ПОИСК
История современности

Александр Белостенный: «Никогда не забуду свою самую дорогую сигарету, которую выкурил. В тысячи полторы долларов обошлась она мне, а может, и больше»

0:00 4 июня 2010
Александр белостенный: «никогда не забуду свою самую дорогую сигарету, которую выкурил. В тысячи полторы долларов обошлась она мне, а может, и больше»
Юрий МАТЮХА, «ФАКТЫ»

Девять дней назад от рака легких в больнице немецкого города Трир умер один из лучших центровых советского баскетбола

Александр Белостенный по праву входит в число лучших центровых Европы 90-х годов прошлого века. За свою спортивную карьеру воспитанник одесского баскетбола стал победителем Олимпиады, обладателем «золота» чемпионата мира, трехкратным чемпионом Европы, собрал множество наград всесоюзных соревнований. Долгое время был капитаном сборной СССР. Друзья и партнеры по команде называли его Белым, а в последние годы спортивной карьеры — Дедушкой Белым.

Известие о смерти Белостенного прозвучало как гром среди ясного неба. Блестящий спортсмен, успешный бизнесмен, необыкновенно искренний и жизнерадостный человек с отменным чувством юмора ушел из жизни в 51 год, до конца дней хранив в тайне от друзей свой смертельный диагноз.

В прошлую пятницу легендарного украинского баскетболиста похоронили недалеко от его дома в немецком Трире, на старинном кладбище, с которого открывается изумительный вид на Люксембург. В Германии Александр Белостенный жил на протяжении последних 19 лет. В церемонии прощания приняли участие свыше 700 человек — друзья со всех уголков мира, делегации из Киева, Москвы, представители местной власти, простые горожане.

«Мама рассказывала, что в детстве я был маленьким, кривоногим, с большим животом и все время ел вареники»

«ФАКТЫ» вспоминали прославленного спортсмена вместе с его друзьями — руководителями украинского баскетбола — Зурабом Хромаевым и Александром Волковым. Вниманию читателей предлагаются также отрывки из интервью, которое Александр Михайлович несколько лет назад дал в Германии спецкору нашей газеты.

- В Одессе я жил до 14 лет, — рассказывал «ФАКТАМ» Александр Белостенный.  — Сначала мы обосновались на Молдаванке, возле Дюковского парка, который потом переименовали в парк Победы. Там было озеро, в котором мы со сверстниками купались, ловили рыбу и раков. Потом переехали в поселок Котовского.

В детстве меня называли Длинным. Кстати, вся моя семья отличалась высоким ростом: у отца — 198 см, у матери — примерно 183. А мой сын вымахал до 210-ти! Мама рассказывала, что в детстве я был маленьким, кривоногим, с большим животом и все время ел вареники.

- Когда я только появился в «Строителе», Саша уже считался настоящим лидером команды как на площадке, так и за ее пределами, — вспоминает партнер Белостенного по киевскому клубу и сборной СССР Александр Волков.  — Он был прекрасным товарищем, на помощь и поддержку которого всегда можно было рассчитывать. Когда я собрался жениться, то у меня не было никаких сомнений, кого пригласить на свадьбу свидетелем. Рядом с Сашкой тамада совсем ни к чему. Родившийся в Одессе, он был еще тот балагур. Постоянные шутки, анекдоты, розыгрыши…

За Белым, как его называли в команде, я всегда был как за каменной стеной. Наверное, болельщики хорошо помнят эпизод, когда в матче отборочного турнира Олимпиады-88 югослав Жарко Паспаль сыграл грубо, разбив мне лицо. Саша тогда сидел на скамейке запасных. Увидев этот эпизод, он вихрем пронесся по площадке и с размаху заехал моему обидчику кулаком прямо в нос, отправив югослава в нокаут. Белостенного дисквалифицировали, но сломанный в двух местах нос Паспаля морально подействовал на наших соперников. Они как-то сникли, позволив нам перехватить инициативу и выиграть тот очень сложный поединок.

Саша пользовался неоспоримым авторитетом в команде, и не случайно Александр Гомельский назначил его капитаном. Когда мы выиграли Олимпиаду в Сеуле, то устроили такое празднование! Отмечали победу сутки напролет. На нас уже стали жаловаться, ведь Олимпиада еще не закончилась, а мы никому не давали покоя. Уж и не знаю, кто бы нас утихомирил, если бы не Белостенный. Гомельский вызвал его к себе и приказал обеспечить тишину. Знаю, Сашка сам был за продолжение банкета, но Папа, как окрестили Гомельского, заявил: «Или через полчаса все будут спать, или со званием заслуженного мастера спорта ты распрощаешься навсегда». Белый хорошо знал, как непросто было Гомельскому упрашивать чиновников, которые дважды лишали Александра этого звания… В общем, наш капитан быстро навел порядок. Перечить ему после того случая с Паспалем никто не решился.

