Полугодовая аудитория газеты «ФАКТЫ» является самой массовой в Украине — 1 миллион 716 тысяч человек (данные MMI Украина)

Место под солнцем

Крестник «Фактов» Слава Козак, брошенный матерью в детдоме , обрел наконец свой дом

Людмила ТРИБУШНАЯ «ФАКТЫ» (Херсон)

27.01.2001

Размер текста: Абв  Абв  Абв  

Счастливая история о спасенном женщиной-волонтером тяжелобольном младенце, рассказанная читателям «ФАКТОВ» 3 июня 1999 года и 16 августа 2000 года, продолжает обрастать все новыми подробностями

Напомним: более двух лет ежедневно, как на работу, приходила в больницу Тропиных херсонская пенсионерка Тамара Голубятникова, помогая врачам выхаживать младенца-сироту, еще в утробе матери обреченного на раннюю гибель. Из-за чего, собственно, родители и отказались от него на второй день после рождения.

Нужны были деньги на дорогостоящее лечение — и 65-летняя женщина вынуждена была выйти на паперть и побираться... Со временем жизни Славика перестала угрожать опасность. Пенсионерка, решив положить конец мытарствам мальчика, оформила над ним опеку и забрала его себе. К такому повороту оказалась не готова взрослая дочь Тамары Михайловны. «Тебе дай волю, ты весь детдом сюда перетянешь!», — рассердилась она, увидев на пороге их общей квартиры маму с «подарочком». Но так просто уходить из родного дома «разбогатевшая» бабушка не собиралась...

«Когда Славик зацепился за порог и упал, я поняла: жить ему здесь не суждено»

— Комиссия по опеке и усыновлению с большим «скрипом» принимала решение отдать мне Славу Козака, — вспоминает Тамара Михайловна. — Ну, во-первых, из-за моего возраста, плюс к тому крохотная пенсия. Да, говорили мне, люди вам сейчас помогают, но постоянных доходов-то нет. Одним словом, я его буквально выплакала. Помню, несу Славика домой и на каждую лавку присаживаюсь, разглядываю свое сокровище — не верю своему счастью!

Нажав кнопку звонка, бабушка спустила с рук мальчонку — пусть войдет в свой дом самостоятельно. А когда дверь открылась и навстречу хозяйке бросилась собака, малыш, испугавшись, зацепился за порог и упал. «Значит, жить ему здесь не суждено», — екнуло сердце у Голубятниковой. И правда, вместе с новым жильцом в доме поселились частые скандалы, но Тамара Михайловна и не думала отказываться от выхоженного с таким трудом малыша. В конце концов выход удалось найти: дочь согласилась купить матери небольшую однокомнатную квартиру.

Помня, как врачи, отдавая Славу его спасительнице, тревожно качали головами — мол, через неделю наверняка к нам вернетесь, ребенок почти без иммунитета — я решила их навестить. Но где искать Тамару Михайловну? Как вдруг звонок: «Приезжайте к нам в гости», — раздался в трубке знакомый голос.

Похоже, я сбила им режим, явившись в полдень, но Славик с энтузиазмом поменял тихий час на лазание по стульям и табуреткам, делая это со сноровкой циркового кота. Пока Тамара Михайловна рассказывала историю с покупкой квартиры и переездом, у меня через полчаса закружилась голова от мелькания розовых пяток. Иногда мальчонка с разбегу тыкался бабушке в колени — на ходу подхватывая его, она целовала эти пятки.

— Ну что, разве скажете, что пацаненок еще недавно умирал? — с гордостью спросила у меня хозяйка. — За три месяца, что мы здесь живем, он почти ни разу не кашлянул!

«Ночевать в вашем офисе буду, если не поможете. Ведь ребенок в реанимации умирает!»

Чтобы оценить это «не кашлянул», нужно знать, как познакомилась Тамара Михайловна с маленьким Козаком. Как-то священник обратился к своим прихожанам с просьбой помочь брошенным в одном из родильных домов города сиротам — у нищего лечебного учреждения не хватало средств даже на молочные смеси. Там-то и заприметила недавно вышедшая на пенсию инженер Голубятникова трехмесячного умирающего младенца.

Приобретя всяческие недуги еще в утробе матери, он родился семимесячными и тихо угасал. Сердобольная женщина стала приходить к Славе, с каждым днем все больше привязываясь к ребенку. Вскоре она приняла решение отдавать свою пенсию на лечение сироты. Если бы тогда понимала, во что ввязалась!

Через месяц ее подопечный попал с серьезным диагнозом в инфекционную больницу, где каждое утро названной бабушке стали вручать длинные списки с названиями лекарств, которые ей надлежало для «внучка» приобрести. Иной раз требовалось до ста гривен в день. И вышла вчера еще вполне благополучная женщина на паперть, пытаясь собрать необходимые деньги. Но подавали вяло, и Тамара Михайловна решила обойти богатые офисы. «Меня в дверь выгоняют, а я обратно в окно лезу, — вспоминает она те кризисные дни. — Ночевать, говорю им, на вашем пороге буду, если не поможете, ведь ребенок в реанимации умирает!». Кого только не подняла пенсионерка на спасение сироты! И малыш пошел на поправку.

Славик рос, за два года ни на день не оставляя лечебные учреждения — из палаты в палату, из больницы в больницу. И вместе с ним этот трудный путь преодолевала чужая ему женщина. Покупала лекарства, измеряла температуру, каждый день кормила чем-то домашним, баловала, любила. А однажды случайно столкнулась в больнице с... мамой своего мальчика — та, родив еще одного мальчишку, лежала с ним в соседней палате.

«Я все о вас, бабушка, знаю: по газетам за судьбой Славика слежу. Спасибо!» — бросилась к Голубятниковой молодая женщина. И рассказала, почему отреклась от сына. Из-за бедности. Врачи после родов поставили Козаков в известность, что новорожденный очень слабенький, чтобы его выходить, нужны деньги. Денег у семьи не было, и мама написала: «Прошу передать ребенка на гособеспечение». Едва ли не сразу же родители завели другого малыша: надеялись, он будет поздоровее и покрепче. «Опять не вышло», — плакала на груди у бабушки Тамары мать Славика. Тамара Михайловна тогда не сдержалась: «И этого мне отдашь? Так и продолжай: здоровых — себе, а больных — мне». Женщина обиделась и больше они не виделись.

— Дураки! — бросает в сердцах Голубятникова. — Смалодушничали, испугались! Посмотрели бы теперь, какой хлопчик вырос! Лягушка превратилась в Ивана-Царевича.

Маленький Иван-Царевич, будто в благодарность за такие слова, подлетает обнять женщину, которую попеременно называет то «ба», то «ма», и тут же требует налить ему соку. «Спешу-спешу-спешу», — счастливо заторопилась хозяйка, и в каждом движении немолодой женщины видно, как крепко привязана она к этому мальчику.

«Бандиты сунули мне в руку пару гривен: «Извини, бабуля. А за сироту спасибо»

«Расти быстрей! А то боюсь, не успею», — постоянно приговаривает бабушка. С тех пор, как она забрала Славика к себе, он пока, слава Богу, не болеет. Главную заслугу этого маленького чуда Тамара Михайловна приписывает не себе, а... козе Машке. Каждый день, вооружившись молочником, бабушка ни свет ни заря отправляется на другой конец города за парным молоком, чтобы успеть с «подарком» от козы к завтраку Славе.

— На улице еще темень, транспорт не ходит, — рассказывает. — Как-то встречают меня в районе Забалки четверо крепких парней, и грубо так: «Отдавай по-хорошему, что ценного при тебе, старуха! Если, конечно, жить хочешь». Растерялась я, в слезы: место-то глухое, кричи — не кричи. «Мое золото, ребятки, дома, в колыбели лежит, — говорю им. — Взяла себе на старость лет сироту, вот за молоком ему бегу!» Гляжу, попритихли бандиты, а потом суют мне что-то в руку. Оказалось, пара гривен. «Извини, бабуля, не знали. А за сироту спасибо. На вот и иди с Богом», — отпустили.

... То ли в молоке дело, то ли в чем другом, но не так давно умещавшийся на бабушкиной ладошке весь — от макушки до пяток — мальчонка вырос уже настолько, что когда они ссорятся (бывает и такое), страшно надувает щеки, пытаясь изобразить волка, чтобы испугать бабушку. «Скоро вырастет и обижать меня начнет», — смеется она. Страшное прошлое иногда напоминает Славику о себе, проявляясь совершенно неожиданно: едва ли не первым словом, которое он произнес, было «таракан». Мальчик и сейчас безошибочно находит на рисунках в сборнике сказок своих знакомых по больницам и громко кричит: «Во! Такан!».

Тамара Михайловна по секрету сообщила мне, что намеревается дать приемышу свою фамилию: «Хочу перехитрить, сбить со следа судьбу-мачеху». Тем временем под наш с ней разговор Слава учиняет в комнате такой тарарам, что хозяйка хватается за голову. «Кто цветок сбросил с окна? Кто разлил воду?» — строго спрашивает у своего воспитанника, драматизируя ситуацию.

— Мне кажется, в роду у Славы были моряки, — утверждает бабушка. — Все игрушки ему моментально надоедают, а с водой может играть бесконечно долго. Хлебом не корми, а дай руки окунуть.

Пока же «моряк» поднимает Тамару Михайловну пять раз за ночь как минимум. С трудом оторвав голову от подушки, она, несмотря на возраст, летит к кроватке на каждый шорох, чтобы поворковать, побаюкать. А днем любимое место у ребенка в доме — окно. Как воробей на жердочке, сидит он на подоконнике и ждет птиц. Мама-бабушка то и дело насыпает голубям крошек, и они со всей округи слетаются к их окну. Даже следы птичьих лапок на снежном одеяле подоконника Слава может рассматривать часами. Одним словом, на крошечном островке купленной для сироты комнатенки происходит удивительное: растет ребенок!

— Знаете, все чаще к нам стала приходить... кто бы вы думали? Моя дочь! То апельсинку Славочке принесет, то яблок. Еще месяц назад любую мою просьбу принимала в штыки («Мама, ребенок — это твои проблемы. Надо было не брать»), а сейчас и она все больше к малышу привязывается. А Славочку ведь нельзя не полюбить, я знаю.

«Мне помогают читатели «ФАКТОВ»

Раньше Голубятникову больше всего пугало, как она вдвоем с сиротой сможет жить на свою пенсию. Неужели, думала, придется постоянно ходить по офисам, собирать пожертвования? Но кто же тогда в это время будет оставаться с ребенком?

— Все решилось, — с облегчением говорит Тамара Михайловна. — Во-первых, мне помогают читатели «ФАКТОВ»: каждый месяц по 50 гривен высылают киевлянки Ольга Абдула, Ольга Герасимчук. Причем последняя сама очень больна и отрывает, сколько может, от своего скудного семейного бюджета. Приходят пожертвования из Киево-Печерской лавры. Огромное спасибо людям!

Когда хочу побаловать сынка чем-то вкусненьким, отправляюсь по старым адресам — к своим бизнесменам, которые помогали мне спасать Славика, но стараюсь, конечно, особо им не надоедать. Правда, в рождественские праздники всех опять обошла, поздравила, поколядовала. Они мне в один голос: «Покажите нам мальчонку! Приведите его!» Но хотя мы со Славой каждый день бываем на улице, далеко от дома пока отходить боимся: зима, холодно, в Херсоне грипп. Вот дождемся весны...

Недавно Тамара Михайловна открыла счет в Херсонском филиале КБ «Приватбанка», и хоть на нем пока ничего нет, сообщаем реквизиты: расчетный счет 26204791100115 МФО 352 497, код ОКПО 21281150, для Голубятниковой Т. М. — благотворительная помощь брошенным детям для зачисления на счет 326096.

— На еду нам с сыночком хватает, это главное. Правда, волнуюсь, что вот лето не за горами, а мы без холодильника, телефон хотела бы провести, но даст Бог день, что-то да решится, — оптимистично смотрит в будущее женщина.

Она и сейчас продолжает время от времени ездить к своим подопечным-сиротам, с кем свела судьба, когда мытарствовала со Славой по больницам. Возит помощь и подарки в местный Дом ребенка.

— Дочка права, — грустно вздыхает, — мне действительно дай волю — всех позабираю. Вот есть в детдоме «Теремок» очаровательная девчушка Оля Бельяминова. Знали бы, как хочется мне ее забрать! Была бы Славику сестричка.

Слава, Слава... Все ее мысли постоянно крутятся вокруг него. Кажется, уж и не знает, чем малышу угодить.

— Итай! (читай) — требовательно кричит ребенок, забираясь с книжкой бабушке на колени. И слышу старое, из собственного детства знакомое: «Муха по полю пошла, муха денежку нашла». К счастью, нынче Тамаре Михайловне не нужно с утра куда-то бежать в поисках денежки, и они могут долго сидеть, обнявшись...

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter

Читайте также
Загрузка...
Загрузка...
Новости партнеров

Загрузка...

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!

Версии