Житейские истории Жизнь продолжается

Ветеран АТО стал участником «Голосу країни» и основал собственный бизнес

18:00 7 марта 2018   1097
Роман Набожняк
Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

В эфире телешоу «Голос країни-8» выступление ветерана АТО Романа Набожняка судей и зрителей тронуло до слез. Роману аплодировали стоя. На сцене он исполнил лемковскую народную песню «Під облачком», заставив развернуться два тренерских кресла — Потапа и Сергея Бабкина. Своим тренером выбрал Сергея Бабкина. Роман рассказал организаторам проекта, что давно занимается музыкой, состоит в группе DVIZH ПАРИЖ, а после возвращения из зоны боевых действий успел еще и основать собственный бизнес — кулинарный проект Veterano Brownie. В интервью «ФАКТАМ» Роман признался: свое дело стало его личной реабилитацией после войны.

С Романов Набожняком и его женой Юлей мы встретились в пиццерии Pizza Veterano в центре Киева. Эту пиццерию открыли ветераны АТО и таким образом трудоустроили многих побратимов, которые вернулись с фронта («ФАКТЫ» писали об этом в 2015 году). Теперь Роман — их партнер. Своего заведения у него пока нет, но пирожные брауни, которые Роман делает сам, теперь можно попробовать в этой пиццерии в качестве десерта. Еще Роман по Интернету принимает заказы, которых становится все больше. А вот времени с появлением в его жизни «Голоса країни» — все меньше.

— Но мы с Юлей справляемся, — говорит Роман. — Я решил прийти на «Голос» по двум причинам. Во-первых, очень люблю музыку. А во-вторых, хотелось показать, что для людей, которые прошли войну, все только начинается. Мы можем выходить на большую сцену, покорять вершины. Если мой пример в кого-то вселит уверенность в своих силах, буду рад.

— Побратимы видели вас на «Голосе»?

— После того как меня показали в эфире, позвонил бывший командир взвода. Сказал, что после моего выступления наш мехвод расчувствовался. «Нам на выезд, а он сидит чуть не в слезах…» — говорит. Ребята сказали, что будут за меня болеть. Я благодарен им за поддержку. Когда служил, многие о моем увлечении музыкой даже не знали — там было не до этого. Если и брал в руки гитару, то всего несколько раз. Я сам пишу музыку, но после войны долгое время не мог сочинить ни строчки. Хотелось написать что-то жизнеутверждающее, но не получалось, все мысли были только о войне.


*Выступление Романа Набожняка тронуло судей и зрителей до слез. Фото телеканала «1+1»

— Когда вы попали на фронт?

— В 2015 году, во время шестой волны мобилизации. На самом деле до того, как начались события на востоке, я был гражданским человеком, без какого-либо армейского опыта. В свое время даже «откосил» от срочной службы в армии. Все изменилось во время событий на Майдане. В декабре 2013-го у нас с друзьями было что-то вроде штаб-квартиры, откуда мы координировали действия студентов из разных городов. Мы практически не спали, и как-то раз, во время очередной бессонной ночи, я сказал ребятам: «То, что мы делаем, — хорошо. Но, если каждый из нас не будет готов пожертвовать собой, погибнуть за свою страну, это ничем не закончится». Судил по себе — лично я в тот момент был не готов.

Переломным моментом, наверное, стали события в Иловайске. До этого я, как мог, помогал армии, в основном финансово. Потом понял, что этого недостаточно. Стал заниматься тактической и физической подготовкой со знакомыми. У Юли есть фотография, как у меня дома лежит копия автомата Калашникова, а рядом — кларнет.

Отправляясь в зону АТО, уже понимал, что на войну нужно ехать не для того, чтобы умирать за свою страну, а, наоборот, чтобы работать и выжить.

— Вы были разведчиком?

— Да. У нас говорят «отдельная ремонтная бригада». Деталей по службе, учитывая ее специфику, рассказать не смогу. Но без дела мы не сидели. Здесь, в Киеве, меня ждала Юля. Когда я уходил в зону АТО, мы еще не были женаты. Поженились, уже когда служил.