«В своей первой машине — «шестерке» — приходилось ездить практически лежа»

Звание заслуженного мастера спорта Белостенному присваивали трижды. Первый раз главный спортивный титул страны с него сняли за конфликт с болгарским арбитром, второй — за попытку перевезти через границу валюту. В те времена доллары за рубеж возили все без исключения баскетболисты, но на горячем ловили не многих. Как правило, по наводке «доброжелателей».

- Играли мы с «Цибоной» в еврокубке, — вспоминал в интервью «ФАКТАМ» Александр Белостенный.  — Выиграли дома очков 20, у них шансов не было, но в составе югославской команды был Чосич и другие звезды. Не захотели, в общем, они вылетать и, видимо, хорошо поработали с арбитрами. В ответной игре пошло откровенное засуживание. Понятно, перевозбудились все. Сейчас бы ту ситуацию — совсем другая реакция была бы. А тогда с чувствами не справился. Иду после игры, судья стоит, ухмыляется. Эх, думаю, гад… Ну и врезал. Кстати, после того матча болгарского арбитра больше не привлекали к международным матчам.

Несмотря на огромный рост, Белостенный никогда не жаловался на бытовые проблемы. Он был очень изобретательным человеком. К примеру, в советские годы, когда еще не было просторных джипов, спортсмен садился в свои «Жигули» через дверь пассажира — так ему было удобнее. При этом передние сиденья отодвигались так, что сзади уже никто не помещался.

- В Советском Союзе первой моей машиной была «шестерка», — рассказывал в интервью «ФАКТАМ» Александр Белостенный.  — В ней я практически лежал, а головой все время терся о потолок. На нем даже со временем «ореол» образовался, может быть, у меня поэтому и волос на голове не очень много.

В домах вырабатывался своеобразный инстинкт: видишь дверь — идешь к ней и просчитываешь ситуацию: «Войду в нее или нет?» Самые большие проблемы бывали в гостиницах с низкими потолками и пожарной сигнализацией. Об эту сигнализацию точно можно было голову расшибить.

Что касается одежды, то мы в основном ходили в спортивных костюмах. Рубашки привозили из-за границы, а пошив остального заказывали знакомым портным. Нам ведь, высоким, тоже не хотелось отставать от моды. Как только стала модной мужская обувь на каблуках, мы с Володей Ткаченко тоже себе такую приобрели. Сейчас вспоминаю — просто смешно: при нашем-то росте — брюки с полуметровым клешем и каблуки!..

Правда, Володя потом каблуки где-то потерял после вечеринки. Расслаблялись, расслаблялись, утром смотрим — каблуков нет! Всякое бывало.

С Ткаченко мы десятки раз попадали в анекдотические ситуации. Ну вот, например, в Испании. Мы с Володей сидели на улице возле гостиницы, пили кофе. А как раз перед этим наш спорткомитет подписал контракт с фирмой «Адидас», и нам выдали спортивные костюмы наших размеров. Для нас это было нечто крайне редкое, неожиданное событие, поэтому этими костюмами очень дорожили. В тот день после тренировки мы оставили их сушиться на балконе в номере.

И вот, значит, сидим, пьем кофе. Вдруг — сильный ветер, молния, гроза!.. И я вспоминаю: «Петрович, у нас же костюмы на балконе!» Когда мы до грозы выходили из гостиницы, входная дверь из толстого стекла была открыта настежь, потом же ее закрыли. Нужно было видеть эту картину: Володя (222 см — рост и 150 кг — вес) мчится в гостиницу, не замечает закрытой двери, пробивает это толстое стекло лбом и вместе с дверью падает с чудовищным грохотом! Все, кто в тот момент находился в холле гостиницы, тоже попадали на пол. Там же оказался и наш командный доктор. Володя Ткаченко, кстати, тогда был нашим ключевым игроком, и, увидев его, неподвижно лежащего среди груды битого стекла, доктор в ужасе кинулся к нему. «Володя! Володя! Ты меня слышишь?!» Тогда Петрович, наконец, открыл глаза и спросил: «Платить надо?»

«О том, что у него рак легких, Белый молчал до последнего»

- После нашего с Белым ухода из «Будiвельника» виделись мы не так часто, как хотелось бы, — сожалеет Александр Волков.  — В последний раз играли вместе на Олимпиаде-92 в составе сборной СНГ. Потом он осел в Германии, с головой окунулся в свой ресторанный бизнес. Дела не позволяли ему приезжать на традиционные встречи игроков сборной СССР образца 1988 года. Виделись мы, когда он наведывался в Киев. Знаю, что Саша всегда следил за событиями в украинском баскетболе. В позапрошлом году, когда у нас образовалась альтернативная лига, он даже выступил на совете федерации баскетбола, призывал к объединению. Его очень беспокоило, что клубы не отпускали игроков в сборную.

- Белостенному единственному из всех советских баскетболистов удалось собрать все высшие награды, которые в то время можно было завоевать, — от победителя Спартакиады народов СССР до олимпийского чемпиона, — утверждает бывший партнер по команде, тренер и близкий друг Александра Белостенного Зураб Хромаев.  — Столь полным комплектом золотых медалей может похвастаться разве что легендарный Арвидас Сабонис, но литовец никогда не выигрывал Спартакиаду.

Приехав в Германию, Саша очень быстро стал одним из самых известных людей старинного городка Трир. Еще бы, во многом благодаря Белостенному местная команда поднялась на небывалые высоты — заняла четвертое место в чемпионате бундеслиги, что тогда было настоящей сенсацией.

Завершив игровую карьеру, Белый решил заняться ресторанным бизнесом. За спортивные заслуги и огромную популярность среди местных жителей муниципалитет Трира предоставил Белостенному в аренду на 50 лет огромное здание в самом центре города. Сашин ресторан «Ratskeller» может одновременно разместить 700 посетителей. Но сколько сил и труда он отдал своему заведению! Поначалу практически ночевал на работе.

- Сам занимался закупкой продуктов, подбирал персонал, составлял меню, — продолжает Зураб Хромаев.  — Если не хватало людей, то не стеснялся надеть фартук и обслужить посетителей в качестве официанта. Он ориентировался на немецкую кухню, но в меню у него всегда были и борщ с пампушками, и котлеты по-киевски, и вареники со шкварками.

Своего сына Белостенный отправил на учебу в Америку. Парень подавал большие надежды в баскетболе, вымахал до 210 сантиметров. Но пробиться в НБА Миша не смог, а продолжать карьеру в Европе не захотел. Получил престижный диплом и сейчас работает в солидной инвестиционной компании в Люксембурге. В прошлом году Михаил женился на немке.

- К нам довольно часто приезжают из Украины друзья, привозят сало и базарный творог, — рассказывал «ФАКТАМ» о своей жизни после спорта сам баскетболист.  — А в «русском» магазине можно купить гречку и семечки. Квашеную капусту покупаем в Люксембурге, там она очень похожа на нашу с базара. Мясо здесь не такое, как у нас. Шашлыки настоящие из него не сделаешь. У нас же свинья — это свинья, а здесь ее выращивают, как курицу, — в контейнере, кормят одними комбикормами, она и солнца-то за всю жизнь ни разу не видит… Когда приезжаем с женой в Киев, обязательно выезжаем на шашлыки.

Сейчас можно только предполагать, насколько пагубной оказалась для Белостенного привязанность к сигаретам. Курил он с юношеских лет до последних дней жизни.

- Раньше, когда занимался спортом, выкуривал 5-6 сигарет в день, — рассказывал Александр Белостенный.  — А сейчас иногда и две пачки уходит, если день очень уж суматошный. Никогда не забуду свою самую дорогую сигарету, которую выкурил. В тысячи полторы долларов обошлась она мне, а может, и больше. Именно столько я мог получить после поездки в США, где мы играли товарищеские матчи со студенческими командами. Тренер сборной — Александр Гомельский — «отцепил» меня от поездки за курение. Помнится, сидели мы на сборах. Я покурил после завтрака в туалете, а он учуял запах и произвел ревизию в сумке. У меня там пара пачек сигарет лежала. В Америку я тогда не поехал…

- О смертельной болезни Белый никому не рассказывал, — отмечает Зураб Хромаев.  — Все знали, что у него были проблемы с желудком, язву ему оперировали. А о раке легких он молчал до последнего.

Свое 50-летие Белостенный решил отметить в Париже. К нему в Трир приехали его близкий друг Вацлав Кочеровский, знаменитый в прошлом футболист Олег Кузнецов с женой и я со своей супругой Аллой. 24 февраля мы сели на скоростной поезд и отправились во французскую столицу. Остановились в гостинице «Опера». Саша устроил нам обширную культурную программу. Покатались на кораблике по Сене, посетили несколько музеев, посидели в роскошном ресторане. Ну кто тогда мог предположить, что большинству многочисленных пожеланий полному задора и оптимизма юбиляру так и не суждено будет сбыться.

В прошлом году Саша приезжал в Киев. Я свозил его в Одессу. Побывали на могиле его родителей, зашли к первым баскетбольным наставникам. Когда он уезжал, многим показалось, что Белый как-то необычно прощается. Раньше — обнялся, сказал: «До встречи!» и побежал. А тут — долго и печально всматривался в глаза, говорил много теплых слов, пожеланий, прямо как на дне рождения. Это теперь уже все поняли — Саша тогда прощался с нами навсегда.

51-й день рождения Белый отмечал вместе с супругой Ларисой в Риме, а уже через месяц слег в больницу. Увы, рак легких диагностировали слишком поздно, и даже продвинутые немецкие медики уже не могли ничего сделать. Просто кололи обезболивающие. Два месяца жена и сын практически не отходили от его постели. Саша мужественно терпел невыносимые боли. 24 мая его крепкое сердце остановилось…

2065

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер