Общество

«Вор в законе», здороваясь, никогда не подаст руки

10:19 11 июня 2018   5824
вор в законе
Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

Недавно в Одессе произошли два нестандартных ЧП, напрямую связанных с «ворами в законе». «ФАКТЫ» коротко сообщали об этих инцидентах. Остановимся подробнее — не столько на упомянутых случаях, сколько на самом феномене «законников». Да, именно так именуют не докторов юриспруденции, прокуроров либо судей, а элиту криминального мира — «воров в законе».

В апреле этого года сотрудники СБУ совместно с коллегами из Нацполиции задержали влиятельного грузинского «авторитета» по кличке Ираклий Хуту.

— Установлено, что он, используя фиктивные документы, нелегально прибыл в Украину, — сообщили в пресс-службе управления СБУ в Одесской области. — Задержанный — один из лидеров сухумского воровского клана, относится к сорока самым влиятельным «ворам в законе», действующим на территории постсоветского пространства.

По информации спецслужбы, Хуту прибыл в Украину для контроля за деятельностью криминальных кругов Одесской области и перераспределения доходов, получаемых от противоправного бизнеса. В частности, квартирных краж, торговли наркотиками и похищения элитных автомобилей.

«Правоохранители задержали его с украинскими документами на имя другого лица, используемыми для посещения Украины. По материалам спецслужбы злоумышленник принудительно выдворен с территории Украины с последующим запретом въезда», — добавили в пресс-службе.


* Задержание в Одессе «законника» Ираклия Хуту

Как выяснили «ФАКТЫ», 37-летний Ираклий Хуту (в обычной жизни — Ираклий Каличава) — наследный «вор в законе», сын одиозного криминального авторитета, ставшего прототипом одного из главных героев популярного советского фильма «Воры в законе».

В конце апреля одесские правоохранители также задержали группу мужчин, подозреваемых в умышленном убийстве иностранца — проповедника одной из церквей. Тело мужчины со следами пыток обнаружили в арендованном им доме. Несколько человек из числа задержанных оказались выходцами с Кавказа. Как выяснилось позже, злоумышленники приняли канадского пастора корейского происхождения за вьетнамского валютного менялу и убили его по ошибке…

По данным источника «ФАКТОВ», один из подозреваемых — родственник известного в Украине «вора в законе» Антимоса Кухилавы.

Эти, а также ряд других случаев — лишнее подтверждение: «законники» не перевелись. Обладая достаточно сильным влиянием, они продолжают править миром, унаследовав, видоизменив и «усовершенствовав» традиции воровского сообщества, уходящие корнями в почти вековую историю.

Одесса стала законодательницей «воровской моды» еще на заре советской эпохи. Вспомнить хотя бы легендарного Мишку Япончика (Моисея Винницкого), которого принято считать «отцом» появившегося тогда нового криминального сообщества. Он был «благородным бандитом»: никогда не нападал на бедных и применял оружие исключительно в целях самообороны. Именно жизненные правила Япончика были положены в проект «кодекса чести» воровских понятий.

Мало кто знает, что впервые Моисей Винницкий был сослан в Сибирь еще в 1897 году. Там его соседом оказался Феликс Дзержинский. Будущий главный чекист страны вскоре бежал, а Винницкого за помощь в организации этого побега сослали на каторгу. Освободился он только в 1917-м по амнистии Керенского. И вернулся в Одессу уже как Мишка Япончик. Бывший идейный анархист стал героем Гражданской войны.

Новая власть сулила Япончику небывалые возможности в части «перераспределения» материальных благ и реализации своих амбиций. Вдохновленный этими перспективами и имея почти десятилетний опыт каторги, Мишка создал «воровской» стрелковый полк, в котором служили бандиты и головорезы, и успел повоевать за советскую власть в дивизии Якира. Однако Гражданская война закончилась, и такие герои, как Япончик, стали больше не нужны. Поэтому бывшего красного командира Моисея Винницкого попросту расстреляли по приказу советской власти…

Сегодня многие, в том числе высокопоставленные сотрудники МВД, склонны утверждать, что «воры в законе» утратили свое могущество и влияние. С этим сложно согласиться. Испокон веков «авторитеты» контролировали тюрьмы, лагеря. И эта тенденция сохраняется до сих пор. Ведь именно СИЗО и зоны — кузница кадров преступного мира и огромный котел, через который проходят миллионы людей. Там «законники» имеют исключительную власть, могут вербовать новых подопечных и плести паутину связей, которая охватывает все слои общества.

Похороны «воров в законе» — лучшая иллюстрация того, насколько глубоко и широко раскинуты их сети. На каждую такую тризну собираются представители высших слоев общества — банкиры, политики, актеры, журналисты, приезжают делегации из Европы, США…

Корреспонденту «ФАКТОВ» удалось пообщаться с реальным криминальным «авторитетом», однако назвать его имя нельзя, ведь «по понятиям» такие люди не могут сотрудничать с прессой. Вот что он рассказал.

На уголовном жаргоне словом «вор», без уточнений, обычно называют исключительно «вора в законе», а не любого совершившего кражу (как заведено, скажем в литературном языке). «Вор в законе» — представитель элиты преступного мира, хранитель криминальных традиций.

Оказывается, не только в зонах, но и на воле воры заботятся о формировании своего «кадрового состава» — организуют «воспитательные» лагеря для беспризорников и трудных подростков, финансируют различные тренажерные «качалки», детские спортивные секции и клубы. И не только для подготовки новобранцев в свои ряды, но и для обеспечения лояльного отношения подростков к криминальным авторитетам в целом. Неизменными остаются те сферы влияния, которые традиционно контролировали «законники» и которые питают их сообщество: игорный бизнес, проституция, наркотики, автосервис (особенно придорожный, как и почти вся придорожная сервисная структура), гостиничный и ресторанный бизнес. Активы «общаков» подчас не меньше, а то и превышают активы крупнейших банков.

К слову, изначально «общак» (сами воры называют его не иначе, как термином «общее») — это воровская касса для грева (поддержки) больниц, карцеров, пересылок, СИЗО. «Воры в законе» облагали данью всех зеков. Платили деньгами, папиросами, спиртом, хлебом…

Однако с годами ситуация изменилась. В сентябре прошлого года в Одессе правоохранители изъяли воровской «общак», в котором, по словам министра внутренних дел Украины Арсена Авакова, была огромная сумма — 1,069 миллиона долларов, 90 тысяч евро и 500 тысяч гривен. Позднее появилась информация, что «очень серьезные люди» пытаются деньги вернуть.

— Действительно, такое было, — подтверждает начальник Одесского регионального главка Нацполиции генерал полиции третьего ранга Дмитрий Головин. — «Общак» изъяли у одного из «воров в законе» — Владимира Дрибного (кличка — Полтава), которому уже под 80 лет. Но тут в суд поступило заявление и были предъявлены документы, подтверждающие денежные переводы никогда в жизни не работавшему криминальному «авторитету» из Америки. Как он выразился, на манную кашу. И суд постановил вернуть изъятое заявителям.

«Сначала в „помощники“ по возвращению Полтаве денег подключались за вознаграждение пенсионеры-бывшие милиционеры. Теперь уровень повышается», — написал заместитель главы Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин в Fecebook, объяснив, что к решению вопроса пытаются привлечь бывших и действующих сотрудников прокуратуры.

Единого «всеукраинского общака» не существует. Эти «кассы» имеются в распоряжении практически каждого весомого «вора в законе». Средний ее размер — порядка полутора миллионов долларов. Формируется «общак» из отчислений, которые должны вносить все те, кто совершает преступления в данном регионе («доля малая»), а также из «добровольных» взносов местных бизнесменов. Кстати, случаются и действительно добровольные взносы от респектабельных бизнесменов, в прошлом сидевших и чтящих «понятия».

Иметь слишком большой «общак» небезопасно. Оперативники рассказывают, что как раз из-за такой кассы убрали лидера знаменитой ОПГ «Башмаки» в Крыму Виктора Башмакова. На тот момент (середина 1990-х) в ней скопилось более 10 миллионов долларов, которые после убийства лидера куда-то исчезли…

Как комментирует криминальный авторитет, согласившийся рассказать нам о нравах воровского сообщества, случай с кассой «Башмаков» — иллюстрация того, что отличает нынешних «воров в законе» от прежних: современные не соблюдают внутренних законов, предписанных старейшинами преступного мира. Судьбы отступников решались на «сходках». Тех, кто нарушал «понятия», неизменно ожидали так называемые блатные санкции, изгнание из высшей касты и низвержение по социальному лифту — на самое дно. А с учетом того, что «кадровая политика» в данном сообществе была жесткой, «вором в законе», входящим в правящую верхушку блатного мира, мог стать далеко не каждый матерый уголовник.