— Мы поженились, чтобы Рома смог приехать на десять дней, — присоединяется к разговору Юля. — Можно взять отпуск по семейным обстоятельствам: чтобы жениться или кого-то хоронить. Мы решили, что лучше пожениться. Познакомились в сентябре 2014 года. Я в тот момент уже знала, что такое война. Ездила на восток как фотожурналист, снимала освобожденные города. С Ромой впервые увиделись на вечеринке для студентов и выпускников Киево-Могилянской академии. Позже я узнала, что наша встреча была не случайной — оказалось, Рома еще раньше увидел мою фотографию в соцсети, и я ему понравилась. Поэтому, когда мы познакомились, он уже кое-что обо мне знал.


*"Рома приехал на десять дней в отпуск, и мы поженились", — рассказывает Юля

— У меня, в отличие от многих девушек, не было романтического представления о войне, — продолжает Юля. — Я была в военном госпитале, знала, что такое ампутация, что война — это смерть, а не романтика… Но, когда Рома шел на войну, не собиралась его отговаривать. Это было его решение, взрослое и осознанное. Мы старались созваниваться, но когда Рома был на выездах, связи, естественно, не было. Иногда он присылал мне короткие сообщения с чужих номеров: мол, я жив, не звони.

Наша свадьба — это отдельная история. Конечно, мы собирались дождаться, когда Рому демобилизуют. Это должно было произойти в августе. Заранее купили билеты на фестиваль «Джаз Коктебель», который после аннексии Крыма проходит в Черноморске Одесской области. Для нас обоих была важна эта поездка. Мы были на этом фестивале в год знакомства, это был своего рода ритуал… И вот подходит время фестиваля, и мы понимаем, что приказ о демобилизации не подписан. Когда его подпишут, никто не знал. Тогда-то у нас и созрел суперплан: подаем заявление в загс, Рому отпускают на роспись, мы женимся и едем на фестиваль. Заявление в загс я пришла подавать одна — Рома ведь был в зоне АТО. Сидевшие со мной в очереди в загсе влюбленные парочки были явно удивлены (смеется). А у меня вместо жениха была только доверенность, которую Рома прислал по почте.

— Суперплан удался?

— Еще бы! Торжественной церемонии не было, мы пришли в загс в кроссовках. Но были очень счастливы. Потом, как и планировали, уехали и на берегу моря дали друг другу свадебные обещания.

По словам Романа и Юли, идея открыть собственный бизнес появилась уже после демобилизации. Роман не стал возвращаться в IT-компанию, где работал до войны. Вместо этого он с молодой женой уехал в свадебное путешествие в Азию.

— А еще обратился к психологу, и он мне действительно помог, — признается Роман.

— К психологу первый раз мы пришли вместе, — продолжает Юля. — Такие события ни для кого не проходят бесследно. После войны Рома стал другим, но, к счастью, принципы и цели остались те же. Он признался, что, находясь на грани жизни и смерти, начал ценить каждый момент своей жизни — то, что происходит здесь и сейчас. «Не хочу больше ссориться, — сказал Рома. — Зачем тратить время на ссоры, которые не имеют смысла?» Он стал более решительным, уверенным в своих силах. Все, что происходило дальше, — создание бизнеса, участие в «Голосе» — думаю, это потому, что он понял, что жизнь одна и нужно действовать.

— Так и есть, — подтверждает Роман. — На самом деле музыкой занимаюсь лет с пяти. Ноты научился писать даже раньше, чем буквы. Закончил музыкальную школу, в университете пел в группе. Весной 2014 года мы с ребятами из Черкасс создали группу DVIZH ПАРИЖ, записали несколько песен. Так же и с кулинарией. Я всегда любил готовить, но даже подумать не мог, что когда-то это станет бизнесом. К тому же раньше не готовил десерты.

— Как же появился ваш первый брауни?

Вернувшись из зоны АТО, я осознал: когда готовлю, мне спокойно. В этом есть терапевтический эффект, — продолжает Роман. — Когда возвращаешься с войны, у тебя все мысли о фронте — сколько сегодня было обстрелов, сколько погибло ребят. Это невыносимо. А когда начинаешь готовить десерты, на смену этим мыслям приходят другие: сколько отмерить сахара, сколько граммов муки и так далее… И становится легче. То же самое мне рассказывали знакомые ребята, которые, демобилизовавшись, тут же с головой окунулись в работу — именно это их и вытащило.

Брауни я раньше не делал. Это был эксперимент. Первый рецепт нашел в Интернете, а когда начали бизнес, придумал авторскую рецептуру и усовершенствовал ее.

*"Когда начинаешь готовить десерты, — говорит Роман, — на смену тяжелым мыслям о войне приходят другие: сколько отмерить сахара, сколько граммов муки и так далее… И становится легче"

— Помню, прихожу с работы, а дома пахнет шоколадом, — вспоминает Юля. — Рома сделал первый брауни. Мы попробовали по кусочку, а перед сном я спросила, не осталось ли еще. Оказалось, есть целый килограмм. Мы с ним за ночь весь этот килограмм и съели!.. Это было так вкусно, что мы стали угощать Ромиными брауни всех друзей и знакомых. А когда список друзей закончился, задумались: что же с этим делать дальше? Одна моя подруга поинтересовалась: «А вы не думали их продавать?»

— Так появилась идея, — говорит Роман. — Мы долго ее вынашивали. Продумывали все: от формы и размера пирожных до бизнес-плана. Когда я уже более четко представлял себе, как это можно монетизировать, пришел со своей идеей к основателю Pizza Veterano Леониду Остальцеву. Помню, принес ему бизнес-план и килограмм своих пирожных. Мы раньше не были знакомы, но мне понравилась его идея. Он не просто открыл заведение, а трудоустроил ветеранов АТО, помогает ребятам на фронте, а 10 процентов от прибыли заведения идут на поддержку семей погибших. Леня внимательно меня выслушал и дал добро. С тех пор сотрудничаем.

Своего заведения у меня пока нет, но заказов уже более чем достаточно. Брауни пеку пока я один. Юля — мой менеджер. Она принимает заказы, договаривается о доставках, занимается соцсетями. В шутку называем друг друга «пекарь» и «курьерка». Сейчас я подал заявку в Киевскую школу экономики, где предлагают бесплатную программу по предпринимательству для ветеранов АТО. Круто, что есть такие программы и возможности, ведь на самом деле ветераны АТО не нуждаются в сочувствии и бесконечных неработающих льготах вроде бесплатного проезда раз в год на поезде или маршрутке. Намного важнее поощрение открытия своего дела, налоговые каникулы, образовательные программы, стажировки. Нам никто ничего не должен. А проезд в маршрутке я как-нибудь оплачу сам. Потом — заработаю и на машину.

*"Пока мы принимаем заказы по Интернету, но вскоре планируем открыть кондитерскую", — говорят Роман и Юлия

— На прошлый Новый год мы с Ромой загадали желание — открыть свое дело. Сбылось, — говорит Юля. — А в этот Новый год загадали еще одно: трудоустроить как минимум пять ветеранов и переселенцев. Это станет возможно, если откроем свою кондитерскую. И не просто кондитерскую, а браунарню. Помните, несколько лет назад был бум эклеров и открывались ателье эклеров? Наша цель — создать в Украине бум брауни.

— Еще не знаете, кого именно возьмете на работу?

— Пока нет, — говорит Юля. — Хотя у Ромы есть побратим, который хочет открыть кофейню. Возможно, нам удастся его переманить. Под вкусные брауни нужен хороший кофе.

— Планов очень много, — говорит Роман. — То, что я прошел войну, мне в каком-то смысле даже помогает — не боюсь трудностей и неудач. Что бы ни случилось (даже если ничего не получится, и ты разоришься) — по крайней мере, ты жив. Конечно, я не могу абстрагироваться на сто процентов и война не ушла из моей жизни, как не закончилась она и на Донбассе.

Я все равно смотрю новости, переписываюсь с товарищами, которые все еще на фронте. Но уже нет того ступора и беспомощности, с которыми многие сталкиваются после возвращения с войны. Спасает то, что занимаюсь любимым делом.

Мы справились с волной заказов после первого эфира «Голоса», впереди — новый этап шоу. После него мы с DVIZH ПАРИЖ планируем наш первый концерт, а летом будем выходить на сцены украинских open air фестивалей.

Читайте также
Новости партнеров

— Роза Львовна, а почему вы отказали прошлому жильцу? — Я, конечно, не любопытна, но, если человек постоянно закрывает замочную скважину, это таки подозрительно!