Политика Тема тревоги нашей

Сергей Лойко: «На Донбассе Путин может вновь попытаться продемонстрировать свои дряблые мышцы»

10:23 16 мая 2018   435
Сергей Лойко
Ольга БЕСПЕРСТОВА, «ФАКТЫ»

Недавно вышел документальный четырехсерийный фильм-расследование «Гибридная история» российского журналиста Сергея Лойко, репортажи которого из горячих точек планеты — Молдовы, Грузии, Абхазии, Нагорного Карабаха, Таджикистана, Чечни, Афганистана, Ирака, Украины — перепечатывали разные мировые издания. За серию фотографий из Донецкого аэропорта, опубликованную осенью 2014 года в Los Angeles Times, где он тогда работал, Лойко удостоен одной из высших наград в американской журналистике — премии Overseas Press Club Bob Considine Award — «за храбрость, достоверность, оригинальность, глубину и выразительность описанного» и престижной редакционной награды Los Angeles Times «за лучшие репортажи 2014 года». Кроме того, Лойко написал два романа о событиях на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс», изданные во многих странах.

«Гибридная история» — первый документальный фильм в его творчестве. Главная сюжетная линия ленты — поездка трех бывших участников АТО в августе 2017 года на заработки в Россию… Как считает СБУ, ФСБ планировала сложную многоходовку и намеревалась обвинить этих мужчин в подготовке массовых терактов на инфраструктурных объектах Москвы и других городов. Лойко провел собственное расследование. Он за несколько месяцев по крупицам восстановил всю картину и побеседовал с огромным количеством вовлеченных в историю людей. По его словам, данная спецоперация вполне могла бы завершиться полномасштабной войной.

— Сергей, четыре года назад в нашем лексиконе появился термин «гибридная война». Проведя, по вашим словам, «исследование под микроскопом методов ее ведения», вы показали зрителям лишь один фрагмент. От увиденного становится не по себе…

— Гибридная война идет везде: в воздухе, на земле, на море. В Америке, во Франции, в Англии, на Донбассе. Путин тратит на пропаганду совершенно безумные деньги — такие, которые ни Российская империя, ни Советский Союз никогда не тратили на подобные спецоперации за рубежом.

Для меня важным было именно такое «расследование под микроскопом». Знаете, это словно составляющие спектакля разбираешь: режиссерскую трактовку, мизансцены, реплики, игру актеров, задник, реквизит. Так и здесь. Я просто изучил работу одного подпольного «театра» в Украине.

— Схема, по которой действовали главные герои, стала для вас открытием?

— Нет, конечно. Я знал, что такие схемы существуют, однако не знал, насколько они могут быть, с одной стороны, опасными, с другой — безумно примитивными. Некоторые персонажи сюжета словно из фильмов братьев Коэнов или Тарантино, которые на коленке готовили casus belli (в переводе с латинского — «случай для войны». — Авт.) для новой фазы российского военного вторжения на Донбасс.

— Чтобы начать большую европейскую войну, как вы сказали.

— Конечно. Ребята играли в шпионские игры. И настолько заигрались, что такой исход был очень вероятен.

— Как вы нашли историю о трех бывших атошниках?

— В августе прошлого года мы с моим другом Алексеем Семеновым (генеральный продюсер канала «Прямой». — Авт.) обсуждали проект, который я хотел делать, — о войне на Донбассе.

— Так и не отпускает эта война?

Да. Это самая главная проблема, которая не позволяет вашему государству правильно развиваться, серьезно заниматься реформами и т. д.

Так вот, когда мы разговаривали в офисе «Прямого», кто-то из журналистов канала пошел на брифинг, неожиданно созванный СБУ. Спустя время корреспондент позвонил Леше и вкратце рассказал, о чем брифинг. Когда я услышал историю о планах ФСБ в отношении бывших атошников, ставших заробитчанами в Москве, поверить в такое было вообще невозможно. Первая мысль: ее точно придумали в СБУ. Сказал Леше: «Хочу сделать материал о том, как одна пропаганда рождает другую пропаганду или контрпропаганду».

Решил для начала попробовать взять интервью у главы СБУ Грицака. Поехал туда в тот же день. Мне повезло, ведь оказалось, что Василий Сергеевич читал «Аэропорт» и «Рейс» и готов встретиться. И хотя Грицак рассказал мне еще какие-то подробности, все равно остались сомнения, да и вопросов возникло немало.

