Политика Из первых уст

Геннадий Зубко: «Хочу предложить украинцам не стоять в стороне, а идти во власть, управлять жизнью своих громад»

10:07 25 апреля 2018   317
Геннадий Зубко
Сергей КУРГАН, «ФАКТЫ»

Уже четвертый год Украина живет в режиме реформирования. Мы стали ближе к Евросоюзу, нам открылись границы многих стран, на улицах мы встречаем полицейских нового призыва, у нас изменились формы местного самоуправления, мы теперь вольны выбирать себе семейных врачей. Одни считают, что реформы идут медленно и что, дескать, тормозятся властью. Другие уверены, что страна за несколько лет сделала колоссальный рывок. Зачастую правда находится посредине. Поэтому подробнее о реформах, их перспективе и немного о личной жизни «ФАКТЫ» расспросили человека, имеющего к переменам самое непосредственное отношение, — вице-премьер-министра, министра регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Украины Геннадия Зубко.

— Какие из начатых реформ, на ваш взгляд, уже дали ощутимые результаты? Что изменилось?

Начнем с того, что изменилась сама страна, и нужно время, чтобы ощущение этих перемен дошло до каждой семьи. Если говорить о конкретных реформах, то наиболее значимой является децентрализация. Она дала быструю материализацию перемен. Люди уже сейчас видят инфраструктурные изменения, такие как ремонт дорог, освещение улиц, открытие Центров предоставления административных услуг, обновление школ, детских садиков, медицинских учреждений. Кстати, я считаю, что Центры предоставления административных услуг — это лицо власти. Человек обращается к власти за справкой, за регистрацией, за оформлением собственности и получает быструю и квалифицированную помощь в одном месте, без беготни по разным инстанциям и выстаивания в очередях. Это большой шаг вперед.

Именно реформа местных органов власти довольно быстро, в сравнении с другими европейскими странами, реализуется в Украине. Если посмотреть, какой путь мы прошли за эти три года после вступления в силу соответствующего закона, то в первую очередь увидим изменение системы менеджмента. Это окно возможностей открылось благодаря политической воле и усилиям президента Петра Порошенко, двум премьер-министрам и украинскому парламенту. Украина как независимое государство 25 лет оставалась еще в советской управленческой системе, когда только центральный орган власти решает, что делать каждому местному совету и куда тратить деньги. Все финансы были наверху, а потом через разные программы, субвенции и коррупционные схемы спускались на места. Эти урезанные средства приходилось распределять на все насущные нужды, а местные бюджеты были казной по выплате зарплат, а не бюджетами развития.

Поэтому современная децентрализованная система менеджмента предусматривает, что местная власть может не только планировать, но и реализовывать необходимые ей проекты. Во-первых, она имеет стабильную налоговую базу и может планировать на несколько лет вперед расходы на реализацию важнейших для общины проектов. Во-вторых, количество управленческих команд на местах резко увеличилось. Еще несколько лет назад только 25 областных центров и города областного значения имели своего главу, исполком, совет депутатов. Но и они не получали достаточно денег для реализации своих решений. Средства приходили только сверху. Теперь мы добавляем еще 728 таких управленческих команд, которые уже изначально имеют деньги на внедрение своих проектов. И они несут полную ответственность перед людьми за свои поступки.

Самое главное, что территориальные громады получили возможность планирования. Допустим, объединилось пять сел. Они знают свой бюджет, первоочередные потребности и сами решают, в каком селе нужно ремонтировать дорогу, в каком садик, школу, канализацию и так далее. На будущий год они могут запланировать следующие этапы работ. Они все вопросы решают самостоятельно.

Что касается денег. По состоянию на сегодня бюджеты местных органов власти составляют 51 процент от общего бюджета страны. Из оставшихся 49 процентов государство оплачивает пенсии, социальные выплаты, зарплаты бюджетникам, национальную безопасность и так далее. То есть нетрудно представить, какие финансовые ресурсы оказались в руках граждан.

Но людям нужно четко понять, что эти миллиарды гривен дают лично им. Они сами должны видеть, на что расходуются эти огромные средства. Например, вы приводите своего ребенка в школу и смотрите, что в ней есть. А там есть оборудованные лаборатории, спортивная площадка, учебная мастерская, компьютерный класс, интерактивные доски, инфраструктура для внеклассного обучения — кружки, секции и так далее. И тогда вы видите, что жизнь меняется к лучшему за счет государственной стратегии развития, решений органов местной власти и денег, которыми она распоряжается в результате проведенной центральной властью финансовой децентрализации.

Сейчас уже создано 465 опорных школ, из них более 200 находятся в территориальных громадах. Еще 115 обновленных школ будет запущено в ближайшее время.

А второй важной реформой, которая уже дает положительные результаты, я считаю внедрение энергоэффективности. Реформа кардинально меняет подход к управлению своим домом и получаемым услугам.

— Эта реформа позволит людям экономить на коммунальных услугах?

В нынешнем году внедряется целый ряд новых инструментов, предусмотренных законами о жилищно-коммунальных услугах и коммерческом учете тепловой энергии и водоснабжения. Это позволит людям снизить свои расходы, но при этом получать более качественные коммунальные услуги и таким образом повысить комфортность жизни — как в частных домах, так и в многоэтажках.

Сейчас Украина потребляет в год около 200 киловатт тепловой энергии на один квадратный метр жилья при низком качестве услуг, когда люди мерзнут в своих квартирах. В Польше этот показатель составляет 80 киловатт на квадратный метр при гораздо лучшем качестве отопления. А в Германии и вовсе 50 киловатт. Мы хотим добиться, чтобы Украина в ближайшее время достигла по энергоэффективности хотя бы уровня Польши.

— А ваше личное жилье энергоэффективное? Как вы экономите на коммунальных услугах?

Сейчас я снимаю жилье в Киеве. А вот мой дом, в котором я жил раньше, мы проектировали с учетом современных технологий. Предусмотрели системы энергосбережения по ограждающим конструкциям — стены, кровля, окна, а также по инженерным системам. Когда тарифы на газ выросли, я задумался о замене газового котла. Мы установили на каждую батарею терморегуляторы, что позволило днем температуру снижать, а к вечеру, когда семья собирается дома, повышать до нужного уровня. Это дало огромный эффект. Вторым шагом стала установка теплового гидроаккумулятора, который дает экономию газа порядка 15 процентов.

Но для того, чтобы экономить на коммунальных услугах, сначала каждому человеку нужно поучиться управлять своей собственностью. Особенно если мы говорим о многоэтажках. Наши граждане зависимы от того, кто поставляет им тепло, воду, электроэнергию. Разрушать эту зависимость мы начали в 2015 году. А в прошлом году совместно с парламентом удалось совершить действительно законодательный прорыв — были приняты необходимые базовые Законы «О фонде энергоэффективности», «О энергоэффективности зданий», «О жилищно-коммунальных услугах», «О коммерческом учете тепловой энергии и водоснабжения».

В первую очередь нужно сформировать базу людей, которые могут управлять своим имуществом. Создать ОСМД не всегда удается. Ведь для этого в доме должно быть подавляющее большинство жильцов, готовых брать на себя ответственность. Поэтому принятый Закон «Об особенностях осуществления права собственности в многоквартирном доме» создал дополнительные возможности управлять своим имуществом и больше не зависеть от жэков и от нормативов потребления, которые навязываются муниципалитетом.

На опыте ОСМД, которых в Украине уже около 30 тысяч, могу сказать, как они постепенно решают вопросы энергоэффективности (особенно в старых домах). На первом этапе — утепление мест общего пользования, замена дверей и окон в подъездах. А также установка индивидуального теплового пункта, позволяющего не просто учитывать, но и регулировать поступление тепла в дом. Это дает экономию тепла до 25 процентов. Следующий этап — модернизация строения: утепление внешних стен, крыш, чердаков, подвалов, что даст экономию около 30—35 процентов. И на финальном этапе проводится реновация строения — с заменой инженерных сетей, электропроводки, системы освещения. Этот этап стоит дороже, дает меньшую экономию, но он все равно необходим.

Кстати, люди также должны понимать, что после энергомодернизации многоквартирного дома цена каждой квартиры существенно возрастает. На опыте Польши и Восточной Германии могу сказать, что стоимость жилья в обновленных домах возрастает на 20 процентов.

— К сожалению, в последние годы очень много украинцев уезжают из страны в поисках лучшей жизни. Как их можно удержать?

Ассоциация с Евросоюзом — это в первую очередь свободное перемещение капиталов, сырья, товаров и рабочей силы. Мы должны привыкать к тому, что люди имеют право выбирать, где им лучше жить. Но, с другой стороны, мы как европейское государство, которое хочет развиваться, должны создавать условия, чтобы людям было комфортно жить и работать дома.

Для этого важны два направления. Первое — это развитие внутренней инфраструктуры. Чтобы любой человек мог получить квалифицированную медицинскую помощь, чтобы его дети ходили в хороший детсад и учились в современной школе. Чтобы четко работал общественный транспорт, были безопасные дороги и так далее. Поэтому, возвращаясь к децентрализации, отмечу, что именно этой реформой мы стремимся решить большинство насущных проблем, от которых зависит качество жизни украинцев.

Ну и второе направление — увеличение заработной платы. Скажу откровенно, это непростой путь, особенно для украинского бизнеса, которому пока сложно конкурировать по зарплатам со странами Восточной Европы. Но постепенно все понимают, что зарплату таки надо повышать, так как уже идет борьба за квалифицированную рабочую силу.

— А как быть с бюджетной сферой, с учителями, врачами, военными?

Это уже зона ответственности государства. Поэтому реформы образования и медицины как раз и должны показать учителям и врачам перспективы их будущего. Зарплату учителям мы повышаем уже второй год подряд. Их доход должен быть показателем уважения общества к этому нелегкому труду, поэтому их зарплаты и дальше будут расти.

Что касается медицины, то в ходе реформы самым важным является ее первичный уровень. Поэтому каждый семейный врач должен получить амбулаторию, оборудование, транспорт, жилье и достойную заработную плату. Я уверен, что, имея на учете две тысячи граждан, на которых выделяется государственное финансирование, врач сможет получать достойную зарплату.

Но это далеко не все. Мы должны создать условия, чтобы каждый сельский семейный врач мог напрямую консультироваться с кардиологом, онкологом, урологом, офтальмологом и вовремя определить, может ли он оказать помощь самостоятельно или ему нужно срочно отправлять пациента к профильному специалисту. И создание для этого технических условий по инициативе президента Украины Петра Порошенко является ключевым вопросом, который мы сейчас решаем с помощью наших международных партнеров, таких как Всемирный банк и правительство Канады. Кстати, у Канады из-за своих географических особенностей огромный опыт в сфере применения телемедицины. Для Украины, которая имеет в среднем 35 процентов сельского населения, а в некоторых регионах и 50—60 процентов, этот опыт трудно переоценить.

— Сейчас много говорят о гендерном равенстве. А что, по вашему мнению, изменится, если в политике будет больше женщин?

Я уверен, что в Украине люди должны иметь равные права независимо от пола. И зарплату равную. Почему-то у нас считается, что за одинаковую работу мужчина может получать больше. Что женщины традиционно больше должны заниматься детьми, семьей. Это неправильно, несправедливо, несовременно.

Не забывайте, что равенство дает и дополнительный толчок экономике.

Сегодня европейские страны, где созданы равные условия для мужчин и женщин, имеют дополнительный прирост ВВП. В Украине 24 миллиона работоспособного населения. Из них восемь миллионов мужчин, восемь миллионов работающих женщин и восемь миллионов женщин, которые заняты домохозяйством. Именно занятые в домашнем хозяйстве составляют тот трудовой ресурс, которого не хватает Украине. Но для них должны быть созданы равные с мужчинами условия для образования, карьерного роста и заработка. Кроме того, нужны условия, чтобы женщина могла оставить ребенка в детсаду, в школе и выйти на работу. Такие условия мы сейчас и создаем.

