Культура Наедине со всеми

Екатерина Кухар: «Когда я в четыре года первый раз села на шпагат, расплакалась от боли»

11:23 26 апреля 2018   1115
Екатерина Кухар
Лилия МУЗЫКА, «ФАКТЫ»

Вся страна узнала имя балерины Екатерины Кухар после того, как она заняла судейское кресло в шоу «Танці з зірками» на телеканале «1+1». Артистка стала самым строгим судьей проекта, ее побаивались даже звезды шоу-бизнеса. А вот зрители искренне полюбили стильную и острую на язык балерину. Екатерина — уникальная украинская артистка. Получив множество заманчивых предложений из разных оперных театров мира, предпочла работать в Украине. Вместе с мужем Александром Стояновым они не только танцуют весь классический и почти весь современный репертуар оперного театра, но и делают свои проекты с приглашенными звездами мирового балета и вдохновляют хореографов на новые постановки. В семье артистов подрастают двое детей — девятилетний Тимур и трехлетняя Настя.

В Национальной опере на днях Екатерина выступила с приглашенным гостем из Boston Ballet Эрисом Нежа в спектакле «Жизель», а сейчас Екатерина и Александр готовятся к премьере балета «Спартак». «Это будет необычное событие, поскольку впервые наш отечественный спектакль Анатолия Шакеры станцует приглашенная гостья из театра „Ла Скала“ Петра Конти в паре с Александром Стояновым. И у меня будет другой партнер», — приоткрыла завесу Екатерина во время интервью.

Свободного времени у балерины практически не бывает. Мы встретились в ее единственный выходной на Оболонской набережной, где Катя любит гулять с детьми.

— Екатерина, поздравляю вас с высоким званием. Говорят, коллеги в театре очень «оригинально» вас поздравили. Что, действительно подсыпали разбитое стекло?

— Перед тем как мне присвоили народную, мы представили спектакль «Дети ночи». Между актами я отправилась в гримерку, чтобы сделать сложный макияж и прическу под образ Андрогина. Процесс был трудоемким, поэтому вылетала я на сцену в последние секунды. Передо мной вышла костюмер и стала как вкопанная. Я не поняла, в чем дело, пыталась отодвинуть ее со ступенек. Смотрю, а они усыпаны мелко битым стеклом. Если бы я прошлась по нему, точно поранилась бы и не смогла танцевать. Знаете, если честно, это первый и единственный подобный случай в моей карьере.

Все коллеги из театра звонили, поздравляли. Очень приятно и волнительно было, когда звонили педагоги, наши знаменитые танцовщицы, народные артистки, уважаемые примы сестры Потаповы. Елена Михайловна известна не только в Украине, ее очень любил японский зритель. Элеонора Михайловна Стебляк сказала теплые слова. Это дорогого стоит. Сейчас мы вместе работаем над балетом «Спартак». Еще очень важно, что поздравили мои зрители, которые всегда приходят на спектакли. Для меня звание народный артист в первую очередь означает признание и любовь зрителей.

— Катя, вы задумываетесь о том что будете делать после окончания карьеры балерины?

— Я уже очень взрослая артистка балета. Благодарна министру культуры Украины Евгению Нищуку за то, что вернул нам пенсионный возраст. Год назад танцовщиков лишили льготного пенсионного возраста. Балерины могли выйти на пенсию только в 60 лет. Мне даже хотелось поставить спектакль для тех, кому за 50. Пригласить в зал руководство страны, тех, кто принимал такое решение, чтобы они получили эстетическое удовольствие… Но, к счастью, здравый смысл таки победил и нам вернули прежний пенсионный возраст.

— Впервые вижу женщину, которая радовалась бы выходу на пенсию. Многие артистки скрывают свой возраст. А вы как к нему относитесь?

— Пока не собираюсь оставлять сцену. Есть еще порох в пороховницах, много того, о чем хочется рассказать зрителю. Для примы важно вовремя уйти, будучи королевой, когда тобой еще восторгаются зрители. Я живу по принципу: все, что от тебя уходит, нужно легко отпускать, а то, что приходит, — следует с благодарным сердцем принимать. Тогда все происходит именно так, как предназначено судьбой. Мне всегда будет чем заняться. Есть много планов, реализовать которые пока не получается из-за плотного гастрольного графика.


* Екатерина Кухар танцует в Национальной опере Украины и гастролирует по всему миру

— После участия в шоу «Танці з зірками» на ваших спектаклях стало больше зрителей?

— Многие пишут, что после танцевального шоу впервые пошли в оперный театр, открыли для себя балет. Родители просят посмотреть своих детей, проверить, есть ли у них танцевальные данные. Искусство — это наше лицо на международной сцене. Очень хочется, чтобы в мире знали не только Чернобыль, Шевченко и Кличко.

— Для вас искусство с чего началось?

С песочницы. В нашей семье никто не увлекался ни балетом, ни спортом. Мама — преподаватель по классу фортепиано. Она в детстве мечтала танцевать, но бабушка отдала ее на музыку.

Как-то мы с прабабушкой гуляли на детской площадке, а мимо проходила тренер по художественной гимнастике. Своим профессиональным взглядом она что-то во мне увидела и подошла. Попросила сделать несколько упражнений, проверила гибкость, стопу потянула и сказала, что я подходящий экземпляр. Кстати, я тоже, если вижу на улице ребенка с подходящими танцевальными данными, подхожу и говорю об этом родителям. Ведь 50 процентов успеха — это физические данные, а потом уже труд.

Так в четыре годика меня определили в группу художественной гимнастики. На первом же уроке я села на шпагат. Было очень больно, а тренер еще и сверху за плечи давил, опускал ниже. Я достала мышцами до пола, но расплакалась. Дома наотрез отказалась заниматься. Во Дворце спорта был также балетный кружок. Там мне все нравилось: белые бантики, носочки, накрахмаленные юбочки, купальники, классическая музыка, зеркала…

Ради меня бабушка уволилась с руководящей должности, возила на занятия. Когда я поступила в хореографическое училище, она устроилась туда агентом по снабжению, чтобы быть рядышком и помогать. Была как квочечка возле цыпленка.

— Что оказалось самым сложным во время учебы?

Отказывать себе в сладостях. Когда началась подростковая перестройка организма, хотелось мучного, сладкого, всяких вкусностей. Росли физические нагрузки, и нужно было восполнять потери калорий. Постоянно хотелось есть. В 14—15 лет я так набрала вес, что педагог даже ставила вопрос о моем отчислении из училища.

Балет — это характер и формируется он с первых дней занятий. Когда мне было 9 лет, я готовилась к поступлению в балетное училище. Мама приводила меня к педагогу Галине Михайловне Панковой на растяжки. Одну мою ногу ставили на банкетку, другую — на табуретку, сажали на поперечный шпагат, сверху клали пятикилограммовый груз, а сами шли на кухню пить чай. «Сиди так 20 минут, сдвинешься хоть на йоту, начнешь сначала», — говорили мне строго. И я терпела, кусала губы, хныкала, но сидела.

В самом училище некоторым «ломали стопы», выравнивали спинку, я по несколько часов сидела со специальными грузами и палкой на плечах, чтобы держать осанку. В классах мы с девочками помогали друг другу: одна садилась в позу лотоса, вторая -- ей на плечи. Для детского позвоночника это плохо, но для балета хорошо.

На наши недоработки и лишние килограммы педагог указывала нетрадиционным методом. Например, могла уколоть ногтем в том месте, где был лишний вес. У Елены Яковлевны они были острые, как иголки. Она могла подойти и вставить ногти под лопатку, протянуть ими по бедру, если видела там лишнее. Методы были жестокие, но эффективные.

— После таких экзекуций не возникало желания все бросить?

