Аудитория одного номера газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 603 тысячи 730 человек (данные MMI Украина)

Сто лет назад в день крещения в киеве состоялся грандиозный военный парад, простые жители подола и куреневки до поздней ночи палили из ружей, самые отчаянные купались в освященной ледяной купели

Людмила ЗАГЛАДА «ФАКТЫ»

19.01.2001

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

А на великолепные крещенские торжества 1917 года съехались жители множества окрестных сел и небольших городков, еще не зная, что этот праздник -- последний

19 января весь православный мир отмечает Крещение -- один из самых почитаемых церковных праздников, из называемых двунадесятыми. В этот день церковь вспоминает Крещение Спасителя в Иордане. Это торжество носит еще одно название -- Богоявление Господне. Новый Завет повествует о том, что при крещении Христа было особое явление всех трех лиц Божества: небеса открылись, и Бог-Отец свидетельствовал о Сыне, а Святой Дух в виде голубя сошел на Иисуса, подтверждая таким образом Слово Отца.

В канун Крещения в церквях, а в сам день Богоявления в реках, прудах, колодцах совершается освящение воды. Этот обряд, пришедший к нам из глубокой древности, обычно превращается в веселый народный праздник. В последние годы в Украине, к счастью, возрождаются народные традиции, и сегодня киевляне смогут присутствовать при таинстве освящения воды, которое состоится в столичном Гидропарке. Но этому празднику, увы, пока еще далеко до пышных крещенских торжеств, проходивших в Киеве в начале века.

Сосновые ветки, которыми украсили Иордань, православный народ растащил по домам

День Богоявления Господня завершал собой череду рождественских и новогодних праздников -- святок, и отметить его нужно было с чувством и с толком. Во всяком случае, пропустить такие роскошные зрелища, как литургия в Братском монастыре, военный парад и крестный ход, киевляне не могли, и толпа собиралась на площади у Братского монастыря с самого раннего утра.

«… Часам к девяти утра проезд извозчиков к площади был уже сильно затруднен, а вагоны электрической железной дороги приходили на Подол переполненными пассажирами. К этому же времени обширная площадь перед Киево-Братским монастырем была уже вся запружена толпой, теснившейся за расположенными шпалерами войсками. Многочисленная публика заняла тротуары улиц от Братского монастыря до места водоосвящения на Днепре. Балконы в домах, расположенных по пути следования процессии, были также переполнены публикой. Немало желавших видеть процессию, разместилось по заборам и уступам домов.

Площадь и прилегающие к ней улицы были украшены национальными флагами. Перед началом литургии командующий войсками генерал-адъютант М. И. Драгомиров пересел на коня и сделал объезд войск, принимавших участие в параде».

Праздник начинался с торжественной литургии, совершаемой обычно митрополитом Киевским и Галицким, которому, если можно так сказать, ассистировали ректор духовной академии, архиепископы, черное и белое духовенство. И конечно же, в храме присутствовало многочисленное начальство, начиная с киевского генерал-губернатора, вице-губернатора, командующего войсками… Уж и не знаю, насколько ревностными христианами они были, но лишний раз показаться на публике с благочестивым лицом, в красивом интерьере храма никогда не лишне. Это, впрочем, хорошо понимают и нынешние власть предержащие. Но надо отметить, что сегодня в газетных отчетах о подобных торжествах обычно фигурируют лишь две-три известные фамилии, а список облеченных властью лиц, составленный дотошным репортером «Киевского слова» при описании крещенских торжеств столетней давности, занял целых три абзаца.

И вот, наконец, служба окончена.

«… По окончании литургии из монастырских ворот вышел крестный ход. При торжественном звоне колоколов всех подольских церквей с развевающимися хоругвями процессия направилась к месту водоосвящения на Днепре. К процессии присоединили знамена частей войск, участвовавших в параде. Военные оркестры играли «Коль славен».