Начал разбираться. Съездил в Днепр. Там удалось попасть в СИЗО, где сидит Дарья Мастикашева (гражданка Украины, задержанная по подозрению в организации вывоза трех атошников в Россию. Ей грозит до 15 лет лишения свободы по статье «Государственная измена». — Авт.). Она гражданская жена россиянина Сергея Соколова, фамилия которого всплыла на брифинге. Соколов — эксперт российского информационного центра «Аналитика и безопасность» (это что-то вроде треста «Рога и копыта», на самом деле эти люди занимались сбором компромата) и бывший руководитель службы информационной безопасности Бориса Березовского. Он сейчас находится в СИЗО в Москве.

— Знали, кто он такой?

Шапочное знакомство. Однажды встречались на каком-то мероприятии.

Когда я делал «домашнюю работу», то увидел, что Соколов и его начальник, руководитель центра «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко, при каждом удобном случае появляются в рейтинговых телепрограммах. Оба фигурировали на многих шоу в качестве «экспертов». На LifeNews Соколов рассказывал, что малайзийский «Боинг» взорвали западные спецслужбы, заложив в Амстердаме взрывчатку в самолет. В другой программе Мильченко вещал, как якобы в украинском спецлагере готовят террористов, чтобы потом отправить в Россию. У Малахова в «Пусть говорят» Соколов и Мильченко доказывали, что Дениса Вороненкова (бывший депутат Госдумы России, застреленный 23 марта 2017 года в центре Киева киллером Паршовым. — Авт.) убили представители днепропетровской организованной преступной группы, которые, по их мнению, вместе с агентами СБУ срежиссировали преступление, и что позже «двухметровая машина для убийства» киллер Соболь отправил на тот свет исполнителя Паршова. Зрителям показали «сенсационное признание» — интервью с Соболем, который «с детства увлекался охотой и попадал зверю в глаз». Он поведал, что его мишенью возле киевской гостиницы был человек с капюшоном на голове, то есть убийца Вороненкова Паршов. Соколов заявил, что лично знаком с «киллером»…

Тогда я стал подробно изучать эти явные фейки. И выяснилось, что почему-то персонажи, на показания которых ссылались Соколов и Мильченко, живут в одном городе. Соколов организовал и «развил», как он говорил, «свою агентурную сеть» в Каменском (бывший Днепродзержинск. — Авт.).

Позже я вышел на человека, который свел меня с Соболем. Оказалось, что это безработный Андрей Скипочка. «Товарищ предложил сняться в маленьком фильме, который никуда не пойдет. Для домашнего видео. Выпили немножко водки. Полторы бутылки», — рассказал на камеру Андрей.

В общем, когда все это вскрылось, я понял, что может получиться потрясающая история о том, как на коленке создают фейки. Но решил, что не буду ее делать, пока не возьму интервью у Соколова. Если возьму, тогда уж точно никто не обвинит меня в пропаганде, ведь никакая СБУ не может заставить Соколова, Мастикашеву, ее подельника Каратая (о нем расскажу чуть позже) со мной поговорить.

Позвонил Соколову. Он очень легко согласился.

— Соколов обеспеченный человек?

— Должен быть обеспеченным, однако встречал он меня в съемной однокомнатной квартире старенькой московской хрущевки.

— И правда, антураж на экране какой-то невпечатляющий.

Может, он квартиру для этого интервью и снял. У таких людей всегда есть для подобных встреч какие-то квартиры или номера в отелях.

Я потом понял, почему Соколову нужно было это интервью. Он без памяти влюблен в бывшую трехкратную чемпионку Украины по тхэквондо Мастикашеву, которую сначала завербовал как руководителя своей группы в Каменском, а потом серьезно влюбился. У них разница в возрасте больше тридцати лет. Эта любовь стала для нее роковой. Впоследствии и для него тоже.

Их история началась в 2013 году. Конечно, рассказ в фильме Соколова о том, что он приехал в Украину, чтобы заниматься молодежным спортивным движением, — бред сивой кобылы.