— Я была фанатичной ученицей, целеустремленной и узко сфокусированной. Смотрю сейчас на своего сына. Он занимается и английским, и футболом, но все равно у него есть свободное время, чтобы просто побегать. Я же возвращалась домой поздно вечером совершенно без сил. Родители помогали делать уроки, папа штопал пуанты, ставил заплатки.

— Каким был ваш первый гонорар?

Первые деньги заработала в 14 лет еще в хореографическом училище на конкурсе «Приз Лозанны». Получила тысячу долларов. Это были огромные деньги для нашей семьи! Купила микроволновую печку домой, новый видеомагнитофон, а себе куклу Барби. Второй гонорар, тоже тысячу долларов, заработала в Японии за спектакль «Щелкунчик».

Если много работать, то балет позволяет нормально жить. Я с удовольствием трачу заработанное, обожаю покупать новые танцевальные пачки, украшать их камнями Сваровски. На одну пачку уходит до 50 метров тюля… А в жизни хожу в удобных вещах, люблю спортивные костюмы, кроссовки, летом — легкие платья. Наша квартира напоминает игрушечный магазин и огромный шкаф. Можно сказать, что я живу в шкафу.


* Екатерина Кухар в балете «Кармен»

— Когда почувствовали себя звездой?

Недавно друзья прислали мне скриншот с газетного кроссворда, где было написано: «Судья «Танців з зірками» — и моя фамилия. Вот оно, признание. На проекте меня называли «генералом в юбке». Наташа Могилевская, которой частенько от меня доставалось, после эфира стояла с огромным букетом: «Катя, я знаю, что вы все равно очень добрая». Да я добрая и в работе очень требовательная.

Другие участники реагировали на критику иначе. Я не хотела никого обижать, наоборот, стремилась простимулировать звезд к тому, чтобы они с каждым эфиром показывали лучшие результаты. Я говорила правду. Понравился Юра Ткач, от которого я уж точно не ожидала таких танцевальных способностей. Когда впервые показали его фото, засомневалась, что он может танцевать. А Юра оказался таким харизматичным, трудягой, максимально раскрылся.

О популярности я никогда не задумывалась. Все происходило постепенно. Большой удачей была встреча с Валерием Ковтуном, нашей легендой, которого Майя Плисецкая называла лучшим партнером в ее карьере. Он выбрал меня в пару японскому танцору, дал партию Машеньки в балете «Щелкунчик». Прима-балерина Татьяна Таякина готовила меня к конкурсу «Приз Лозанны». Я его выиграла и получила предложение остаться в Швейцарии, но отказалась.

— Не жалеете? Возможно, сейчас у вас была бы другая жизнь?

— Хорошо там, где я есть. Я люблю родной Киев. При этом гастролирую по всему миру.

— Вы рано вышли замуж, воспитываете двоих детей. Как удается совмещать семью и карьеру?

— Первый мой муж был артистом балета. Затем решил заняться бизнесом и перед самым уходом заметил меня. Но наш брак долго не продержался.

— Что для вас важно в мужчине?

— Внутренняя мужская сила, спокойствие, уверенность, доброта, харизма, чувство юмора, легкость, темпераментность, сексуальность…

— Сейчас вы описываете Александра, нынешнего мужа?

У него много и других достоинств. Нас познакомила педагог Элеонора Стебляк и поставила в пару в спектакле «Ромео и Джульетта», она так доносила сам текст и музыкальное сопровождение, что на репетиции было невозможно не влюбиться в своего партнера. Ее решение стало судьбоносным для нас. Не влюбиться в Сашу было невозможно. Он был внимательным партнером, терпел мои капризы, поддерживал, когда плакалась в жилетку, таскал мне пирожные и делал массаж ног. Я так привыкла к такому бережному отношению, что даже начала удивляться, а почему он не обращает на меня внимания как на женщину? Мое самолюбие было задето.