«Коль славен наш Господь в Сионе, Не может изъяснить язык. Велик Он в небесах на троне, В былинках на земле велик. Везде Господь велик и славен, В нощи, во дни сияньем равен»

-- нестройно, но вдохновенно подпевала толпа, следовавшая к месту водоосвящения. Между прочим, вся дорога от монастыря до Иордани на Днепре была заранее густо засыпана песком -- чтобы никто, не дай Бог, не поскользнулся.

«… Иордань, вкруг которой расположилась многотысячная толпа, была очень красиво декорирована сосновыми ветками, и здесь был совершен чин водоосвящения. Когда крест был погружен в воду, из расположенных на берегу орудий был произведен установленный салют».

Таинство свершилось, и процессия той же дорогой двинулась обратно в монастырь. А простой народ ринулся черпать освященную воду. (Целый год потом сосуды со святой водой бережно хранились, ею окроплялись жилища, эту воду давали пить больным и тем, кто по каким-либо причинам не принял причастия, а здоровые добавляли ее понемногу в пищу).

Но если воды в Днепре, по счастью, много, то с красивыми сосновыми ветками, украшавшими место освящения, дело обстояло несколько иначе.

«… По обыкновению, украшавшие Иордань сосновые ветки были безжалостно сорваны и унесены набожными мирянами».

Кроме того, «по окончании водоосвящения как всегда нашлись охотники искупаться в Днепре. Это купание в день Крещения тоже является у нас традиционным».

Финалом официальных мероприятий был военный парад. После церемониального марша войска с музыкой отправились по городу в казармы. А для простого народа праздник продолжался до глубокой ночи.

«… Куреневка и Приорка в день Крещения представляют собой государство в государстве, и еще задолго до погружения святого креста в Иордань, задолго до салютационных выстрелов куреневская молодежь, собравшись возле своей церкви, не жалела пороха на выстрелы из ружей, пищалей и револьверов. На свежего городского человека эти народные сцены с выстрелами производят ошеломляющее впечатление, и он, присмотревшись к характеру праздничных развлечений куреневцев, вечером пройти по этому предместью не решится».

Ну и грохот, должно быть, стоял! А револьверы и ружья -- это вам не нынешние петарды. Это серьезно.

Богатая публика вовсю флиртовала на крещенских балах-маскарадах, а для бедных сироток продолжали устраивать благотворительные елки

Празднику Крещения (как и Рождеству) предшествует недолгий и не особо строгий пост, который, между прочим, касался не только хлеба, но и зрелищ.

«… На основании Высочайше утвержденного положения комитета министров, в пятницу 5 января накануне двунадесятого праздника Богоявления Господня все театральные представления, концерты и разные зрелища воспрещаются».

Ну а 6 января (по новому стилю, 19-го) уже можно было праздновать вовсю.

«… 6 января состоялся традиционный бал-маскарад в Купеческом собрании. Пришла многочисленная публика, среди которой было немало масок разного пола. Благодаря этому обстоятельству бал-маскарад прошел весьма оживленно. В конце вечера почти ни один мужчина не остался не заинтригованным».

Но развлекавшаяся публика не забывала, к счастью, и бедных сироток:

«… По примеру прошлых лет в Киевском доме трудолюбия 7 января устраивается елка для работающих в нем детей. В настоящее время в доме трудолюбия насчитывается не менее ста детей-трудолюбцев. Праздник этот всегда привлекал к участию в нем многих сочувствующих, жертвующих разные вещи, старое платье и обувь, остатки от елок».

«Остатки от елок» -- это игрушки и сладости. А не то, что вы подумали.

Обычно долгие праздники влекут за собой и разнообразные беспорядки. Но тем не менее, по свидетельству киевских газет, «несмотря на большое стечение народа, порядок был соблюден вполне». Казалось бы, толпа у места водоосвящения -- благодатное место для «работы» карманников, однако во время совершения таинства воришки обокрали всего лишь одного крестьянина, стащив у него, правда, дорогущие (95 рублей!) золотые часы.

Без мелодрамы в день Крещения тоже не обошлось.

«… В 7 часов вечера 6 января в парадном подъезде дома номер 6 по Малой Владимирской улице поднят ребенок женского пола, около одной недели от рождения, при котором оказалась записка следующего содержания: «Крещен в костеле с наречением имени Зося. Прошу любить, мать не винить. Судьба такова: кормить не могла. 6 января 1901 года». Девочка отправлена в детский приют».

«Реявшие над рекой голуби и сторожевой аэроплан дополняли красивую картину крещенского парада»

Хочется надеяться, что бедная девочка, найденная 6 января 1901 года в подъезде, благополучно выросла, получая каждый год на Рождество и Крещение свою долю сладостей и подарков. А когда барышне исполнилось шестнадцать, она в последний раз могла наблюдать крещенские торжества.

Газета «Киевлянин» от 7 января 1917 года в пышных (и, признаться, несколько казенных) выражениях описывает тот солнечный морозный день.

«… Знамена воинских частей внесены были в храм под благословение. Оркестры все время играли молитву «Коль славен». Крестный ход величественно двигался среди войск, за которыми стояли тысячи народа. Развевающиеся хоругви, знамена, многочисленное духовенство в праздничном облачении освещенные яркими лучами солнца представляли редкую по красоте картину. Мелодичные звуки молитвы и стройное пение церковного хора составляли какое-то особое настроение именно духовного торжества».

Правда, в списке начальствующих лиц на первом месте стояли уже, увы, не гражданские, а военные начальники. Да и благотворительные мероприятия отличались от тех, которые проводились в 1901 году -- шла первая мировая война (называемая в газетах того времени второй отечественной).

«… 6 января в 2 часа дня обществом призрения сирот детей воинов второй отечественной войны в приюте своем в присутствии членов общества был проведен молебен с участием Киевского детского хора».

«… Великий Князь Георгий Михайлович в сопровождении генерал-майора Барсова посетил патронат ампутированных нижних чинов, учрежденный г-ном Терещенко (Кузнечная улица, 6). Его императорское высочество обошел палаты, поблагодарил увечных от имени Государя и раздал всем 29 нижним чинам, находящимся на излечении в патронате, Георгиевские кресты разных степеней».

Тем временем, довольно гнусная черносотенная газетенка «Киевская копейка» (прошу не путать с блаженной памяти газетой «Копейка», издававшейся в Киеве в 1994-1997 гг. ), брызгая слюной от умиления, описывала крещенские торжества в царской ставке, проходившие с участием государя-батюшки.

«В день Богоявления Господня крещенский парад происходил также и на царской ставке. В присутствии Государя Императора торжественно была совершена литургия. В 11 утра состоялся крестный ход к реке. По обе стороны процессии стояли густые толпы населения, среди которых были крестьяне и крестьянки, пришедшие из окрестных сел. Прекрасный солнечный день и реявшие над рекой голуби и сторожевой аэроплан дополняли красивую картину крещенского парада».

В январе 1917, конечно, имели место и зрелища. Но если в 1901 году в день Крещения давали «… бенефисный спектакль кассирши театра Злочевской, заслужившей всеобщее расположение своим вниманием и предупредительным отношением к нуждам публики», и ставилась безобидная комедия «Нежданная встреча», то всего шестнадцать лет спустя в день Богоявления в Новом театре, что на улице Крещатик, 36 представляли «оригинальную драму в 4-х частях». Называлась она «Кокаинетка».

А в целом, крещенские торжества 1917 года в Киеве происходили как всегда величественно и красиво:

«… Морозный и солнечный день привлек особенно много народу. Среди публики, находившейся на Братской площади, было заметно много новых лиц, по-видимому, из числа временно проживающих в Киеве и впервые видевших это грандиозное духовное торжество. Величественная картина надолго останется в памяти, особенно тех, кто видит ее в первый раз».

Увы, они видели это торжество и в последний раз…

«Господь, да во Твои селенья Воспрянут наши голоса, И наше пред Тобою пенье Да будет чистым, как роса! Тебе в сердцах алтарь поставим, Тебе, Господь, поем и славим».

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...

Версии