Интервью со звездой

Давид Бабаев: "За три дня я стал артистом, не имея театрального образования"

11:57 17 июля 2018   709
Давид Бабаев
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Народный артист Украины Давид Бабаев давно называет Театр русской драмы имени Леси Украинки своим вторым домом. Он блистает на ее сцене уже более 45 лет, сыграл в 70 ролях! Талантливый актер и потрясающий рассказчик, Давид Владимирович признался «ФАКТАМ», что свое 75-летие отпразднует дома, без пышных застолий.

— Нет у меня настроения для этого, — сказал Давид Бабаев. — Да и не дата, чтобы веселиться.

— О чем сейчас мечтается?

— Признаюсь, все больше о том, чтобы не подводило здоровье. Для актера самое важное — иметь возможность выходить на сцену. Иначе… Так вот, я хочу, чтобы мой организм позволял мне как можно дольше появляться в спектаклях, играть новые роли, творить…

— Вы ведь родились в Махачкале!

— На самом деле вся моя семья — коренные киевляне. Просто если бы мы остались в Киеве, то, наверное, все сейчас лежали бы в Бабьем Яру. Слава Богу, этого не случилось, мы вернулись домой после 1947 года и долго жили в крохотной коммунальной квартире на Лукьяновке. Мы все ютились в одной комнатке — мама, папа, брат и я. Мой отец был революционером, в гражданскую войну воевал в кавалерийской бригаде. В то время подпольщикам-революционерам давали клички. У него была Бабаев. У меня и в паспорте двойная фамилия — Бабаев-Кальницкий.

— Значит, актерство у вас от мамы?

— Папа, кстати, в молодости играл на сцене рабочего театра. Но мама действительно была очень талантлива и мечтала о сцене. Однако воплотить ее мечты смог уже я. В пять лет устраивал домашние концерты с песнями и стихами. А после школы все-таки не пошел поступать в театральный вуз. Понимал, что должен зарабатывать деньги для семьи.

Помню, по большому блату меня устроили на закрытый военный завод подсобным рабочим. Получал неплохо, но продолжал мечтать о сцене. Записался в драмкружок, потом — в театральную студию при Октябрьском дворце культуры. А в 1967 году мне улыбнулась фортуна: я стал студентом эстрадно-цирковой студии, где преподавал актер Театра русской драмы Альфред Шестопалов. Он-то и повлиял на мою дальнейшую судьбу.

— Пригласил в Театр русской драмы?

— Да! В то время я работал в архангельской филармонии и колесил с гастролями по всему Советскому Союзу. Зарабатывал, кстати, неплохие деньги. Многое мог себе позволить. В Архангельске тогда можно было покупать финские и японские товары. Я без конца отправлял посылки домой, в Киев. Вообще, с филармонией я объездил весь СССР. В 1970 году наш коллектив «Золотица» даже стал победителем Всесоюзного конкурса эстрадных исполнителей! Я любил эстраду, но, признаюсь, меня всегда тянуло на театральную сцену. По большому счету, никогда не считал себя эстрадником. Поэтому, когда в 1972 году мне предложили попробоваться в Театр имени Леси Украинки, я тут же согласился. Помню, в это время как раз был в отпуске в Киеве. Театру русской драмы срочно понадобился молодой толстенький артист на роль Гриши Редозубова в «Варварах». Альфред Шестопалов и предложил мою кандидатуру. Так, за три дня я стал артистом Театра русской драмы имени Леси Украинки. Не имея при этом театрального образования. Фантастика!

— Да вы счастливчик!

— Еще и потому, что успел застать в театре замечательных артистов, которых собрал легендарный Константин Павлович Хохлов. Среди них были: Николаева, Предаевич, Старшин, Ануров, Опалова. На сцене играла Мальвина Швидлер, которую все называли «душой театра». Я дружил с Мальвиной до ее самых последних дней. Швидлер жила недалеко от театра. И обычно после спектаклей все шли к ней. Накрывался стол, нарезалось сало, ставилась самогоночка. Моя жена уже знала, что это традиция, и не ждала рано домой. Помню, у Мали одна стена на кухне была полностью заклеена фотографиями, где она позировала со знаменитостями. Швидлер была замечательной рассказчицей и, кстати, большой футбольной болельщицей. А на матчи она ходила исключительно в компании Юрия Тимошенко, знаменитого Тарапуньки, и его первой супруги, актрисы Ольги Кусенко. Знаете, я благодарен всем тем людям, которые 45 лет назад помогли мне влиться в театральный мир, приняли меня. Хотя, признаюсь, первое время было непросто. Порой за спиной я слышал в свой адрес — «эстрадник». Но я был там, где мечтал оказаться всю жизнь, и уже ничто не могло сбить меня с пути.

— Теперь вы и сами признанный мэтр!

— Я до сих пор отношусь ко всему происходящему с долей юмора. Так учила меня Маля. Так интереснее жить.

— Говорят, вы большой гурман!

— Знаете, какое у меня самое любимое блюдо? Оно осталось еще со времен тяжелого послевоенного детства. По воскресеньям у нас дома обычно был торжественный завтрак. Мама варила картошку в мундирах, ставила на стол тарелку с селедкой, подсолнечное масло с луком. Что вам сказать, ничего более вкусного я в своей жизни не ел!

— В день спектакля у вас есть особая диета?

— Уже много лет в этот день я только завтракаю. Потом пью кофе. Знаете, просто не могу выходить на сцену на сытый желудок. И не было ни разу, чтобы я испытывал чувство голода. А вот когда подъезжаю к дому, срабатывает рефлекс: сразу понимаю, что страшно хочу кушать.

— Говорят, театр — это как болезнь.

— Правда. Известна фраза, сказанная режиссером Алексеем Поповым: «Если можете не работать в театре, не работайте!» Это про меня, потому что я не могу НЕ работать в театре. Мне выход на сцену необходим как воздух. Желал этого всю жизнь, и, надеюсь, счастье делиться искусством со зрителями еще продлится. По крайней мере я этого очень хочу! И, знаете, уже давно заметил: только выходишь на сцену, чувствуешь себя молодым и здоровым. Как 45 пять лет назад…

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте также
Новости партнеров

— Петя, ты двери закрыл? — Да. — На ключ? — Ну да, на ключ. — На два оборота? — На два... — Так, мужики, Пете больше не наливать! Мы же в палатке...