БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Во львове слушается «дело юрия мозолы», насмерть забитого в следственном изоляторе сбу

0:00 19 марта 2002 4369

Трагедия произошла шесть лет назад, но моральный ущерб по утере единственного кормильца родителям Юрия до сих пор не возмещен

15 марта Франковский суд Львова начал рассмотрение искового заявления Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека Нины Карпачевой к Управлению Службы безопасности Украины во Львовской области и Львовской областной прокуратуре в интересах родителей Юрия Мозолы, до смерти замученного в следственном изоляторе СБУ. Из Юрия пытались «выбить» признание в совершении убийств жителей области, вынуждали взять на себя несовершенные им преступления. Но и под пытками 26-летний Мозола, проявив необычайную силу духа, не оговорил себя, что дало возможность продолжить поиск настоящего убийцы.

Трагедия произошла шесть лет назад, но моральный ущерб по утере единственного кормильца родителям Юрия до сих пор не возмещен. Ответчики на заседание суда не явились. В случае повторной неявки решение будет вынесено без их участия. Продолжение слушания назначено на 28 марта.

«Мы хотели вставить Юре в руки образок, но сломанные пальцы его не держали»

Напомним эту скандальную историю, о которой «ФАКТЫ» ранее неоднократно писали. В 1995--1996 годах правоохранительные органы искали серийного убийцу Анатолия Оноприенко, на кровавом счету которого числилось 52 жизни. Только в селе Братковичи Городокского района Львовской области он убил во время ограблений более десяти человек, среди которых были и грудные дети. Милиция брала на заметку каждого подозрительного человека.

27 марта 1996 года 78-летняя жительница Городка сообщила, что видела соседа по дому, механика местного «Автосервиса» Юрия Мозолу, с незнакомым мужчиной, который наставлял на нее обрез и угрожал убить (как потом выяснилось, женщина все это придумала). В тот же день оперативники задержали Юрия. Это произошло за 17 дней до ареста настоящего маньяка-убийцы Анатолия Оноприенко.

-- Я ничего не знала об аресте мужа, -- рассказывала «ФАКТАМ» жена Юрия Нина Мозола. -- Всю ночь переживала: куда он пропал? На следующий день ко мне на работу зашли несколько сотрудников СБУ, сообщили, что Юрий задержан, и предложили поехать с ними. В помещении спецслужбы меня допрашивал старший следователь облпрокуратуры Иван Телишевский. Интересовался нашей семейной жизнью, а потом стал задавать один и тот же вопрос: что за мужчина живет с нами? Но кто еще с нами мог жить -- в маленькой комнатке мы еле втроем размещались! Мне сказали, что Юрия задержали по подозрению в причастности к совершению многих тяжких преступлений. Допрос продолжался несколько часов, а когда меня отпустили, в квартире провели обыск. Естественно, ничего не нашли, но после этого мне было стыдно ходить по своей улице -- кругом шептались, мол, Мозола оказался бандитом, у него дома нашли автоматы и гранаты. А через несколько дней нам предложили забрать Юрия из … морга. Когда тело привезли домой, мы c мамой Юры были в ужасе: лицо красное от кровоподтеков, губы и уши черные, в ноздрях запеклась кровь, на шее -- большая красная полоса, на кистях рук -- синяки и содранная кожа, пальцы расплющены. Мы хотели вставить в руки образок, но сломанные пальцы его не держали. Поломаны были также несколько ребер и нога. Она все время загибалась в сторону, и нам пришлось ее привязывать к другой ноге, чтобы тело нормально лежало в гробу. Волосы у Юрия были седые. При этом заключение врачей гласило: «Причина смерти -- механическая асфиксия от сдавливания органов груди». И все! Мы с мамой мужа попытались выяснить у тогдашнего руководства управления СБУ, что же произошло, но там категорически отказались с нами разговаривать…

Через одиннадцать дней Военная прокуратура Западного региона Украины возбудила уголовное дело. Следствие продолжалось год, и в Военном суде Львовского гарнизона на скамью подсудимых сели бывший дежурный помощник начальника СИЗО УСБУ во Львовской области, начальник смены контролеров старший лейтенант Олег Позовиков и контролер-прапорщик Валерий Брайлян, во время дежурства которых и была зафиксирована смерть задержанного. Обвиняемые полностью отрицали свою вину, утверждая, что действовали в рамках инструкций -- мол, Мозола, возмущенный незаконным задержанием, буянил, и его просто успокаивали.

Сокамерники заматывали головы одеждой, чтобы не слышать нечеловеческих криков Юрия, которого зверски избивали

Из-за недоработок следствия суд так и не смог установить всех, кто принимал участие в избиении и был причастен к незаконному задержанию Юрия Мозолы. Была проведена эксгумация трупа. Повторная судмедэкспертиза к предыдущим заключениям добавила, что смерть была мучительной и затяжной во времени и, наконец, отметила травмы на теле и голове пострадавшего. Перечень телесных повреждений занял более тридцати страниц!

Суд посчитал, что на тот момент невозможно было вынести законный и обоснованный приговор, а посему дело было направлено на дополнительное расследование, которое продолжалось почти два года. В списке должностных лиц, так или иначе причастных к убийству и незаконному взятию под стражу Юрия Мозолы, было около 40 фамилий. Но некоторые из этого списка попали под амнистию, в отношении других дело было закрыто по тем или иным мотивам.

Процесс был завершен в Военном суде Львовского гарнизона только в ноябре 2000 года. И в ходе судебного разбирательства предстала неприглядная картина полного бесправия наших граждан и произвола правоохранительных органов…

Как следует из материалов дела, поговорив с «бдительной» 78-летней соседкой Юрия Мозолы, помощник Генерального прокурора Украины Леонид Винокуров дал устное распоряжение задержать Мозолу. Вместе с заместителем прокурора области он обратился к бывшему руководству областного управления СБУ с просьбой поместить задержанного в следственный изолятор СБУ по подозрению в причастности к серийным убийствам. Вести расследование поручили старшему следователю облпрокуратуры Ивану Телишевскому. 27 марта 1996 года он проводит допрос Юрия в качестве свидетеля, не разъясняя его прав и не обеспечив присутствие адвоката. На следующий день следователь снова допрашивает Мозолу. Телишевский уже понял, что Мозолу задержали безосновательно и даже подготовил постановление об освобождении, которое подписал у зампрокурора, однако в изолятор постановление… не передал и к материалам уголовного дела по убийствам не подшил. Юрия продолжают незаконно содержать под стражей в СИЗО и, наконец, сообщают, что его арестовали по подозрению в совершении серии убийств. У молодого человека это вызывает настоящий шок, и, как потом установят специалисты Киевского городского центра судебно-психиатрической экспертизы, у него наступает реактивный психоз, и он не осознает значения своих действий.

Вечером Юрий начинает стучать в двери камеры, требуя следователя. На шум приходят прапорщикиВладимир Левандовский и Роман Пидлужный -- дежурные смены старшего лейтенанта Олега Позовикова -- и начинают избивать «дебошира» прямо в камере, а потом, надев на него наручники, в коридоре. Затем бросают его в карцер.

-- В течение ночи прапорщики заходили еще несколько раз и избивали Юрия, -- рассказывал свидетель Редько, который находился с Мозолой в одной камере. -- Юрий от боли кричал таким нечеловеческим голосом, что мы, его сокамерники, вынуждены были обматывать себе головы одеждой, чтобы этого не слышать…

«Нас убеждали, что Юра сам переломал себе кости в карцере»

Утром 30 марта Позовиков принял незаконное решение «усилить наказание» и вместе с Сергеем Молчановым раздел в карцере Мозолу до трусов. Кроме того, старший лейтенант отдал приказ полностью лишить задержанного пищи, а затем велел Молчанову и Брайляну применить в отношении Мозолы смирительную рубашку, несмотря на то, что у задержанного были сломаны несколько ребер и нога. По закону для таких действий необходимо специальное разрешение, присутствие и освидетельствование врача, проведение инструктажа для тех, кто будет надевать смирительную рубашку. Однако ничего этого сделано не было. Как результат, смирительную рубашку надевали неумело, и Юрий сумел освободиться. Позовиков повторно приказал Молчанову, Брайляну и прапорщику Грицаку применить спецсредство. Они навалились на Мозолу, снова избили его и надели рубашку, на этот раз затянув ее до предела. Юрия оставили лежать на цементном полу до окончания смены.