Короче, Соколов отчаянно думал над тем, как вызволить из неволи Мастикашеву. Зная, что я снимаю фильм, спросил напрямую: «Будете брать интервью у эсбэушников?» Я ответил: «Попытаюсь». Не стал говорить, что уже взял.

Невзирая на то, что есть доказательства Дарьиной вины, Соколов убежден: любимую женщину оговаривают. Сергей попросил задать Грицаку вопрос: что сделать ради освобождения Мастикашевой? В фильме, отвечая на него, Василий Сергеевич сказал, что Соколов может приехать в Украину и дать показания. И тогда, если из его показаний станет ясно, что он использовал Мастикашеву втемную, возможно, ей переквалифицируют обвинения.

Позже Соколов мне написал, что принял решение: «Я переверну все свои расследования». И через очень короткое время его арестовали в Москве. Его обвиняют в том, что год назад на территории завода «Тольяттиазот» он вместе со своим напарником подбросил двум бизнесменам какие-то материалы исламистского характера и оружие. «Игиловцами» занялась ФСБ, а Соколов предложил «разрулить» их проблемы. Ему вменили инсценировку терактов и посадили в «Лефортово».

Во время интервью Соколов отнекивался: «Я этого не делал… Это не так… Это СБУ все придумала… Это фейк, фейк, фейк».


* «Во время интервью один из героев фильма Соколов (на фото), организовавший группу, действовавшую в Каменском, отнекивался: «Я этого не делал… Это не так… Это СБУ все придумала… Это фейк, фейк, фейк», — рассказал Сергей Лойко

— Он действовал самостоятельно или были кураторы?

Этого не знаю. Что самостоятельно — не верю. Скорее всего, это были заказы. Зачем разумному человеку такой фигней заниматься? Соколов интересный мужик. Он родился в семье сотрудников органов внутренних дел, был клавишником в группе «Голубые гитары», мастером спорта по боксу, у него два высших образования — техническое и юридическое.

Он же видел, что россияне поверили в «распятого мальчика». После этого открылись шлюзы и всякое г… но полилось рекой. Сегодня что угодно вбрось на российский информационный рынок (скажи, например, что в Украине приняли закон, легализующий людоедство) — и зомбированные граждане в это поверят. Поэтому один российский канал соревнуется с другим в том, кто доведет ситуацию до большего абсурда. Соколов и Мильченко постоянно рассказывали в телестудиях о результатах своих «фантастических» расследований.

Думаю, что имел место и колоссальный «распил» бюджетных средств. Соколов где-то действительно получал десятки тысяч долларов, а потом за копейки нанимал в Каменском «артистов». Кастингом занимался Александр Каратай (он сидит в той же тюрьме в Днепре, что и Мастикашева).

Я разговаривал с людьми, участвовавшими в создании этих фейков. Для бомжей, наркоманов, лиц без определенных занятий, безработных суммы в 100—200 долларов были просто астрономическими. «Наемный убийца Соболь» получил четыре с лишним тысячи гривен за интервью, однако Соколов в шоу озвучил пятизначную цифру в долларах.

В «боинговой» истории Соколов утверждал, что так называемые его агенты купили у «высокопоставленного офицера СБУ» запись разговоров пилота украинского истребителя с дежурным офицером-диспетчером за 50 тысяч долларов. Потом за такую же сумму он якобы приобрел записи переговоров «двух агентов ЦРУ», которые разговаривают, как в саундтреке к учебнику английского языка под редакцией Бонк — правильно и без ошибок.

— То есть абсолютно топорная работа. Соколов даже не утруждал себя сделать что-то более изящное?

Ну, поизящнее будет дороже. А такая халтура на коленке — пять копеек.

Видимо, в конце этой парадигмы были заказчики. А еще была Дарья, которая из этих 50 тысяч долларов, возможно, получала, скажем, пять, а Каратай — три.

Команда успешно действовала до августа 2017-го, то есть четыре года. Они много чего делали. В фильме использована лишь часть добытой мной информации.

— А теперь об операции по найму этих атошников.

Наверное, ее тоже кто-то заказал Соколову. Трем бывшим фронтовикам (Юрию Бондарю, Сергею Морозову и Станиславу Юркевичу) было предложено поехать в Москву на заработки — ремонтировать квартиры и строить дома. Посулили от 500 до 1000 долларов за неделю работы на каком-то строительстве.

Парни приехали, поселились в съемном жилье в Подмосковье. Двое ничем не занимались (их использовали втемную), сидели дома, а Бондарь (он, может, был частично в курсе) ходил по Москве и демонстративно снимал на видео здания Ленинградского вокзала, аэропорта «Домодедово», станции метро «Комсомольская». Время от времени звонил по телефону в Каменское, озвучивая написанные для него тексты. На другом конце ему отвечал нанятый Мастикашевой человек, также читавший ответы по бумажке. Чтобы все выглядело более естественно, диалоги перемежались матом.

Кроме того, каждому из этой троицы выдали специальную сумку со строительным инструментом, а на дне — сложенный военный рюкзачок. Неизвестно, что в нем было. Возможно, следы взрывчатки.

Атошники очень быстро заподозрили неладное и решили все бросить и уехать домой. Вернувшись в Украину, рассказали СБУ о случившемся, после чего против Мастикашевой и Каратая были возбуждены уголовные дела.

Самое слабое место следствия: почему парни спокойно пересекли границу? СБУ считает, что здесь им на руку сыграл традиционный русский бардак.

Для меня же до сих пор открытым остается вопрос: на кого работал Соколов? Могу предположить, ради чего была задумана такая многослойная операция. В ней использована примерно та же технология, что и в 1999 году, когда взорвали дома в Москве, Волгодонске и Буйнакске. Виновниками тут же были объявлены «чеченские террористы». После чего началась война в Чечне, которая привела Путина к власти. Но на скамью подсудимых сели никакие не чеченцы, а два представителя Карачаево-Черкессии, получившие пожизненные сроки. Они на суде заявили, что их использовали втемную.

К слову, Мильченко рассказал об угрозе террористов со «славянским лицом», которых якобы готовят в Украине, за неделю до истории с бойцами АТО. Такое вот совпадение.

А теперь представьте. К примеру, взрывается вагон в метро. Потом ловят этих украинцев. Находят записи их телефонных разговоров типа: «Да, мы на месте, здесь для закладки очень удобно… Мало не покажется».

Для ребят вся программа была расписана на неделю. Кроме Москвы, в ней были еще Тольятти, Курчатов и Обнинск. А если бы долбануло на крупнейшем азотном комбинате? Или на атомной станции в Курчатове?

Историк и эксперт Юрий Фельштинский не сомневается, что эта провокация делалась с целью широкомасштабного военного вторжения в Украину. Он говорит, что никто не знает, каким должен быть теракт — мощный взрыв на атомной станции или мелкий в метро. Главное, чтобы были пойманы украинцы…

Цель многоходовой российской операции — занести дамоклов меч над Украиной: «Теперь мы в любую секунду к вам вторгнемся. Уже не с „зелеными человечками“, а открыто. И повод у нас для этого есть».

Соколова арестовали в Москве 16 января этого года, а 5 апреля он передал из тюрьмы информационному агентству RBC.ru признательное письмо. Цитирую: «Дело в том, что в моей последней „работе“, за которую я задержан, речь в том числе шла об откровенной фальсификации, откровенных провокациях и дискредитации украинского государства». То есть он полностью признал, что все, сказанное и показанное в моем фильме, — правда.

Возможно, за ним стоял один заказчик или группа каких-то очень высокопоставленных россиян, которые хотят склонить Путина (впрочем, не думаю, что его особенно надо склонять) к настоящей войне с Украиной. Возможно, это какая-то группировка внутри ФСБ, где нельзя исключать клановую борьбу. Возможно, действовали какие-то другие силовики, скажем, из Министерства внутренних дел или Росгвардии.

— В принципе, любая структура подходит.

— Конечно. К тому же ФСБ сделала все возможное, чтобы отгородиться от этого. Письмо Соколова наверняка передавалось под их контролем. В нем он дальше говорит, что действовал по заказу каких-то неназванных «высокопоставленных лиц».

— Как может сложиться его участь?

— Если это все же было делом рук ФСБ, может, он даже не в тюрьме находится, а просто его на чьей-нибудь даче держат, подальше от публики. И потом потихонечку все сойдет на нет. Если действовал какой-то клан внутри ФСБ или силовиков и одни одержали победу над другими, наверное, сядет надолго.


* «Гибридная война идет везде: в воздухе, на земле, на море. В Америке, во Франции, в Англии, на Донбассе. Путин тратит на пропаганду совершенно безумные деньги», — говорит Сергей Лойко

— Подобная история могла случиться в любом из населенных пунктов Украины. Городов типа Каменского на карте страны полным-полно.

— Однозначно. Думаю, что таких групп много, причем гораздо более серьезных, чем группа Соколова. Со схронами оружия на «черный день» и прочим.

— Не могу не спросить, чем вы сейчас занимаетесь.

Делаю фильм о судьбе Любови Кушинской, которую приговорили к пожизненному заключению. Была допущена вопиющая несправедливость. Она отсидела в Качановской колонии двадцать лет. В марте ее помиловал президент Порошенко.

Будет очень интересное кино. Женщину обвинили в том, что она отвезла двух мужчин в лес, где поджидал ее подельник. Выйдя из машины, она выстрелила — с двух рук! — по одному мужчине, второй побежал, она стала стрелять в бегущего, но пистолет заело, и тогда подельник догнал того и зарубил топором. Поскольку жертвы подавали признаки жизни, Кушинская перерезала им горло ножом и нанесла многочисленные колото-резаные раны. Потом якобы они с подельником закопали трупы.

Суд решил, что все это она сделала, чтобы завладеть квартирой, которая на то время стоила 30 тысяч долларов. Одно из доказательств — через несколько дней после преступления Кушинская переписала жилье на имя своей матери.

Но вот лишь одна деталь. Через эту бизнесвумен проходили сотни тысяч долларов. По ее словам, она была связана с высокопоставленным львовским силовиком, с которым они вместе занимались махинациями: привозили из Италии автомобили, регистрировали их, продавали и таким образом зарабатывали несметные деньги. Плюс занимались торговлей недвижимостью. То есть для нее 30 тысяч по тем временам были не той суммой, ради которой надо идти на преступление, тем более кого-то убивать.

— В завершение спрошу о самом волнующем нас всех. Когда война закончится?

— Как только Путин умрет. Не исключаю, что в какой-то момент где-то в одном из закутков длинных коридоров или в одном из туалетов Кремля будет найдена табакерка… Но надежды на это мало. Путин все-таки должен сам отойти в мир иной. Пока он жив, он будет держаться за власть.

— Но останутся Шойгу, Козак и прочие.

— Им это все не надо. Это личная война Путина. А они все отдадут. В конце концов и Крым. А Донбасс — вообще решенное дело. Знаете, ведь в российских новостях войну на Донбассе больше не показывают, и журналисты туда гораздо реже ездят. Нет больше в телевизоре никакого Захарченко, будто он вообще не существует.

— Все, с кем ни разговаривала, опасаются, что после чемпионата мира по футболу Путин пойдет в наступление.

Такая опасность есть. Он же унижен провалами и американскими бомбежками в Сирии, разгромом «вагнеровского войска», персональными санкциями. А если еще будет бойкот чемпионата…

Путину на самом деле не нужна Российская империя. Ему нужна бесконтрольная возможность продолжать грабить Россию. И чтобы никто не задавал вопросов: «Почему мы так плохо живем, а вы, Владимир Владимирович, и ваши друзья — долларовые миллиардеры?»

Уверен, что в какой-то момент после чемпионата мира он совершит достаточно масштабное вторжение в Украину. Не для того, чтобы захватить еще что-то (он не сможет вести бои дольше, чем один месяц). А для того, чтобы с ним все — американцы, европейцы, представители НАТО — опять сели за стол переговоров. На Прибалтику он не нападет, понимая последствия, а в Восточной Украине Путин может вновь попытаться продемонстрировать свои дряблые мышцы, чтобы заставить западных лидеров отнестись к нему серьезно. Только для этого.

То, что сейчас на Донбассе продолжается кровопролитие, для него очень важно. Война не дает Украине нормально развиваться. Поэтому Путин поддерживает это состояние — ни войны, ни мира, но чтобы каждый день гибли люди.

— Кремль же еще к нашим выборам очень готовится.

— Конечно. Поэтому уверен, что гибридная война сейчас идет и в Киеве, и в других ваших городах.

Читайте также
Новости партнеров

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.