БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Спорт

Сергей бубка: «за всеми моими рекордами стоял адский труд. Ничего так просто мне в жизни не давалось»

0:00 3 октября 2008
Сергей бубка: «за всеми моими рекордами стоял адский труд. Ничего так просто мне в жизни не давалось»
Инф. «ФАКТОВ»

Президент Национального олимпийского комитета Украины рассказал о своем детстве, воспитании детей и любимых блюдах

Застать главу НОК Украины Сергея Бубку у себя в кабинете практически невозможно. У Сергея Назаровича, даже несмотря на то что пекинская Олимпиада давно закончилась, по-прежнему практически нет ни одной свободной минуты. Да и он сам настолько привык находиться в постоянном движении, что, даже войдя в здание нашей редакции, не стал дожидаться лифта, а сразу побежал по ступенькам на четвертый этаж.

«Поиграть в большой теннис или футбол меня заставлять не надо»

 — Сергей Назарович, вы как спортсмен принципиально не пользуетесь лифтом? — спросили мы у Сергея Бубки.

 — Нет (смеется). Стараюсь, если есть возможность, двигаться как можно больше. Сейчас веду в основном сидячий образ жизни — офис, заседания, сессии, президиумы. Поэтому при первой же возможности стараюсь пройтись или даже пробежаться.

 — Кроме пробежек по лестницам, спортом занимаетесь систематически?

 — Занимаюсь, когда время есть. Спортивные упражнения помогают мне восстанавливаться после напряженного графика, отлично снимают напряжение после стрессовых ситуаций. 30-40 минут в спортзале, и ты уже совершенно другой человек. Признаюсь, после тяжелого рабочего дня нелегко заставить себя заняться физическими упражнениями, но это необходимо. Победишь себя — победишь всех! Надо начинать с мелочей. А хочу-не хочу… Есть такое слово «надо».

 — А каким видом спорта вы занимаетесь с особым удовольствием, не принуждая себя?

 — Ну-у, допустим, поиграть в большой теннис или футбол меня заставлять не надо. Правда, играть в футбол после 40 лет врачи не рекомендуют — можно травму серьезную получить. Так что с футболом, увы, потихоньку приходится прощаться.

%

 — Здравствуйте! Андрей, город Белгород-Днестровский. Скажите, Сергей Назарович, в чем секрет ваших выдающихся достижений в прыжках с шестом?

 — Наверное, прежде всего в профессиональном отношении к спорту. Ну а еще, думаю, в техническом мастерстве, которого далеко не всем сегодня удается достичь. Может, и нескромно об этом говорить, но слабых сторон у меня практически не было.

Мой последний мировой рекорд — 6 метров 15 сантиметров. Но многие забыли, что в первый раз рекордсменом я стал с результатом всего 5 метров 81 сантиметр. Чтобы достичь такого прогресса, понадобилось целых десять лет. Японцы мои прыжки проанализировали при помощи своей аппаратуры и сделали вывод, что потенциально я мог бы прыгнуть и на 6,34, и на 6,37 метра.

Свой последний чемпионат мира, это было в 1997 году, я выиграл, преодолев планку на высоте 6,01 метра. Но у того прыжка был такой запас высоты, что, если бы планка стояла на 6,40, я бы и ее перелетел.

%

 — Добрый день! Меня зовут Анатолий. Скажите, вот ваша мама Валентина Михайловна в одном из интервью рассказывала, что вы хотели стать футболистом. Кем родители мечтали видеть вас и вашего брата?

 — В нашей семье спортом никто не занимался. Родители считали, что спорт — это не больше чем хобби, поэтому хотели, чтобы мы получили образование и занимались серьезным делом. Впрочем, все шишки доставались, как правило, Васе. У моего старшего брата были проблемы с успеваемостью, и отец считал, что всему виной занятия спортом. Конечно же, родители очень хотели, чтобы старший сын получил профессию, которая могла бы его прокормить. У меня же с оценками проблем не было — школу закончил без троек. Ко мне мама с папой вообще относились лояльнее, я ведь был младшим в семье.

%

 — Валерий из Кировограда. Правда, что в 1990 году вы отказались от стипендии Госкомспорта — в знак протеста против ущемления прав советских спортсменов?

 — Лично у меня никакого протеста не было. В то время протестовал Гарри Каспаров, а также хоккеисты, которые хотели играть в НХЛ. Я шел другим путем. Просто не привык, чтобы кто-то в жизни мне что-то приносил на блюдечке с золотой каемочкой. Например, динамовские спортсмены имели звания и должности в правоохранительных органах, спортсмены-военнослужащие — в армии, и у них была какая-то перспектива. Глядя на них, я считал, что должен сам строить свою жизнь и подготовить себя к окончанию спортивной карьеры. Потому ушел я спокойно, дипломатично, корректно.

Правда, проблемы у меня таки возникли. В заявлении я написал, что отказываюсь от стипендии Госкомспорта, но собираюсь продолжить выступать за сборную Советского Союза. Однако руководителю Госкомспорта почему-то доложили, что я наотрез отказался выступать за сборную СССР.

 — Сергей Назарович, были ли у вас какие-то спортивные приметы?

 — Случалось. Был момент, когда я выступал в хлопчатобумажной футболке с гербом Советского Союза, потому что считал ее фартовой. Но потом «Адидас» — фирма, с которой у сборной СССР был подписан контракт, настоял на том, чтобы на соревнования я надевал только их форму. Ну а что касается черных кошек и женщин с пустыми ведрами, то со временем просто перестал обращать на них внимание.

%

 — Здравствуйте! Это Алла из Киева. Сергей Назарович, скажите, есть сейчас спортсмены, которые могли бы приблизиться к вашим достижениям?

 — Таких пока не вижу. Уровень — 6 метров, 6 метров 5 сантиметров, а дальше пойти на сегодняшний день у них не получается. Австралиец Хуккер, ставший олимпийским чемпионом, в общем-то неплохой парень, но не скажу, что он показывает что-то сверхъестественное…

Мой тренер Виталий Петров, который сделал из меня мирового рекордсмена, работает до сих пор, тренирует по той же методике. Но, видно, нет сегодня того исполнителя, который смог бы достичь моих высот.

«Красный «Феррари», который подарили за мой последний рекорд, есть у меня до сих пор»

 — «ФАКТЫ»? Это Елена из Киева. Вы возлагали большие надежды на сына Сергея? Верили, что он станет одним из лучших теннисистов страны?

 — Конечно же, мне, как и всем родителям, хочется, чтобы ребенок в чем-то добился хороших результатов. Я больше опирался на комментарии тренеров, с которыми мой сын работал, и наставники утверждают, что способности и задатки у него есть.

Знаете, в юниорском возрасте Сергей был четвертым в мире. Во взрослом туре сын пока за пределами второй сотни, хотя в парном разряде его рейтинг значительно выше. Сможет ли он по уровню игры добраться до мировой элиты, покажет время.

 — Вы как отец активно участвуете в его воспитании или время не позволяет?

 — Время — это моя главная проблема. Воспитание сыновей практически полностью легло на плечи моей жены, я лишь вносил некоторые коррективы. Сильно не лез и в спортивные дела детей, потому что они не хотят видеть папу в качестве тренера. Им всегда хотелось пообщаться со мной как с отцом, поделиться своими проблемами, получить помощь и поддержку.

Со старшим, Виталием, мне легче: мы друг друга отлично понимаем. Говорим на равных. А младший, Сергей, — типичный представитель нового поколения. Ему некоторые наши привычки и обычаи кажутся странными. Наши сыновья много времени провели за рубежом, там учились. Им преподавалась совсем другая история, совершенно не похожая на ту, которую прожила наша страна и мы сами.

 — А почему выбрали для младшего сына именно теннис?

 — Людям свойственно все привязывать к деньгам. Вот говорят: «В легкой атлетике мало денег, потому-то вы сына и отправили в теннис». Мой ребенок обиженно говорил: «Пап, но у нас же есть деньги. Почему они утверждают, что мне нужны деньги? Мне нравится выходить на корт, я люблю играть и хочу многого добиться в теннисе». Очень его обижали такие слова…

Когда Сереже было 15 лет, он играл в юниорском Открытом чемпионате Австралии. Прошел квалификационные матчи, попал в основную сетку. После первой игры было очень много журналистов. На пресс-конференции сын сказал: «Я прекрасно понимаю, что вы пришли на имя моего отца. Постараюсь сделать так, чтобы в следующий раз вы пришли ко мне — теннисисту Сергею Бубке».

Думаю, что в легкой атлетике ему бы было вдвойне тяжелее. Какие бы хорошие результаты он ни показывал, все равно бы говорили: «Папа — рекордсмен, а ребенок — так, второй сорт». Я лично этого очень не хотел.

%

 — Здравствуйте! Газета «ФАКТЫ»? Сергей Назарович! Скажите, когда вы впервые почувствовали свою славу?

 — Наверное, после того, как в 1983 году выиграл свой первый чемпионат мира. Тогда многое изменилось вокруг: отношение людей, интерес к моей персоне. Люди начали узнавать на улицах, автографы просить, в прессе стали обо мне чаще и больше писать. Почему-то все считают, что уж если ты известный человек, то обязательно какой-то необычный.

%

 — Ольга из Киева. Сергей Назарович, если я не ошибаюсь, то за один из рекордов вам подарили «Феррари»…

 — Да, было это 31 июля 1994 года. За результат 6,14 метра, который и сейчас является рекордом для открытых арен. Эта машина до сих пор у меня есть. Красный «спайдер». Это кабриолет, слишком быстро на нем не поездишь: с открытым верхом вещи из салона выдувает, а если брезентовую крышу натянуть, так страшный шум стоит. В принципе, я к машинам спокойно отношусь. Для меня это прежде всего средство передвижения.

 — За рулем вас можно увидеть?

 — Можно, но нечасто. Обычно езжу с водителем, поскольку езда по нашим улицам сильно утомляет. Я же ухитряюсь во время поездки немножко отдохнуть.

«Хлебобулочным бизнесом занялся, когда еще был в большом спорте»

 — Здравствуйте! Меня зовут Михаил, я из Киевской области, село Бузовая. Несколько лет назад я приезжал в Донецк и в одном супермаркете купил хлебобулочные изделия, производителем которых значился Сергей Бубка. Я очень удивился!

 — Да, есть такое. Я организовал производство хлеба, круасанов, булочек, печенья, сухарей. Знаете, меня всегда к «смачному» тянуло, но из-за спорта нельзя было все это есть. Я с 12 лет сидел на различных диетах. А в 16 не представлял, как можно выступать в спорте до 25 лет. Организм растет, кушать хочется, а ты не можешь. Это на психику давило. Брат мне говорил: «Старше станешь, аппетит уменьшится». Мне не верилось, что это когда-то случится.

Сейчас уже проще. Ем все, что хочется. А хлебобулочным бизнесом решил заняться еще тогда, когда участвовал в соревнованиях. Как-то на турнире во Франции один из спонсоров пригласил меня к себе на фабрику. Он занимался производством дрожжей. Предложил мне продавать свою продукцию в Украине. Это был 1994 год. Мы создали дистрибьюторскую сеть, потом появилась пекарня, потом — завод, затем еще один. Коллектив работает, а я только руковожу…

%

 — Добрый день. Это Ирина, город Киев. Сергей Назарович, скажите, как долго вы ухаживали за своей женой, прежде чем она ею стала?

 — Познакомились мы в декабре, а в октябре уже расписались. Получается меньше года.

 — А годовщину своей свадьбы отмечаете?

 — Обязательно! Каждый год 6 октября.

 — Какой подарок уже приготовили жене?

 — Для моей супруги главный подарок — мое присутствие дома (смеется).

 — Что просите ее чаще всего приготовить?

 — Ничего необычного: «оливье» или салат «под шубой», запеканка, сырники…

 — Сами иногда куховарите?

 — Раньше — да. Я же в 15 лет уехал от родителей, жил в заводском общежитии, сам стирал, готовил. А потом женился, и необходимость готовить отпала.

 — Кто помогает вам подбирать вещи, чтобы выглядеть так элегантно?

 — В основном супруга. Полностью доверяю ее вкусу. Она покупает то, что действительно мне нужно, и то, что ей нравится. В этой одежде мне очень удобно и хорошо.

%

 — «ФАКТЫ»? Сергей Назарович? Скажите, как вы отпуск свой проводите?

 — Ой, я думал, после того как окончу спортивную карьеру, у меня будет больше времени, а получилось наоборот. Раньше как: сезон спортивный закончился, и у тебя, условно, месяц отпуска. Ты обязательно должен отдохнуть, чтобы начать полноценную подготовку. Сейчас все намного сложнее. Сегодня как раз обсуждал эту тему с супругой. Она говорит: «Ты мне все-таки обещай, что в конце ноября или в декабре поедем в отпуск». Если честно, то нормального отпуска у меня не было уже лет семь или восемь.

 — Вы чувствуете себя счастливчиком?

 — Кто-то, глядя на мою карьеру, на то, как я живу, может сказать, что Бубке просто повезло, настолько у него все легко и хорошо сложилось. Признаюсь честно: за этим всегда стоял адский, титанический труд. Никогда ничего просто так мне в жизни не давалось. Я вставал в шесть утра, выходил на пробежку, затем шел в школу, потом — на тренировку. И так практически каждый день. Еще школьником я из родного Луганска переехал в Донецк. Когда я покупал молоко или хлеб, одноклассники удивлялись. Они просто не понимали, что если я сам не куплю, то мне этого никто не купит. Приходилось преодолевать очень много трудностей, но я упорно шел к цели. Поэтому и считаю, что каждый человек сам кузнец своего счастья…

Прямую линию подготовили Ольга ГУРИНА, ЮРИЙ МАТЮХА, «ФАКТЫ»

398

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров