Культура Чтобы помнили

Вдова Олеся Гончара: «Роман «Собор» запретили и не печатали 20 лет»

8:00 30 марта 2018   748
Олесь Гончар
Ольга СМЕТАНСКАЯ, «ФАКТЫ»

Ровно сто лет назад родился известный украинский писатель Олесь Гончар. Его произведения, среди которых «Земля гуде», «Прапороносці», «Людина і зброя», «Циклон», «Бригантина», «Тронка», «Собор», «Твоя зоря», переведены на 68 языков мира. При жизни писателя сравнивали с Ремарком и Хемингуэем. И дважды выдвигали его роман «Собор» на Нобелевскую премию. Судьба отмерила Олесю Терентьевичу 77 лет. О том, каким он был человеком, «ФАКТАМ» рассказала вдова писателя Валентина Гончар.

— Первый раз на Нобелевскую премию роман Олеся Терентьевича «Собор», по слухам, номинировался Папой Римским, — рассказывает Валентина Гончар. — А второй раз на получение этой премии произведение выдвинули в 1990 году зарубежные университеты, писательская организация «Слово» в Нью-Йорке, наш пен-клуб… Документы у меня сохранились дома.

— Знаю, в вашем доме гостил лауреат Нобелевской премии Джон Стейнбек…

— В начале 1960-х годов он приезжал вместе с женой. Подарил фото, на котором написал «Валентине», и свою книгу. Бывали у нас и Чингиз Айтматов со своей женой Марией, и Межелайтис, и Иван Козловский, и Дмитрий Гнатюк, и Борис Патон… Борис Евгеньевич подарил мужу на юбилей очень красивую орхидею. Этот цветок был выращен в столичном ботаническом саду.

Роман «Собор» получил мировую славу. Но когда он только вышел, в верхушке власти поговаривали о том, что пора Гончара сажать в тюрьму.

— Я читала, что власти не ожидали от Олеся Гончара, который в то время возглавлял Союз писателей Украины, такого «сюрприза», как «Собор», где речь идет об уничтожении памятников духовности. Одно название в атеистическое-то время чего стоило!

— Это правда. Веру в Бога Олесь Терентьевич унаследовал от своей бабушки. Он жил у нее долгое время после смерти матери, которой не стало, когда ему было два с половиной года. Дедушка с бабушкой забрали Олеся из Днепропетровска в село Суху. К слову, иногда пишут, что Гончар родился в этом селе и после смерти матери его усыновил дядя, но это неправда.

Что же касается романа «Собор», то, как свидетельствуют дневники Олеся Терентьевича, первый импульс к его созданию он получил, когда зашел в один из храмов на Полтавщине. В церкви, где раньше проходили службы, валялись человеческие черепа, все вокруг было завалено мусором. Тогда и возникла мысль написать об этом. А второй импульс он получил, когда посетил дом престарелых под Днепропетровском. Буквально на плече у Олеся Тереньевича плакал старый сталевар, рассказывая о том, что сын отправил его сюда. Старик жил вроде бы в нормальных условиях, но был очень одинок. Олеся Терентьевича поразила эта исповедь.

Недоброжелатели потом сказали, что Гончар, описывая историю сына и отца, имел в виду руководителя области, у которого в жизни якобы произошла подобная история. На самом деле Олесь Терентьевич писал не о нем и ничего о жизненной ситуации этого чиновника не знал.

Сразу после выхода романа началась травля. Такая, что вы даже не представляете! Специально организовывали рабочих заводов, учителей, чтобы они осуждали «Собор», заявляя, что жизнь в стране совсем не такая, какой ее изобразил автор. Разгромили мужа на заседании ЦК Компартии Украины, где роман назвали антисоветским. Чиновники и партократы испугались, что недосмотрели. Объявили, дескать, в творчестве Гончара начался спад. В результате роман запретили и не печатали двадцать лет.

— Олесь Терентьевич тяжело переживал травлю?

— Конечно. Как-то в день рождения он получил анонимную телеграмму: «Вам ничего не остается, кроме как пустить себе пулю в лоб»… Но многие люди и поддерживали мужа.

— Многое в произведениях Олеся Гончара звучит пророчески. Например, слова «Бережіть собори ваших душ!» и сегодня актуальны.

— Олесь Терентьевич имел смелость говорить о том, о чем другие не решались. Например, в 1990-е годы первым выступил против лжеакадемиков (партократов из ЦК, которые становились неугодны, переводили на «научную работу»). Муж рассказывал, как после его выступления на собрании Академии наук старые ученые подходили и благодарили… Очень много Олесь Терентьевич сделал для Михайловского златоверхого собора, когда в 1992 году был избран главой благотворительного фонда по восстановлению этой святыни.

* Валентина Гончар: «Олесь Терентьевич имел смелость говорить то, о чем другие не решались». Фото автора

— Читать произведения Олеся Гончара с художественной точки зрения — наслаждение. Например: «Кавун — у ньому півпуда херсонського сонця!» Как здорово сказано! К слову, ваш муж был гурманом?

— Я бы не сказала. У него обнаружили камни в почках, поэтому многие годы приходилось быть на диете. Очень любил муж гречаники — оладьи из гречневой муки. Иногда я их пекла на дрожжах, а иной раз делала на кефире. Гречаники могут быть как соленые с луковой зажаркой, так и сладкие — тогда подаются со сметаной или с вареньем.

— Олесь Терентьевич и сам становился к плите?

— Нет, бытом он не занимался. Хотя меня это удивляло — рос ведь без матери, во многом должен был беспокоиться о себе сам. А когда мы поженились, все домашние обязанности легли на меня. Муж был занят творчеством и общественными делами. Доходило до смешного: я покупала ему несколько шляп, рубашек — он примерял, и то, что подходило, носил.

— Остальное возвращали в магазин?

— Нет, кому-нибудь отдавала. Олесь Тереньевич был финансово независим. Его книги издавались огромными тиражами.

— Часто писатели одеваются весьма экстравагантно. Олесь Терентьевич следил за модой?

— Он предпочитал костюмы, белые рубашки… И всегда выглядел элегантно.

— Наверное, многое покупал за границей, где бывал часто?

— Из поездок любил привозить письменные принадлежности, дочери и сыну — игрушки. А с размерами одежды для меня и детей не угадывал. Как-то привез мне кожаное пальто, но оно оказалось мало.

— Вы с мужем тоже ездили за рубеж?

— Да, например в Канаду, когда Олесю Тереньевичу в Альбертском университете присвоили звание доктора литературы. Муж побывал во многих странах — в США, Японии, Таиланде, Португалии. Он написал очерк о португальском университете, а вскоре получил от правительства этой страны благодарственное письмо. О Таиланде написал очерк «Орхідеї з тропиків». О Китае вышла книга «Китай зблизька».


* Олесь Гончар в рабочем кабинете

— Как Олесь Терентьевич ощущал свою славу?

— Он не принадлежал к тем писателям, которые заказывали положительные рецензии. Наоборот, говорил: эти литературные критики, мол, меня восхваляют, а нужно было бы, чтобы они подсказали, как улучшить свое художественное творчество.

— Ваш муж верил в судьбу?

— Думаю, да. Судьбой считал наше знакомство. Повстречались мы в Днепропетровске в университете. Он увидел меня в компании девушек и подошел. К слову, мы в то время жили на одной улице Клубной, которая в романе «Собор» превратилась в улицу Веселую. А что касается судьбы, думаю, да — это и была судьба. Ведь в момент нашего знакомства я встречалась с молодым человеком, мы строили планы на будущее. Но вдруг появился Олесь Терентьевич, и все изменилось.

— Какая у вас была свадьба?

— У моей мамы в саду поставили столы, собрались соседи… С Олесем Терентьевичем мы прожили вместе 49 лет.

— Какой подарок мужа особенно близок вашему сердцу?

— Он всегда был занят, поэтому давал мне деньги и говорил: «Купи себе подарок сама». Но однажды подарил колечко с бриллиантом. Кажется, это было на мое 40-летие.

— Кто-то из ваших детей пошел по стопам отца?

— Сын — биолог, а дочь — переводчик. Она переводила с английского языка на украинский произведения Эрнеста Хемингуэя и других известных писателей. Писательницей стала внучка Леся, которую Олесь Терентьевич очень любил. Сейчас она занимается упорядочиванием музея Гончара, который вскоре откроется в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко. Я отдала туда более двухсот зарубежных изданий мужа, книги с автографами, его письменный стол…


* Памятник Олесю Гончару в Киеве

— От чего умер Олесь Терентьевич?

— Не выдержало сердце. Муж перенес три инсульта и столько же инфарктов. Слишком много испытаний выпало на его долю. На фронте, куда ушел добровольцем, много раз был в шаге от смерти. Несколько раз получал ранения. На всю жизнь в ноге остался осколок… Рассказывал, что не раз спастись удавалось просто чудом. Считал, что защищали его молитвы бабушки и сестры. Обе были глубоко верующими людьми. Сестра Шура прожила сто два года, она лечила людей своими молитвами. Однажды во время обстрела Олесь Терентьевич находился в окопе, рядом рвались мины и снаряды. Вдруг что-то будто заставило его сорваться с места. Он перешел в другой окоп, а спустя минуту на том месте, которое он покинул, разорвался снаряд.

Был еще и такой случай. Олесь Терентьевич сопровождал колонну с боеприпасами. Ехал верхом на лошади. Неожиданно она наступила на мину. Лошади оторвало ногу, а Олеся Терентьевича лишь оглушило взрывом. Вспоминал муж и еще одно чудо. В окно комнаты, где он сидел на кровати, влетел снаряд. Прямо у ног рухнул шкаф, обрушилась стена — а ему ничего!

— Невероятно…

— Все этот тем не менее правда. Олесь Терентьевич считал, что вера способна творить чудеса. И не раз цитировал Иисуса Христа: «Я пришел в это мир, не чтобы мне служили, а чтобы я мог послужить людям». Этим руководствовался в своей жизни.

— Какая черта характера Олеся Терентьевича вас больше всего поражала и поражает?

— Он не пытался казаться лучше, чем был. Мог твердо сказать «нет», однако люди к нему тянулись.

— Что бы вы сказали своему мужу сегодня, если бы он мог вас услышать?

— Сказала бы, что мне его очень не хватает.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

Одесса. Привоз. Беседуют два приятеля: — Моня, а вот ты в армии служил? — Нет, Лева, не служил… Не взяли меня. — А шо так? По болезни? — Та не! Найти не смогли.