Не менее перспективным направлением является привлечение женщин к управлению в объединенных территориальных громадах. Сегодня из 728 громад 115 возглавляют женщины. Я считаю, что женщины зачастую более ответственные и организованные. Но главное, каждая женщина как хозяйка в своем доме и как мать прекрасно знает, какую именно работу нужно сделать в первую очередь, на что обратить внимание, чтобы детям было хорошо, чтобы в доме было тепло и чисто. А ведь территориальная громада — это как семья. И тут женщина может проявить все свои лучшие качества.

— Геннадий Григорьевич, вы на должности вице-премьер-министра уже четвертый год. Для украинской политики это весьма большой срок.

Считаю, что нужно смотреть не на время пребывания во власти, а на то, чем человек занимается и что сделал. Я менеджер. У меня первое образование — программиста, также получил знания по экономике, потом закончил аспирантуру, защитил диссертацию и получил звание кандидата технических наук. Моя специализация — это проектный менеджмент в строительстве. Поэтому и свою работу в правительстве я рассматриваю как проектный менеджмент. Каждая реформа — это проект.

Я должен видеть его начало, знать, чего нужно добиться через год, два, три, и четко понимать, чего хочу достигнуть в конце. По каждому проекту, по каждой реформе есть определенный ключевой показатель эффективности. Например, вопрос не в количестве созданных территориальных громад, а в качестве жизни людей в каждом городе или селе. Вопрос в том, сколько люди могут получить административных услуг — 10 или 150. Вопрос в том, как хорошо дети сдают ВНО в школе, сколько школьных автобусов запущено, как меняется дорожная инфраструктура и так далее.

То есть ключевыми показателями эффективности любого проекта, реформы является рост уровня жизни людей. И по ним оценивают работу не только громад, но и меня как менеджера. Поэтому важен не срок пребывания на должности, а положительные изменения, которых удалось достичь за это время. Для меня важны конкретные цифры и динамика в каждом проекте. За последние три года реализовано 4900 проектов. Это дороги, школы, детсады, центры админуслуг, модернизированные больницы, перинатальные и кардиологические центры и многое другое.

Если говорить о жилищно-коммунальном секторе, то, когда мы пришли в правительство, у нас было 14 тысяч ОСМД, а сейчас их около 30 тысяч. Тепловыми счетчиками было оборудовано только 23 процента многоквартирных домов, в этом году мы выйдем на 100 процентов.

— Если бы у вас сейчас стал выбор между политикой или бизнесом, куда бы вы пошли?

Я считаю, что политика — это тоже возможность применения проектного менеджмента. Когда ты можешь внедрять реформу децентрализации, которую воспринимаешь как проект, то это также реализация тебя как менеджера. Когда ты говоришь об энергоэффективности, о желании ежегодно уменьшать потребление газа на 1—2 миллиарда кубометров, то это тоже способ реализовать свои амбиции. Но сейчас главное — навести порядок в тех сферах, которые не устраивали меня в то время, когда я занимался бизнесом. Это излишняя административная зарегулированность, необходимость постоянных согласований, лицензий, ненужных сертификатов. И здесь я стремлюсь максимально использовать свои силы, чтобы упростить условия жизни не только крупному, но также среднему и малому бизнесу. Ведь главный двигатель и хребет экономики — это малый и средний бизнес. И упрощение им жизни — это тоже проект, позволяющий показать, на что ты способен.

Во время «оранжевой революции» я принял решение изменить свой путь, пошел на выборы и стал депутатом областного совета. Понял, что мне нужно заниматься не только бизнесом, но и представлять интересы людей во власти. В 2010 году я возглавлял оппозиционную фракцию в областном совете. Будучи в оппозиции принял для себя непростое решение баллотироваться в народные депутаты. В мажоритарном округе я соперничал с действующим губернатором, и это была очень сложная борьба. Но люди мне поверили, и я победил — чтобы будучи в оппозиции защищать их интересы, менять страну. В ответ на Революцию достоинства и европейский выбор была аннексия Крыма, российская агрессия на Донбассе. Теперь каждый знает, что значит отстаивать независимость Украины, что значит быть основателем европейского независимого государства. Нам нельзя останавливаться, нужно дальше двигаться по этому сложному пути. Только так, меняя себя и страну, мы сможем выйти на качественно новый уровень.

— Зарплаты украинских чиновников, по сравнению с их европейскими коллегами, не такие уж большие. На что живет семья вице-премьер-министра?

Если вас интересует, хватает ли мне зарплаты чиновника, отвечу: нет. Скажу больше, если вы хотите привлечь извне управленца государственного уровня на подобную должность, то с такой зарплатой это невозможно. Признаюсь, я получаю дополнительный, задекларированный доход за технические консультации кандидатом технических наук с 2012 года. Моя жена, которую я называю хребтом экономики нашей семьи, имеет свой бизнес. Совместными усилиями зарабатываем до двух миллионов гривен в год.

Если же мы говорим о топ-менеджерах, работающих на таком уровне, то их нужно мотивировать достижением каких-то показателей эффективности их работы. Сейчас внедряем в министерствах систему премирования людей при достижении ими конкретных результатов. Также предусмотрены стимулирующие выплаты за работу, которая выполнена качественно, но результат от нее будет позже. Я думаю, такую систему можно применить и к политическим должностям. Доплачивать топ-чиновникам за внедренную реформу, за принятый закон, который они разработали, и так далее. Тогда и простым людям будет понятно, за какие именно результаты чиновники получают свои бонусы.

— Хватает времени на семью?

— Семья — главный источник вдохновения для меня. Сейчас мне стало намного легче уделять время близким, появился один выходной, иногда полтора. Свободное время я либо посвящаю спорту, либо провожу вместе с семьей на природе. А увлекаюсь я хоккеем, люблю байдарку, велосипед.

— Много в вашей семье семейных традиций?

Когда меня спрашивают, что такое национальная идея, я отвечаю: это украинская семья. А семейные традиции возникают тогда, когда украинцы из поколения в поколение передают какие-то ценности, и необязательно материальные. Личный опыт — тоже ценность. У меня отец заслуженный строитель. Я сам работал в строительной отрасли. Сейчас сын продолжает эту традицию. Возможно, и внук пойдет по нашим стопам. Таким образом, приобретенный опыт, семейная традиция передаются из поколения в поколение.

А еще у украинцев есть национальная особенность — они заботятся о своих родителях, стремятся во всем помочь своим детям, внукам. Эта традиция уже утрачена многими европейскими нациями. И именно такие традиции нужно поддерживать.

— Геннадий Григорьевич, что бы вы пожелали читателям «ФАКТОВ»?

В первую очередь хочу предложить украинцам не стоять в стороне, быть активными и неравнодушными, идти во власть, управлять жизнью своих громад. Если раньше местные власти не имели ни ресурсов, ни полномочий, то теперь все изменилось. Сейчас это социальный лифт, особенно для молодежи. Сегодня, когда человек становится сельским или городским депутатом, есть возможность реализовать себя как управленца, принимающего решения, влияющего на будущую жизнь общества, а не только своей семьи.

Теперь каждый человек может найти себя. Учитесь, идите в политику, в бизнес, объединяйтесь, управляйте своим имуществом, изменяйте свою жизнь! Сейчас идет революция во всех сферах жизни нашего общества. Участвуйте в этих качественных изменениях. Стране нужны новые активные лидеры. Давайте вместе будем строить новую Украину.

Читайте также
Новости партнеров
Загрузка...

— Как говорила тетя Циля, женщина была создана для того, чтобы мужик не умер от счастья.