История современности

130 лет назад состоялись первые торжества, посвященные крещению Киевской Руси: как это было

21:17 27 июля 2018   918
фейерверк в Киеве 1888 год
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

Жители столицы уже привыкли, что ко дню святого Владимира (15 июля по старому стилю, 28 июля по новому стилю) приурочено празднование крещения Украины-Руси великим князем Владимиром Святославичем. В нынешнем году отмечаем 1030 лет со дня этого события. А первые официальные торжества, связанные со знаменательной датой, состоялись в Киеве ровно 130 лет назад, в июле 1888 года.

Инициатором празднования круглой даты — 900-летия крещения Руси — стал митрополит Киевский и Галицкий Платон (Городецкий). В 1886 году владыка Платон подал в Святейший Синод проект будущих юбилейных мероприятий. Получив это предложение, главный «православный департамент» империи погрузился в длительные раздумья. Только в феврале 1888-го из Петербурга в Киев прибыло соответствующее распоряжение. На подготовку оставалось всего пять месяцев.

И все же киевляне достойно подошли к юбилею — в первую очередь благодаря усилиям митрополита Платона и городского головы Степана Сольского. Город смог выкроить из своего бюджета непосредственно на праздничные потребности сравнительно скромную сумму — 10 тысяч рублей. Однако для придания Киеву нарядного вида были мобилизованы текущие средства, ассигнованные на благоустройство улиц и парков. Не только официальные учреждения, но и частные дома пышно украсили цветами, иконами, царскими портретами.

*Инициатором праздника по случаю 900-летия Крещения Руси — стал митрополит Киевский и Галицкий Платон (Городецкий)

Начались торжества 11 июля по старому стилю — в день памяти святой княгини Ольги, бабки князя Владимира. После этого регулярно проходили праздничные богослужения. Кульминация пришлась на 15 июля: литургию в Софийском соборе служили сразу три митрополита — Платон, митрополит Киевский, Михаил, митрополит Сербский, и Митрофан, митрополит Черногорский. Затем были преду­смотрены военный парад на Владимирской горке, многолюдный крестный ход к Днепру и главнейшее событие — обряд водосвятия на специальной платформе с беседкой-часовней у Набережного шоссе. При погружении креста в днепровские воды артиллерийская батарея, размещенная на Трухановом острове, дала салют из 101 залпа.

Все эти события вызвали громадный интерес. В Киев специально к празднику приехали десятки тысяч людей. Накануне городские власти обратились к содержателям гостиниц с настоятельной просьбой не спекулировать на торжествах и не повышать обычные тарифы. Немало горожан предоставили приезжим жилье даром. Во время парада и крестного хода на улицах негде было яблоку упасть. Правда, непосредственно к месту совершения обряда можно было приблизиться только по пропускам, которые выдавала Городская дума.

Вечером 15 июля были намечены фейерверк и праздничная иллюминация, но… бурный летний ливень вынудил зрителей поспешно разбежаться. Мероприятие возобновили в воскресенье, 17 июля. Правда, во второй половине дня могло показаться, что и на этот раз ничего не выйдет — снова зарядил дождь. Тем не менее часам к семи небо прояснилось, и как раз под вечер общегородское гулянье было в разгаре. Одни любовались невиданным зрелищем с днепровской набережной и склонов, другие раздобыли билеты на многочисленные пароходы, курсировавшие по Днепру.

По всему берегу ярко запылали фигуры и эмблемы (на фото в заголовке) — изображения креста, звезды Давида (в то время ей придавали общебиблейский смысл), инициалы Иисуса Христа и князя Владимира. Для этого использовали специальные конструкции, к которым подводили светильный газ. А на левом берегу Днепра просто горели смоляные бочки. Под конец гулянья привели в действие запас пиротехники, уцелевший после дождя, и он придал фейерверку особый эффект.

*К юбилейной дате в Киеве спешно заканчивали возведение памятника Богдану Хмельницкому. Фото 1888 г.

К юбилейным торжествам всегда стараются приурочить завершение тех или иных проектов. Киевляне очень хотели встретить 900-летие Крещения Руси освящением Владимирского собора, но его не в меру затянувшаяся внутренняя отделка и грандиозные росписи требовали еще изрядного времени. Зато удалось довести до конца другой киевский «долгострой» — памятник Богдану Хмельницкому.

Сооружение монумента прославленному гетману к тому моменту уже имело свою непростую историю. Его проект еще в 1869 году разработал художник и скульптор Михаил Микешин. Это была сложная многофигурная композиция, увенчанная конной скульптурой Хмельницкого. Смета требовала немалых затрат — свыше 145 тысяч рублей. Причем было заранее определено, что деньги будут поступать только в виде благотворительных пожертвований. А их набралось совсем мало — от силы треть требуемой суммы.

Учитывая реалии, пришлось значительно сократить проект, ограничив его одной лишь фигурой всадника Богдана. Когда же ее наконец отлили и осенью 1881 года установили на Софийской площади на временном кирпичном постаменте, оказалось, что собранные 43 тысячи 821 рубль 23 копейки практически все потрачены (из них, к слову, 10 тысяч передали Микешину в виде гонорара). На изготовление пьедестала оставалось аж… 99 рублей 24 копейки. После этого Микешин, обидевшись на радикальное упрощение его замысла, вовсе потерял интерес к монументу. Казалось, что дело зашло в тупик и площадь перед Святой Софией к юбилейному году «украсят» недоделанным, обшитым досками памятником.

Но тут буквально в последний момент проявил спасительную инициативу известный киевский зодчий Владимир Николаев. Он составил проект недорогого и более-менее удовлетворительного постамента, причем вызвался руководить работами совершенно бесплатно. Правительство согласилось выделить из бюджета дотацию в 12 тысяч рублей. Все это позволило завершить строительство аккурат к юбилею. Николаев даже умудрился выкроить немного средств, чтобы обнести памятник декоративной чугунной оградой с четырьмя фигурными фонарями.

Благодаря такому повороту событий многострадальный памятник 11 (23) июля 1888 года был наконец-то открыт. Эта торжественная церемония стала частью программы юбилейных мероприятий. Киевляне торжествовали. Владимира Николаева заслуженно удостоили ордена Святой Анны 2-й степени — «Анны на шее». А Микешина, говорят, даже не пригласили на открытие. Но, по правде говоря, не сам ли он был в этом виноват?

Царь Александр III не выбрался в Киев на юбилей Крещения Руси — ограничился поздравительной телеграммой. Самым влиятельным представителем Петербурга оказался обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев, известный государственный и религиозный деятель, на протяжении многих лет ведавший идеологией Российской империи.

Победоносцев поселился в покоях митрополичьего дворца возле Софийского собора. На праздничных мероприятиях для высокопоставленных светских лиц он был, можно сказать, главным тамадой (сейчас сказали бы — модератором). По его знаку выступали ораторы, зачитывали или откладывали в сторону приветственные адреса, провозглашали тосты на банкетах. Сам он тоже произнес немало речей, в которых старательно подчеркивал общеимперское духовное значение празднуемого события (то, что теперь называют «скрепами»), а Москву по отношению к Киеву назвал «великою дщерью великой матери».

Верный своему имиджу серого кардинала, Константин Петрович не создавал себе рекламы, неохотно показывался перед широкой публикой, а больше рассылал указания через специально прикрепленного к нему порученца — околоточного надзирателя. Полицейский оказался проворным исполнителем, так что обер-прокурор общался с ним довольно любезно, временами даже расспрашивал о Киеве. А при отъезде Победоносцев особенно крепко пожал руку своему порученцу — и тот почувствовал в ладони сложенный кредитный билет. Бывалый полицейский так растерялся, что даже выронил бумажку, однако обер-прокурор поднял ее и снова вручил околоточному: «Не стесняйтесь, вы заработали».

Побывал в Киеве и крупный дипломат граф Николай Игнатьев. В ту пору он возглавлял Славянское благотворительное общество, которое сразу поддержало замысел юбилея и провозгласило его не только киевским, но общенародным праздником. Среди присутствовавших на 900-летии было много иногородних делегаций, гостей от братских славянских народов — сербов, чехов, черногорцев, галичан и других. С особым сочувствием встречали группу болгар. Ведь в то время официальная политика болгарского диктатора Стефана Стамболова была откровенно враждебной Российской империи, поэтому в Киев приехали политэмигранты, изгнанники, которые стремились от имени своего народа выразить благодарность освободителям от османского ига. В состав делегации вошел известный болгарский писатель Иван Вазов. Он побывал на открытии монумента Богдану Хмельницкому, участвовал в приеме делегаций в Городской думе, вместе с другими славянскими гостями совершил экскурсии на пароходе в Китаев и Межигорье.

*Торжественное освящение воды Днепра. Фото 1988 г.

Из хозяев праздника, киевлян, наиболее видное положение занимал начальник Юго-Западного края, генерал-губернатор Александр Дрентельн. Однако в разгар торжественных церемоний с ним случилось несчастье. Внешне Дрентельн был человеком тучным, плотным, как говорят, апоплексического телосложения. В половине десятого утра 15 (27) июля он, объезжая верхом войска перед праздничным парадом, вдруг потерял сознание и упал с лошади. Домой генерал-губернатора привезли уже мертвым. Сохранилось предание, что печальное событие предсказал известный киевский подвижник — юродивый старец Паисий, который в начале парада неожиданно оказался перед фронтом войск с кувшином каши в руках и здесь же разбил его. Именно на этом месте спустя несколько минут Дрентельна сразил инсульт.

Несмотря на кончину начальника края, Константин Победоносцев распорядился не вносить изменения в праздничную программу. А 16 июля на экстренном заседании Городской думы было решено отметить место кончины Александра Дрентельна памятным знаком. Год спустя там, на площадке Владимирской горки против Костельной улицы, установили спроектированный Владимиром Николаевым трехметровый гранитный обелиск, увенчанный позолоченным крестом, обнесенный решетчатой оградой и снабженный соответствующими надписями. Этот памятный знак простоял на Владимирской горке три десятилетия, но в 1919-м его снесли по распоряжению советских властей. Теперь невдалеке от того места стоит мраморная статуя великого итальянца Данте Алигьери…

Читайте также
Новости партнеров

— Девушка, а можно с вами познакомиться? — У вас что, мало разочарований в жизни было?