В обед того же дня заканчивается трехдневный срок задержания Мозолы. Но несмотря на отсутствие каких-либо доказательств вины Юрия, следователь Телишевский не освободил его, более того он получил от заместителя прокурора области санкцию на взятие Мозолы под стражу. Этот документ следователь принес в СИЗО только вечером. По закону постановление нужно было зачитать задержанному в кабинете, но следователь и старший лейтенант Позовиков отправились в карцер, где на полу лежал Мозола в смирительной рубашке с «явными признаками медленной смерти от удушения». Юрий что-то пробормотал, попытался приподняться, но не смог. «Гости» написали в постановлении, что Юрий отказался подписать документ, и ушли. 31 марта в два часа медики скорой помощи констатируют смерть Юрия Мозолы.

В управлении начинается паника. Начальство приказывает подчиненным скрыть следы преступления: оформить задним числом рапорты, разрешающие применение смирительных рубашек. А следователь Телишевский подделывает подписи Мозолы на официальных документах…

-- Сразу после похорон к нам приехали сотрудники СБУ и убеждали нас, что Юра… сам себе переломал кости в камере, -- рассказывает сестра Мазолы Анна. Одновременно шло и бешеное давление на прессу. Руководство управления звонило местным журналистам Валерию Сагайдаку и Мирославу Малахивскому, которые первыми рассказали об этой трагедии, и угрожало им: мол, с вами произойдет то же, что и с Мозолой…

«Государство фактически лишив единственного кормильца родителей Мозолы, не заботится о них»

В ноябре 2000 года решением Военного суда Львовского гарнизона Олег Позовиков приговорен к семи годам, Сергей Молчанов -- к четырем, Владимир Грицак -- к трем годам лишения свободы. Иван Телишевский получил пять лет… условно. Владимир Левандовский и Роман Пидлужный попали под амнистию. Материалы уголовного дела в отношении Валерия Брайляна выделены в отдельное производство, так как, находясь в СИЗО управления МВД, он заболел открытой формой туберкулеза. Выделено в отдельное и дело бывшего помощника Генпрокурора Леонида Винокурова.

Вдова Юрия Мозолы была признана потерпевшей, и Управление СБУ во Львовской области выплатило ей в качестве компенсации 50 тысяч гривен. Осиротевшая дочь Юрия стала получать госпенсию: сначала 37 гривен, потом 55, со временем еще немного добавили…

Как сообщила вдова Мозолы «ФАКТАМ», никто к ним извиняться не приезжал и их судьбой не интересовался. Франковский районный суд города Львова не признал пострадавшими родителей Юрия Мозолы.

-- За эти годы мы совсем здоровье потеряли, практически вся пенсия уходит на лекарства, -- говорят 58-летняя Иванна и 62-летний Иван Мозолы. -- Юрочка был нашим единственным кормильцем. Это ведь только недавно нам немного пенсию подняли, а раньше получали по 55 гривен. Только долгов за газ накопилось 2,5 тысячи гривен…

-- Конечно, жизнь человека нельзя измерить деньгами, -- заявила Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Нина Карпачова. -- Потеря близкого -- всегда горе, но оно двойное, когда родители теряют своего сына в мирное время, да еще в государственном учреждении. И государство, фактически забрав единственного кормильца у родителей Мозолы, не заботится о них. Поэтому я потребовала через исковое заявление возмещения им морального ущерба: с управления СБУ -- 100 тысяч гривен, с областной прокуратуры -- 30 тысяч гривен. Я буду бороться за их право на жизнь и готова ради этого дойти до Европейского суда…

 


Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров