Факты
На ногах у Тараса Щирицы аппараты внешней фиксации

Вместо ампутации ноги 28-летнему киевлянину вырастили 21 сантиметр кости (фото)

Ирина ДУБСКАЯ, "ФАКТЫ"

02.08.2019 8:02

Спустя восемь месяцев после травмы 28-летний военнослужащий Тарас Щирица, у которого были открытые переломы обеих ног, заново учится ходить.

До демобилизации лейтенанту Тарасу Щирице оставалось прослужить около месяца. Он авиационный техник, и в течение семи лет его задачей было обслуживать боевые самолеты.

— В тот злополучный день я ехал за рулем автомобиля на полигон, был в машине один, — вспоминает Тарас. — На трассе Киев — Одесса меня «не заметил» водитель фуры. Он задел мою машину, и ее отбросило прямо на автозаправочную станцию. От удара стойка двери сломалась, перебив мне обе ноги. Я увидел, как из ран хлещет кровь, и понял, что надо срочно наложить жгуты, иначе погибну от кровопотери. Одну ногу перевязал ремнем от кобуры пистолета, а другую — специальным жгутом.

— Сам наложил жгуты? Разве на автостанции не было людей?

— Они вытащили меня из машины, вызвали «скорую», но помощь оказывать боялись. Я попросил достать из багажника аптечку, в которой как раз и лежал жгут. Остальное делал сам. Хотя, если учесть, что в стране шестой год идет война, приемы первой помощи должны знать все. Они и при любом ДТП могут кому-то спасти жизнь.

— Ты не потерял сознания от кровопотери?

— Потерял, когда «скорая» привезла меня в ближайшую больницу — в Боярку. Там мне сделали снимки рук, ног и головы. Это помню смутно. Затем я очнулся уже в реанимации военного госпиталя в Киеве. И началась череда операций… Два с половиной месяца меня лечили, пытаясь спасти ноги. Было заражение крови, потому что в раны попала инфекция.

— Врачи надеялись, что кости голеней удастся срастить?

— Да. Но в какой-то момент я почувствовал, что у них ничего не получается. Мне начали настойчиво предлагать ампутировать левую ногу. На ней отсутствовал фрагмент кости размером больше 20 сантиметров. В госпитале врачи говорили, что вырастить такой большой участок кости нереально, а взять для пересадки его неоткуда. Зато протез, мол, отлично решит проблему.

Я не хотел верить, что другого выхода нет. Читал, искал информацию в интернете. И все время думал: если я могу шевелить пальцами, если нога теплая, значит, живая… Зачем ампутировать живую ногу?

Отец пригласил на консультацию Виталия Веклича — известного ортопеда, разработавшего на базе методики Илизарова свою собственную, еще более эффективную. Виталий Викторович сказал, что готов попробовать ее применить. Провести операцию ему разрешили на базе госпиталя, за что я очень благодарен врачам.

И случилось чудо: в результате двух операций и постепенного наращивания костной ткани удалось полностью (!) вырастить кость — 21 сантиметр! Теперь за три-четыре месяца она должна перестроиться, затвердеть, и можно будет снять аппарат.

«В телефоне услышал голос сына: «Попал в аварию, перебиты обе ноги, сильное кровотечение. Сейчас могу потерять сознание»

Как только Тарас наложил жгуты и остановил кровотечение, он сделал фото обеих ног с открытыми переломами и отправил по Viber командиру части и отцу.

— Я получил фото, а в телефоне услышал голос сына: «Попал в аварию, перебиты обе ноги, сильное кровотечение, сейчас могу потерять сознание», — вспоминает отец Тараса Александр Павлович. — Успел только выяснить, где произошла авария, и сразу выехал. Второй звонок получил уже в дороге: фельдшер скорой помощи сообщил, куда везут Тараса. Знаете, что еще меня потрясло? Пока доехал до Боярской районной больницы, побратимы сына уже были там. Одни выясняли, как перевезти Тараса в Киев, в Главный военный госпиталь, другие узнавали, где надо сдавать кровь. Подключились и командиры. Настоящее военное братство!

— Тарас долго находился в критическом состоянии?

— В реанимации госпиталя, куда его перевезли в первые сутки, пробыл пять дней, а затем его перевели в отделение травматологии. Травмы действительно были очень тяжелыми. Врачи сделали операции, пытаясь собрать отломки костей. Надеялись, что они срастутся. Проводилась противовоспалительная терапия — антибиотики должны были побороть инфекцию. Трижды в неделю сыну делали перевязки под наркозом: такую боль терпеть было просто невозможно. Это продолжалось два с половиной месяца, но добиться положительного результата врачам не удалось.

— И тогда речь пошла об ампутации левой ноги?

— Да. Когда стало ясно, что раздробленные кости не срослись и дефект образовался огромный — не хватает 21 сантиметра большеберцовой кости голени, — врачи сказали мне и Тарасу, мол, в этой ситуации выход один — ампутация. К такому же выводу пришли приглашенные на консультацию специалисты Института травматологии и ортопедии.

Читайте также: К протезу я привыкал на разбитых тротуарах и в метро, — ветеран АТО

— Но ведь и в институте, и в госпитале применяют метод Илизарова, позволяющий вырастить кость?

— Врачи утверждали, что этот метод не даст результата, так как участок больше семи сантиметров невозможно будет вырастить, а если даже удастся немного нарастить кость, то она будет тонкой и хрупкой.

— Тем не менее вы не поверили в такой прогноз?

— У нас с этим связана целая семейная история. Двадцать лет назад мой племянник, 14-летний мальчишка, попал под колеса автомобиля… на тротуаре. Машина на большой скорости вылетела с проезжей части прямо на ребенка, стоявшего возле подземного перехода. С множественными травмами и сложным переломом ноги Володю отвезли в детскую больницу «Охматдет». Несколько месяцев лечения привели к плачевному результату: операции, пребывание в гипсе, после чего развился остеомиелит, часть кости просто сгнила, сращение не наступало. Тогда маме мальчика (моей сестре) кто-то посоветовал обратиться к ортопеду Виталию Векличу, работавшему в одной из столичных больниц. Виталий Викторович согласился провести Володе операцию, срастил перелом, удлинил кость. Правда, сказал, что мальчик, видимо, будет хромать. Так вот: сейчас Володя, 34-летний мужчина, ходит не хромая, занимается спортом, а о травме уже и не вспоминает. Я не знаю, почему мы раньше не разыскали Виталия Веклича и не попросили его проконсультировать Тараса, а потеряли столько времени! Но счастлив, что все же обратились, а доктор согласился нам помочь, причем бесплатно.

— Врачи госпиталя не возражали против этой консультации?

— Нет. Они во всем шли нам навстречу. У Виталия Викторовича состоялся профессиональный разговор и с заведующим отделением, и с лечащим врачом Тараса. Они нашли взаимопонимание. Правда, в успех операции военные врачи тогда, шесть месяцев назад, не очень верили. Но теперь уже ясно всем: ногу удалось сохранить.

Специалистов, которых в Украине интересует методика Илизарова — Веклича, практически нет

За время пребывания в госпитале Тарас уже разобрался в некоторых медицинских вопросах. В частности, полностью прочел очень объемную, написанную для врачей книгу Виталия Веклича «Управляемый чрескостный остеосинтез». В ней множество конкретных примеров успешного лечения пациентов — с фотографиями, особенностями оперативного вмешательства, отдаленными результатами. Кто-то получил травму, у кого-то был врожденный дефект костной системы. Врач помог людям сохранить нормальное качество жизни.

— Читать эту книгу мне было невероятно интересно, — говорит Тарас. — Тем более что за восемь месяцев пребывания в госпитале я видел много ребят, у которых из-за сложных переломов плохо срастались кости, что вызывало сильные боли. Были и те, кого после полученного ранения направляли оперироваться за границу, а человек возвращался в госпиталь, так как лечение было безуспешным. Некоторым я даже советовал обратиться на консультацию к Виталию Векличу, и они это делали.

Думаю, тому, кто получил травму или заболел, важно знать, что его ждет в будущем. Если речь идет о твоей жизни, надо понять, какой метод лечения принесет положительный результат. В интернете есть много информации для размышления. Например, в моем случае что-то не давало мне согласиться на ампутацию. Представлял себя с протезом, без ноги. Качественный протез надо покупать, а он стоит до 500 тысяч гривен, затем всю жизнь приобретать к нему расходники, сдавать в ремонт, менять. Конечно, бывают ситуации, когда речь идет о жизни и смерти и другого выхода, кроме ампутации, нет. Но таких единицы. Сначала надо испробовать все методы, позволяющие сохранить конечность.

Читайте также: «Дочка не ходила, а теперь почти бегает»: дисплазию суставов малышке устранил ортопед Виталий Веклич

…Об ортопеде Виталии Векличе «ФАКТЫ» писали не раз. Каждая история спасения его пациентов уникальна. Пятилетней девчушке, мечтающей заниматься гимнастикой, Виталий Викторович удлинил и выровнял ножку, 14-летнему мальчику исправил суставы с помощью аппаратов внешней фиксации. Почти сорок лет назад, чтобы освоить методику доктора Илизарова, Виталий Веклич, начинающий хирург, сам поехал в Курган, где работал известный ортопед, и добился, чтобы его взяли на стажировку. А вернувшись в Киев, стал применять новую методику в столичном Институте ортопедии, затем в других клиниках. Параллельно Веклич совершенствовал методику, создал свои, новые модели аппаратов внешней фиксации, специальные хирургические инструменты. Опыт накоплен огромный, но в Украине почему-то нет специалистов, которых интересует метод. Вот и получается, что информацией делятся друг с другом только пациенты.

На днях Виталий Викторович вернулся с международной конференции, проходившей в Ливерпуле. За рубежом метод Веклича вызывает огромный интерес.

«Для состыковки участков кости при переломе я использую специальную фрезу»

Чтобы выяснить, возьмется ли Виталий Веклич лечить Тараса, отец парня отправил врачу снимки по электронной почте.

— Конечно, я не мог дать окончательный ответ, пока не увижу пациента, но при встрече оказалось, что подобных случаев в моей практике было немало, — говорит доктор Виталий Веклич. — Очень важно, чтобы сохранились кровоснабжение и иннервация конечности.

— У Тараса они сохранились?

— Да. Нога была теплой, пальцы подвижными. Значит, кровообращение есть, нервы и связки работают. А это дает надежду на хороший результат.

— Операция проходила в два этапа?

— Да. Чтобы вырастить кость и заместить такой огромный дефект, надо было фактически распилить пополам верхний сохранившийся участок кости и установить на него аппарат внешней фиксации, затем то же самое сделать с нижним участком. Эти участки должны были расти навстречу один другому и в конечном итоге встретиться. Так и произошло. На выращивание огромного фрагмента — 21 сантиметр — ушло почти пять месяцев.

Подкручивая специальные винты, удавалось растягивать хрящевую ткань в месте распила в среднем на один миллиметр в сутки. После этого был выполнен второй этап операции.

— В чем он заключался?

— Мы состыковали и закрепили оба участка кости.

— Это открытая операция?

— Да. Но разрез небольшой. Надо было убрать рубцовую ткань, образовавшуюся между отломками кости, с помощью специальной фрезы обновить концы и соединить их в правильном положении. Фреза (я разработал ее для таких операций) обтачивает один конец в виде полусферы, а второй — в виде углубления. Именно это позволяет сделать соединение практически идеальным. Теперь, когда в месте перелома кости срослись, на ногу можно становиться. Это даже полезно, чтобы формирование правильной костной ткани шло активнее. На правой ноге был перелом со смещением, и пришлось тоже установить аппарат внешней фиксации. Думаю, вскоре лечение будет завершено. Сейчас результат меня очень радует.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, как в Украине спасли мальчика, который внезапно перестал расти и был в два раза ниже одноклассников.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»