Олег блоцкий: «путины угощали меня гречневой кашей с маринадами, квашеной капустой и котлетами»

Андрей ВАНДЕНКО «ФАКТЫ» (Москва)

17.09.2002 0:00839

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Бывший журналист взялся за биографию российского президента из чистого любопытства, но затем проникся к нему чувством глубокого уважения

В недавнем прошлом журналист, а ныне вольный консультант Олег Блоцкий вознамерился создать самое полное жизнеописание Владимира Путина. Два тома монументального полотна уже созданы. Книги написаны таким языком, что понимаешь: это любовь.

«После встречи с президентом я ощутил дикий восторг»

-- Олег, у вас жена, дети есть? Какой сексуальной ориентации придерживаетесь?

-- Господи! И жена есть, и двое детей. Ориентация традиционная. А что за вопросы?

-- Меня, признаться, смущает пламенная любовь мужчины к мужчине. Даже если один из этой пары -- президент страны, а второй -- творящий о нем сагу писатель.

-- Почему любовь? Это уважение. Глубочайшее уважение.

-- История знает примеры, когда подданные буквально испытывали оргазм от взгляда правителя. Я читал ваше интервью, где вы похоже описывали свое состояние. Как вышли из кабинета Путина и ощутили дикий… восторг.

-- Во-первых, не из кабинета, а из дома. В Кремле у президента я был лишь раз.

-- А дома?

-- Многократно. Специально не подсчитывал.

-- Так вы про оргазм не договорили.

-- Про восторг. По-моему, это нормальное состояние при общении рядового гражданина с главой государства. Не скрою, пережил очень волнующее чувство.

-- До этого с вождями вам приходилось встречаться?

-- Такого масштаба? Нет. И желание не возникало.

-- А почему теперь пробило?

-- Сначала было интересно понять, что это за человек. Я ведь за него в 2000 году не голосовал.

-- А за кого?

-- Последние десять лет на выборы принципиально не хожу. В этом смысле совесть моя чиста… Словом, биографией Путина занялся из чистого любопытства. Когда состоялась наша встреча, очень переживал. Человек на экране и в реальной жизни, на расстоянии вытянутой руки -- это далеко не одно и то же.

-- Ваше рандеву получилось загадочным. Как в сказке. А я в сказки не верю.

-- Рассказываю, что было на деле. Я пришел к Сергею Ястржембскому, объяснил, что собираю материал для книги, изложил уже обнаруженные факты, дал понять, что продолжу работу в любом случае, но все станет проще, если мне удастся пообщаться с президентом. Сергей Владимирович выслушал меня и… помог.

-- Пауза длинной была?

-- У Ястржембского я был в канун Дня чекиста, а разговор с Владимиром Путиным состоялся в двадцатых числах февраля 2001 года.

-- Полагаете, все знают, когда праздник у наследников Дзержинского?

-- 21 декабря.

-- Отмечаете этот день?

-- Как говорится, не привлекался, не состоял, не участвовал. И о Дне чекиста узнал случайно. После беседы с Ястржембским я уехал в Питер, где встретился с человеком, который брал Путина на работу в КГБ. Мы общались как раз в праздник.

-- Ваши изыскания кто-то финансировал?

-- Нет. Я тогда работал в газете «Известия», но в Петербург ездил за свой счет и собеседников предупреждал, что говорю с ними не по редакционному заданию, а по личной инициативе.

-- Вернемся к обстоятельствам первой встречи.

-- Она проходила в Ново-Огареве в доме приемов.

-- А Путины где живут?

-- По соседству. В нескольких минутах ходьбы…

Тот наш разговор начался без четверти двенадцати, а закончился в полвторого ночи.

-- Поздновато…

-- Человек работает чуть ли не сутками. Другого времени у него не было…

По тому, как складывалась беседа, я понимал, что она может оказаться последней. Владимир Путин внимательно слушал мои доводы и приводил в ответ свои аргументы. Мол, обо мне и так много пишут, хватит… Я внутренне уже смирился, что уйду ни с чем. Меня обуял ужас. Жаль было сделанного, потраченных сил, энергии и, кстати, личных денег… И тут я наудачу задал вопрос: «А вы знаете, что ваш папа был журналистом?» Президент удивился: «Когда?» Я рассказал, что Владимир Спиридонович в 1945 году редактировал стенгазету «Ремонтник», и мне даже удалось найти подшивку районки «Егоровец» с публикациями рабкора Путина. Владимир Владимирович признался, что впервые слышит об этом. Новость о журналистском прошлом отца и стала переломной. Видимо, на Путина произвела впечатление моя подготовленность. Одно дело, когда приходишь к человеку, забрасываешь нога на ногу и говоришь: «Рассказывайте о себе!» Если же демонстрируешь, что и сам знаешь нечто… Словом, через неделю мы встретились снова. Теперь уже дома у президента.

«Путин трезвомыслящий человек. Но двух лет мало для слома старой системы»

-- И после вас приглашали или вы проявляли инициативу?

-- Обычно я звоню Людмиле Путиной и говорю: нужна встреча. Мне назначают время. Впрочем, несколько раз случалось, что хозяева задерживались в городе, и тогда я ждал их в обществе Маши и Кати, дочек. Людмила Александровна как-то позвонила и предложила: «Если проголодались, скажите девочкам, они вас накормят». Я спросил у Маши, будет ли она ужинать, но той надо было готовиться к урокам, она взяла книги под мышку и пошла заниматься…

-- А куда Маша поступила? Она же в этом году школу закончила.

-- Не знаю. Честно. Я такими вещами не интересуюсь… Понимаете, есть вопросы, на которые я не уполномочен отвечать. Нет, никаких подписок с меня не брали, но это частная жизнь человека, который, можно сказать, держит на руке весь земной шар. Как говорить о том, что может ему навредить? Например, мы сразу условились, что детей я как журналист трогать не буду, хотя общаться нам никто не запрещает. Не прятаться же девочкам, когда я в доме, правда?

-- Кроме семьи, кто-то еще живет в резиденции?

-- Разумеется, есть охрана, обслуживающий персонал.

-- Нет, я о родне.

-- Родственники приезжают часто. Погостить, Москву посмотреть. В этом смысле семья президента ничем не отличается от всех остальных. Общение с Владимиром Путиным потрясает другим. Честно скажу: не понимал восторженных отзывов людей, пообщавшихся с президентом, пока не оказался на их месте. Действительно, многие из тех, кто судит о Путине со стороны, воспринимают его как человека сухого, скучного, закрытого. Однажды я сидел дома и прослушивал запись разговора с Владимиром Владимировичем. Жена занималась своими делами, а потом вдруг подошла и спросила: «Чей громкий смех все время слышен на кассете?» Я ответил: «Как чей? Президента!» Вита была поражена, ей казалось, что Путин вообще не умеет улыбаться… Таких ложных стереотипов масса!

-- Разрушьте их, расскажите, какой он, этот самый человечный человек!

-- Не надо таких фраз о президенте, ладно?..

У Владимира Владимировича поразительное чувство юмора. Это очень тактичный человек, с уважением относящийся ко всем. В нем нет гонора, барства, царственности, чиновничьего хамства. Это, кстати, относится и к Людмиле Александровне. Такой эпизод. Однажды мне предложили поужинать, а потом уже поговорить.

-- Что в тот вечер бог послал Путиным?

-- Гречневую кашу с маринадами, квашеной капустой и котлетами. Но дело не в этом. Логично было бы предположить, что Людмила Путина распорядится об ужине. Вместо этого она пошла на кухню и принялась сама хозяйничать. Я спросил: «Зачем?» В ответ прозвучало: «Так проще. Пока вызову обслугу, пока объясню, чего хочу… » Понимаете? Эти люди очень просты в отношениях. Еще штрих. Когда привез первую книжку, Людмила Александровна хотела со мной рассчитаться, вернуть деньги. Еле убедил, что это авторские экземпляры.

-- А насколько, по-вашему, Путин адекватен в оценке происходящего, видит ли, сколько вокруг него говнюков?

-- Это совершенно трезвомыслящий человек. Все он знает. Другое дело, что двух лет мало для слома старой системы:

-- До публикации рукопись президенту показывали?

