киеве. Отца назначили руководителем Киевской походной группы, которая должна была выполнить эту задачу. Однако, как оказалось, политическое руководство гитлеровцев не планировало создание независимой Украины. Гестапо начало репрессии. В последний день лета 1941 года в городе Василькове (расположен примерно в 50 километрах от Киева) часть Киевской походной группы вместе с ее руководителем Василием Куком арестовали. К счастью, ему с несколькими побратимами вскоре удалось бежать, когда их везли во Львов.

Германия из возможного союзника превратилась во врага. Поэтому ОУН приняла решение организовать подпольную работу. Мой отец вызвался ехать создавать подполье в Днепропетровске. Там он стал обзаводиться знакомыми, в том числе среди студенток — чтобы подобрать людей, с которыми можно было развернуть работу. Так и познакомился с бывшим комсоргом Днепропетровского транспортного института Ульяной Крюченко, которая стала его женой.

— Родители рассказывали, как развивались их отношения?

— Мне — нет. Я уже говорил, что в советские годы они хотели, чтобы я как можно меньше знал об их участии в повстанческом движении. После провозглашения независимости Украины отец мог рассказывать, но привычка не поднимать эту тему в семейном кругу осталась незыблемой. Папа прожил долгую жизнь — 94 года. Умер в 2007-м. В гости к нему часто приходили историки и журналисты, он с ними охотно делился воспоминаниями. О его боевом прошлом знаю в основном из этих интервью. Не исключено, что маме хотелось рассказать мне об их с отцом молодости, но, к огромному сожалению, она рано ушла из жизни — в 1972 году.

— Как сложилась жизнь вашего отца на свободе?

— Он с мамой первым делом попросил вернуть меня. Когда я увидел отца, ему было 47 лет. После этого я прожил с ним бок о бок еще ровно 47 лет. Вот такая арифметика.

После освобождения государство дало отцу квартиру в Киеве в Дарнице. Папа поступил на заочное отделение исторического факультета Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко, после получения диплома пошел работать в Институт истории Академии наук УССР. Но в начале 1970-х, когда в СССР вновь началась политика закручивания гаек, власти решили больше с моим отцом не либеральничать — его уволили из института, запретили заниматься научной и преподавательской деятельностью. Он с трудом смог устроиться на рядовую должность в отдел снабжения на предприятие «Украинская бытовая реклама», где проработал до пенсии.

— Знаю, что в 2002 году вашему отцу хотели присвоить звание Героя Украины, но он отказался. Почему?

— Он сказал: «Я не могу принять это звание до тех пор, пока государство не признало заслуги УПА». В наши дни ситуация кардинально иная: Украина чтит всех своих героев. Пример тому — в Киеве уже есть проспекты Степана Бандеры и Романа Шухевича.

Читайте также
Новости партнеров

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...