Зэки обязаны были соблюдать «корпоративный» устав, которыми запрещалось резать, душить друг друга ради скуки, воровать у соседа, дебоширить и отлынивать от работы. Самыми тяжкими грехами считалось оскорбление или убийство «вора в законе».

«Воров в законе» тоже связывал особый кодекс поведения, обычаи и традиции, например полное неприятие общественных норм. Так, они ни в коем случае не должны были иметь постоянных связей с женщинами и сотрудничать с государственными органами, в том числе служить в армии, состоять в партиях. Воровской устав запрещал «законнику» окружать себя дорогими вещами, носить украшения (единственным украшением должна быть татуировка — раньше на плечах кололи эполеты) и копить личные деньги. Косились даже на тех, кто читал прессу: вор обязан беречь свою честь и заботиться о своем авторитете. На любое оскорбление он обязан ответить.


* «Говорящие» наколки «законников»

Еще один закон воровского братства — непременное умение играть во все без исключения азартные игры. Будь то карты, кости или рулетка.

Образ жизни вора старой закваски лаконично выразил главный герой известной комедии «Джентельмены удачи»: «Ты — вор. Украл, выпил — в тюрьму. Украл, выпил — в тюрьму…» Действительно, часть своей добычи «законник» отдавал в «общак», а на остальные гулял.

— Нынче вор разъезжает в шедеврах мирового автомобилестроения, возводит трехэтажные особняки, в просторечие именуемые «спортзалами», — возмущается мой собеседник-«авторитет». — Он окружает себя телохранителями, ибо жизнь «законника» еще никогда не была в такой опасности, как сегодня (самому же вору до сих пор запрещено носить какое-либо оружие). Новые воры, в отличие от своих «отцов-основателей», сами «на дело» почти не ходят. Рэкет, другой криминал, как и всевозможные финансовые махинации, они поручают своему окружению — «пехоте». Новые воры стараются открыто избегать личных связей с должностными лицами силовых структур, не говоря уже о приятельских отношениях. Подкуп чиновников они ведут через приближенных и об этом не распространяются.

— Все же многие традиции «воров в законе» остаются в силе. Например, здороваясь, не подавать руки… — уточняю у собеседника.

- Это так. Есть такое правило: «Незнание законов не освобождает от ответственности». Оно работает и в заключении: если новичок (не говоря уже о «воре в законе») даже «по несознанке» протянул руку недостойному с воровской точки зрения человеку, настоящим вором ему уже с этого момента не бывать. И восстановиться в прежнем статусе практически невозможно. Например, «зашкварившиеся» после соприкосновения с «петухом» («опущенным») автоматически причисляются к изгоям.

Тем более «вор в законе», как и любой соблюдающий «понятия» зэк, не станет пожимать руку сотруднику лагерной (тюремной) администрации или полицейскому — это считается западло.

Собеседник подчеркивает: «законник» — это фигура! Его коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося.

— Коронация — инициация (посвящение) вора, — объясняет знаток воровских нравов. — Правом коронации обладает сходка по поручительству двух авторитетных воров. Не может быть коронован кандидат, имеющий плохую репутацию: сотрудничество с властями (службу в госучереждениях), карточный долг, прощеное оскорбление, принадлежность к гомосексуалистам. Иногда коронацию проводят за очень большие деньги, и таких «воров в законе» называют «Апельсинами». Если на сходках они пытаются показать доминирующую роль по отношению к настоящим ворам, их исключают из общака.

Коронацию могут проводить как на свободе, так и в зоне. Бóльшим уважением пользуется второй вариант. Некоторые из воров считают, что корону (это символ) нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. Ее обладатель обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом — «смерть за измену». Существуют и другие наколки, указывающие на «законника». Скажем, парящий орел с короной над головой (его накалывают на груди), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Их наносят после коронации.

— А как «развенчивают» недостойных?

— Вор не имеет права сам наказать вора, — отмечает «авторитет». — Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия — свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под «официальный прием».