-- Нет. Я и второй том книги пока не успел отвезти Владимиру Владимировичу.

-- Не уважили президента? Ну-ну…

-- Я не выеживаюсь. У меня физически не было времени на поездку к Путиным. Поэтому и звонить пока не стал. У меня такие отношения с семьей президента, что, уверен, они поймут все правильно.

-- Какие -- такие?

-- Нормальные. Человеческие. Например, с Людмилой Александровной иногда созваниваемся, что называется, по-домашнему, общаемся на самые разные темы. Когда моя жена была беременна, спорили, кто родится. Я говорил: пацан. Людмила Путина убеждала: девочка…

-- Кто родился?

-- Мальчик.

-- Не Вовочкой назвали?

-- Сашей…

«В кремлевской администрации меня ненавидят, поскольку я общаюсь с президентом через их голову»

-- Писать о президенте выгодно?

-- С материальной точки зрения? Нет. Во всяком случае, я не получил пока не рубля, поскольку сразу решил: все гонорары, заработанные в России, будут автоматически перечисляться на благотворительные нужды. Вот если начнутся переиздания за рубежом… Предложений масса. Кстати, не только от издательств. Многие в России готовы стать моими спонсорами, финансистами, оказать любую помощь. В ответ просят о маленькой любезности: замолвить словечко, передать президенту письмецо. Я всем объясняю, что не по этому делу…

-- Вы сейчас где-то работаете?

-- Скажем так, консультирую.

-- Скажем так, кого?

-- Знакомых бизнесменов.

-- Путины вам работу не предлагали?

-- Скажем так, мы обсуждали эту тему, но я не хочу превращаться в сотрудника кремлевской администрации. Ко многим из работающих в этой организации отношусь резко отрицательно.

-- А они к вам?

-- Аналогично. Меня там ненавидят. Я же не хожу на поклон, ничего не прошу, с президентом общаюсь напрямую, через их голову. На меня смотрят как на наглеца и выскочку.

-- А много таких, как вы? Сумевших объехать администрацию?

-- Я один. Был еще парень, взявший интервью у Путиной, но потом он имел большие проблемы с администрацией. Меня спасает, что я не знаю ни одного человека из кремлевской пресс-службы, ни с кем из них не общаюсь. С Алексеем Громовым виделся раз в аэропорту. Я летел к «Бочаров ручей» к Путиным, а Громов отправлял в Сочи семью. Мы даже не разговаривали. Впрочем, это не мешает президентскому пресс-секретарю устраивать шумные истерики из-за моих книг, всячески препятствуя распространению информации о них на центральных телеканалах. Могу понять причину этой нелюбви: на меня нельзя никак повлиять, я независим.

-- Готов предположить, зачем вам эти книги, но для чего они Путину? Вы этот вопрос задавали?

-- Думаю, президент пошел по правильному пути. Он понимает: все равно писать будут, так пусть этим занимается нормальный парень, глубоко вникающий в материал. Вы знаете, что о Путине уже издано четырнадцать книг? А о Буше-младшем, к слову, более двадцати…

-- Изменился ВВП за то время, что вы общаетесь?

-- Нагрузки еще более возросли… Я прямо сказал: с таким темпом надолго сил не хватит. Президент постучал по дереву и сплюнул через плечо. Помогает спорт. Бассейн -- круглый год, зимой -- лыжи. Кстати, Владимир Владимирович увлекается и конным спортом, но об этом мало пишут.

-- По-вашему, на какой срок Путин нацелился?

-- Спрашивал об этом еще год назад и получил ответ, но озвучить его раньше президента не вправе. Думаю, вы понимаете…

-- Задам вопрос иначе. Вы себя этой работой надолго обеспечили?

-- Не считаю себя личным биографом Путина. Вряд ли это на всю жизнь.

-- Но в 2004 году на выборы пойдете?

-- Да. И проголосую за Владимира Владимировича. Я поверил ему. Нашей стране повезло, что ей управляет именно он…

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Купил надувную кровать. На 12-ти языках написано: «Купаться запрещено!», а на русском: «При купании держаться за ручки».

Версии