Потом он открыл свои чувства, признался, что давно был влюблен, просто вынашивал хитрый план, ждал, когда я созрею. Саша пригласил меня в ресторан, достал коробочку и просто спросил: «Пойдешь за меня?» Штамп в паспорте мне не нужен, а вот кольцо очень нравится. Мы так и не расписались официально, но венчались в церкви.


* Екатерина Кухар: «Не влюбиться в Сашу было невозможно»

— Как уживаются два творческих человека в быту?

— С Сашей очень комфортно. Он добытчик. На рыбалку сходит и тут же рыбку приготовит. Умеет собирать и готовить грибы, а я люблю их есть. У нас нет мужских и женских обязанностей, все делаем вместе и стараемся меньше времени тратить на быт. В выходные гуляем с детьми, читаем, просто наслаждаемся жизнью.

— А вы уходили в декретный отпуск?

— Когда ждала Настю, готовила спектакль «Жизель». Выхожу на сцену и понимаю, что с организмом что-то не так. На следующий день все раздражало, не могла заниматься. Тест показал две полоски. Я сразу же пошла к врачу. Доктор спросил: «Деточка, сколько ты весишь?» — «42 килограмма». — «С таким весом невозможно забеременеть». Но я настояла на УЗИ. Врач был крайне удивлен. Балет очень травмоопасен, и я решила себя поберечь, перестала заниматься. Точно так же было и с Тимуром. Во время беременности я расслаблялась, ела много фруктов и любимую мамину пюрешку, разбавленную кефиром, с докторской колбасой. Конечно, это отражалось на фигуре.

— Как приводили себя в форму?

После родов казалось, что никогда в жизни не занималась балетом. Садилась на диету, проходила курс интенсивного массажа. Это такая пассивная физическая нагрузка, после которой остаются синяки по всему телу. Я кормила грудью, поэтому ужасно хотелось есть, особенно любила чай с молоком и булку с маслом. Иногда по ночам бегала к холодильнику. Саша даже угрожал замок на холодильник повесить.

Сейчас только в дни спектаклей ем спагетти. В выходные готовлю марокканский пирог с кедровыми орешками. Когда уйду со сцены, закончу кулинарные курсы и буду радовать детей и мужа. Пока могу приготовить лишь несколько блюд, например мексиканское гуакамоле — салат с авокадо, помидорами, базиликом и лимоном. Главное, не перепутать его с эскамоле. Это мексиканский деликатес — яйца муравьев.

— Пробовали?

Когда впервые приехала в Мексику на гастроли, нас пригласили в ресторан, предложив попробовать мексиканскую икру. На вид беленькие шарики, прожаренные с сыром, напоминают кедровые орешки. А на вкус как топленое молоко. Только когда я попробовала, мне рассказали, что это на самом деле.

— Ваши дети проявляют интерес к балету?

— Двухлетней Насте нравится смотреть, когда мы учим новые спектакли или вспоминаем пройденные. Она пытается повторить какие-то движения, помахать ручками. А сын, пользуясь своим положением, водит на балет девочек. Он всегда дарит мне цветы после спектакля. Такой гордый выходит на сцену с букетом. Но танцевать никогда не хотел. В три годика привела его за кулисы на «Щелкунчик». Когда начался спектакль, он замер у меня на руках минут на пять. Я обрадовалась: буду водить его в театр. И тут он поворачивается: «Мама, балет — неть!» И убежал.

Тимур занимается футболом. Как-то наблюдала за их тренировкой. Когда он делал растяжки, хотелось провалиться сквозь землю. Я его потом спросила: «Зайка, ты точно мой сын?» Он -- деревяшечка. А Настя пластичная, играя, садится на поперечный шпагат. Я хотела бы, чтобы она занималась балетом. Кому же я передам приданое: пачки, диадемы, короны?


Читайте также
Новости партнеров

— Роза Львовна, а почему вы отказали прошлому жильцу? — Я, конечно, не любопытна, но, если человек постоянно закрывает замочную скважину, это таки подозрительно!