Кроме того, сходки назначают в зоне. Была традиция собираться в тюремных больницах — под видом пациентов. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в центральную больницы. О «повестке дня» большинство участников не знало, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым к самому худшему.

На сходках обсуждается судьба «общака», стратегия действий на ближайшее время, расправа над предателями, передел зон влияния, претенденты на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если 40 лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной — группой из нескольких «законников». Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от «повестки дня» — важности вопроса, который будет обсуждаться.

К блатным санкциям — подход особый. Провинившегося вора могут постигнуть три вида наказания. Первый — пощечина. Ее, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползается слух — битый, мол.

Второй — удар по ушам, церемония разжалования «вора в законе». Развенчивают за обман, западло (подлый по отношению к братве поступок), а также нарушение воровского закона. Хотя разжалование может быть и почетным — «по состоянию здоровья» (как было заведено, кстати, и в партийной элите бывшего СССР). Развенчанный вор отстраняется от «общака», лишается рэкетируемого участка, а в тюремной зоне перемещается из угла или от окна камеры поближе к центру. Экс-вор выживает самостоятельно. Он не сможет переметнуться и к бандитам, которые не любят «законников», отвечающих им взаимностью.

Третий — смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошел на сотрудничество с полицией, похитил «общак», убил «вора в законе» без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.


* Во время сходок все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами

— Кто вправе приговорить к смерти?

- Только сходка высокого уровня, а лишить воровского звания могут и на более низком.

Отойти от дел вор может лишь по серьезной болезни. Недомогание в счет не берется: им страдает значительная часть воров — тюремно-лагерный режим здоровья не прибавляет. Когда вор «бракуется» медкомиссией ИТУ (исправительно-трудового учреждения. — Авт.), физически не в состоянии посещать сходки и идти «на дело», он может попросить братву отправить его на пенсию. Братва сама проведет «врачебно-трудовую экспертизу» и отпустит вора с миром и почестями. В таком случае он не лишается титула, а лишь переименовывается в «вора в короне». Судьбу больного «законника» решает только братва, иначе он — изменник.

Изменника приглашают на очередную сходку, и зачастую он даже не знает, что на повестке дня — его жизнь. Вор, обнаруживший предателя, оповещает об этом собравшихся. Затем слово дается подозреваемому. Если он не сумеет доказать, что обвинения ложны, дела его плохи.

Правда, был случай, когда подозреваемый вор сначала наградил обидчика пощечиной, а лишь затем доказал свою невиновность. После этого братва одобрительно загудела. Поэтому, собирая сходку, вор-обвинитель запасается уликами, чтобы не подорвать собственный авторитет.

— А если доводы «обвиняемого» окажутся неубедительными?

- Тогда братва выбирает способ казни. Иногда это имитация самоубийства. Жертве предлагают исполнить вторую часть воровской клятвы, раз первая была нарушена: беспрекословно принять смерть за измену.

С «самоубийцей» меньше пыли. Тут и посмертная записка типа «В моей смерти прошу никого не винить», и пистолет в руке, и единственная дырка в голове. Изменнику вручают пистолет с одним патроном. Выбора у вора нет, и он даже рад такой казни, ибо порой карают еще хуже. Считается, что такая смерть — везение.

Если вор, чувствуя нависшую угрозу, не явился на встречу, назначают еще и палача. Среди «законников» есть свои ликвидаторы, работающие под «несчастный случай». Они изобретательны и имеют в запасе дюжину способов так отправить жертву на тот свет, чтобы в полицейской сводке и в дальнейшем следственном деле стояло: «в результате ДТП», «в результате неправильного обращения с огнем» и т. п. Их жертвы «курят в постели», «не умеют плавать», «неосторожны на дорогах», «применяют самолечение». Иногда киллеры подсовывают провинившимся соблазнительных девиц. После бурной ночи с красоткой жертве уже не проснуться.

Сходка может выбрать и особо жестокий способ казни — все зависит от степени вины.

В зоне, например, казнят, как правило, в промышленном секторе, среди механизмов, агрегатов, котлов и печей. Здесь киллеру есть где развернуться. Он может специально устроить показуху, дабы другим неповадно было. Головы жертв попадают в шестерни и под прессы, животы натыкаются на штыри, причем раз десять сряду. Приговоренный может взять «на язык» 380 вольт переменного тока или оказаться под тонной «внезапно» рухнувшего штабеля бревен…

Среди новых воров появилась четвертая блатная санкция — финансовая. Принцип ее прост: подставил — плати. Штрафы назначает воровская община. Наказывают за опоздание на сходку, за срыв сделки, за то, что наследил. Сумма иногда достигает миллиона долларов.

В былые времена убить вора-изменника мог лишь равный по титулу, то есть «вор в законе». Теперь нравы и правила изменились. Новые «законники», привыкшие все делать чужими руками, верны себе и в этом вопросе. Для казни зачастую приглашается киллер со стороны. Среди изменников попадаются настолько крутые, что нанимают нескольких убийц, знакомых с гранатометами, снайперским стрелковым оружием и взрывными работами. Вора могут сопровождать телохранители и возить бронированный автомобиль.

Воровской суд жесток, но упразднить его никогда не пытались. Однажды один известный «законник» самодовольно заметил: «Кто судит от имени государства? Судебная коллегия из нескольких человек. Вора же судят полсотни воров, а то и больше. Все они присяжные с равноправным голосом».

Впрочем, криминальный мир всегда отличался известной гибкостью, а потому многие принципы хороши только до тех пор, пока удобны и комфортны.

Например, раскороновать «законника» могут только воры, но… Иногда даже коронованных попросту «отодвигают» либо «убирают». К аналогичной схеме прибегают и правоохранители при помощи сотрудников пенитенциарной системы. Жестким полицейским прессингом в воре пытаются сломить его воровское достоинство и гордость. «Авторитетов» принуждают к труду, что непозволительно по законам криминального мира.

Бывает, действуют и более циничными способами. В числе наиболее изощренных — «врачебный». По сговору с администрацией колонии «вору в законе» объявляют, что при осмотре у него якобы обнаружено смертельное заболевание. Получить медицинскую помощь можно, только добровольно отказавшись от короны.

Прежние воры, конечно, отличаются от нынешних, но одно остается неизменным: все они — люди со сложной судьбой и моралью, отличной от рядовых граждан. Как правило, у них очень сильная воля, сломить которую невозможно.

Стать «вором в законе» стало проще, а вот выжить — сложнее, из-за чего серьезно сократилась численность самих «законников», утверждают правоохранители.

— В Украине сейчас находятся порядка 15 «воров в законе», — говорит первый заместитель главы Нацполиции Вячеслав Аброськин. — Часть из них — украинцы. Это Антимос, Лера Сумской, Неделя, Вася Ушастый, Армен Хохол, Умка, Полтава, Хмело.

В полиции утверждают, что двое из них фактически приобрели себе эти «звания»: Неделя, который большую часть времени проводит в Киеве, и Умка, живущий в Днепре, никогда не попадали в места лишения свободы.

— Оба привлекались за подделку документов — вот их воровской уровень, — добавляет Аброськин. — И два этих человека пытаются влиять на все направления нашей жизни.

На вопрос о том, какое впечатление производят «законники» во время общения, первый заместитель главы Нацполиции заметил:

— Они хорошие психологи, прекрасно разбираются в людях. Одна из их функций — выступать третейскими судьями, поэтому они взвешены, хладнокровны, умны. С ними можно говорить на любые темы.

По данным начальника Одесского регионального главка Нацполиции Дмитрия Головина, сейчас на территории региона с определенной периодичностью находятся два-три «законника»:

— Это Полтава, Шарик и небезызвестный Антимос. В отношении последнего, думается, мы все-таки придем к логическому завершению (Антимоса Кухилаву выдворили из нашей страны около десяти лет назад и лишили гражданства, однако позже он вернулся легально, с украинским паспортом. — Авт.).

По словам Головина, Одесса — лакомый кусок, за который бьются такие воры, как Гули, Омар Уфимский, Миндия и тот же Антимос. Поделить регион на сферы влияния хотят, находясь за рубежом Омар (из Российской Федерации), Гули (из Турции), Миндия (живет то в Испании, то в Молдове, то в Грузии).

Добавим, что влиятельный грузинский «авторитет» Ираклий Хуту, которого недавно задержали в Одессе, — сын одного из прототипов героев фильма «Воры в законе», снятого по мотивам рассказов писателя Фазиля Искандера. Реальное убийство в 1985 году в Сухуми отца Ираклия Михаила Каличавы другим «вором в законе» Юрием Лакобой и было обыграно в фильме режиссера Юрия Кары (Каличаву — по фильму Артур — сыграл Валентин Гафт, роль Лакобы — Рамзес — исполнил Гиви Лежава). В жизни все было не совсем так, как в кино. Мотивами убийства стали неприязненные отношения между бывшими лучшими друзьями. В Абхазии Лакоба был самым влиятельным вором-абхазом, в то время как большинство были грузинами, первый из которых — Каличава. Несмотря на вынесенный смертный приговор, воры так и не достали Лакобу, умершего естественной смертью.

У сына Каличавы Ираклия Хуту не могло быть иной, неворовской, судьбы. Сейчас Ираклий один из лидеров так называемой «сухумской» воровской семьи и ближайший сподвижник 56-летнего Мераба Сухумского, самого известного здравствующего грузинского «вора в законе».

Как рассказывал «ФАКТАМ» режиссер фильма «Воры в законе» Юрий Кара, эта лента — практически документальная:

— Она поставлена по мотивам двух рассказов Фазиля Искандера «Бармен Адгур» и «Чегемская Кармен». Тогда меня очень критиковали. Дескать, события нереальные, такого не могло быть… Когда прочитал рассказы Искандера, отправился в Сухуми на выбор натуры. Там, к своему ужасу, понял: все написанное живет! То есть сюжет действительно имеет реальную основу. Девушку (в фильме Риту сыграла Анна Самохина. — Авт.) на самом деле за непотребное поведение застрелил отец. Все остальные персонажи также существовали: милиционер работал, вор сидел в тюрьме. Даже попросил тогда, чтобы мне разрешили на допросе присутствовать. Звали его Юра Лакоба. Его дедушка по маминой линии — основатель милиции Абхазии! Представьте, Лакобу вводят в наручниках в кабинет следователя и здесь же на стене — портрет дедушки. Он меня потряс — человек умнейший, но с совершенно вывернутой моралью. То, что мы с вами считаем белым, он — черным, и наоборот. Держал всех в кулаке — местную власть, правоохранителей… Раскаленный утюг на животе, стрельба, разборки, убийства — все имело место. Мне захотелось рассказать правду о том, что происходит в стране. Мы ничего не придумали, поставили, можно сказать, документальный фильм. Более того, на самом деле происходили невероятные вещи, которые были и в рассказе Искандера. Но снять это не решился — тогда мне бы точно сказали, что все из пальца высосал.

Расскажу одну подлинную историю. Слушается дело по Лакобе, суд объявляет перерыв. «Вора в законе» отводят в специальную комнату. В это время Кармен сует деньги охраннику и умоляет пустить ее с ним проститься, дескать, «в последний раз видимся». Девушку пропускают. Оказалось, в спецпомещении имеется вторая дверь, ведущая на улицу. Они выходят, садятся в машину и уезжают. Повторюсь, если бы такое снял, то сказали бы, что я придумал ерунду, а в жизни все так и было.

Когда местные власти узнали, что мы собираемся снимать о Лакобе фильм, то нас сразу выдворили из города. Сказали: «Да вы что! Этот вор у нас настолько популярен среди молодежи, что после кино его только первым секретарем обкома назначать!» Пришлось мне на натуру тихонечко уехать в Крым и снимать фильм в Ялте.

— Как на «Воров в законе» отреагировал криминальный мир?

Я получил огромное количество писем от «законников». Причем большая их часть критического содержания. Мол, вам с Искандером только «Красных дьяволят» снимать. Дескать, ты ко мне в Воркуту приезжай, я тебе здесь такое расскажу…

Была и такая история. Приехал ко мне брат «вора в законе», прототипа Артура. Пригласил в гости, сказал, что к ресторану, где гулять будем, все дороги помыли с порошком. Дескать, на улице ждет «Мерседес». Выглядываю: действительно стоит машина, а в моем номере — уже ящики с вином и коробка от телевизора, полная фруктов. Родственник «авторитета» говорит: «Это все тебе. Поехали, ты же хочешь о моем брате снимать…» Думаю: «Так… Сейчас все будут говорить, что я иду на поводу у воров». И никуда не поехал.

Читайте также
Новости партнеров

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?