Факты
Герман Приступа

Кадры решают все

Герман Приступа: "На сайте боевиков висит моя фотография с надписью "Каратель"

Мария ВАСИЛЬ, «ФАКТЫ»

03.02.2016 6:15

Недавно назначенный на должность руководителя Шевченковского райотдела Национальной полиции Киева Герман Приступа (в свое время вместе с нынешним начальником столичного полицейского главка полковником Андреем Крищенко сорвавший флаг сепаратистов во время штурма Горловского горуправления милиции) уже успел раскрыть несколько тяжких преступлений в столице

51-летний Герман Приступа всю жизнь прожил в Горловке. Там родился, окончил школу, занимался спортом. Уезжал из родного города только на время службы в морской пехоте и заочной учебы в Луганском пединституте. Увы, после того как шахтерский город оказался на оккупированной боевиками территории, съездить туда пока не может.

— Террористы создали сайт «Трибунал», там среди прочих размещена и моя фотография с надписью «Каратель», — говорит полковник полиции. — Хотя это абсурд. Я всегда старался быть полезным обществу, работал в уголовном розыске, раскрывал преступления, ловил преступников. Занимал должность заместителя начальника городского управления милиции. После захвата Горловки мне звонили по телефону и предлагали руководящие должности в так называемой полиции «ДНР». Когда я отказался, объяснив, что мне с ними не по пути, что я украинский офицер и участвовать в отделении Донбасса от Украины не собираюсь, то стал вдруг «карателем».

Во время штурма здания Горловского горуправления милиции начальнику Андрею Крищенко и его заместителю Герману Приступе удалось сорвать с крыши установленный террористами флаг так называемой «ДНР» и снова поднять флаг Украины. За это офицеры были жестоко избиты агрессивной толпой. Тогда эти кадры обошли все СМИ.


*В апреле 2014 года Герман Приступа, оставшись верным присяге, не побоялся оказать сопротивление агрессивно настроенным сторонникам «ДНР». Но силы были неравны

— Двое суток мы не спали, охраняя помещение горуправления, — вспоминает Герман Приступа. — Вечером в субботу, 12 апреля, захватить его не удалось, хотя под стенами находилось около 300 агрессивно настроенных человек. Утром в понедельник к зданию подошли несколько мужчин, заявившие, что они представители «народной власти ДНР». На груди у них болтались какие-то смешные круглые значки с рисунком, напоминающим мордочку героя детских мультиков. Андрей Крищенко тогда еще пошутил: мол, что за «микки-маусы» пришли? Незнакомцы заверили, что скоро у них будут «крутые ксивы». Честно говоря, поначалу мы не воспринимали их всерьез, что стало нашей ошибкой. Они начали раскручивать ситуацию, подтягивать людей, и уже за два часа, примерно к 11.00 утра, возле здания была собрана толпа около 500 человек. Как потом выяснилось, операцией руководил Игорь Безлер, бывший начальник охраны машиностроительного завода, работник похоронного бюро «Простор». Он был кадровым военным, председателем городского общества десантников, прибыл в Горловку в 2011 году из Крыма, куда переехал из России, где служил в вооруженных силах. Окончил службу в звании подполковника. Несколько раз мы с ним встречались по вопросу раскрытия краж на территории охраняемого им завода. Теперь-то я понимаю, что его деятельность до всех этих событий была лишь ширмой и в наш регион он прибыл совсем с другими целями, которые, к сожалению, были достигнуты.

События возле Горловского управления милиции утром 14 апреля 2014 года развивались стремительно. В толпе мы видели много мужчин с палками и кусками арматуры. Некоторые были с флагами «ДНР». Удалось различить старых «знакомых», неоднократно судимых за совершение различного рода преступлений, с ними приходилось общаться по роду служебной деятельности. Некоторые были в масках, много пьяных. В бинокль мы разглядели штурмовую группу — около 15 человек во главе с Безлером стояли в стороне, возле дворца культуры «Кочегарка», рядом с микроавтобусом, в котором, по нашим данным, находилось оружие. В задачу сепаратистов входило представить дело как «волеизъявление народа». Они кричали: «Милиция с народом!» Им хотелось, чтобы мы добровольно вышли, сдали оружие, повесили их флаги и вместе с ними кричали «Слава „ДНР“!». Но их планы были для нас неприемлемы.

После нескольких часов переговоров начался штурм. Разъяренные молодчики кидали камни в окна, прорвались во внутренний двор, подожгли помещение первого этажа и стали выбивать входные двери, которые были забаррикадированы. Когда в конце концов им удалось прорваться в здание, Андрей Крищенко пытался их остановить, но его повалили на пол и стали избивать ногами. Сломали нос, разбили голову. Я успел из травматического пистолета стрельнуть по ногам двум выпившим мужикам, которые хотели меня разоружить. Толпа напирала, один из нападавших нанес мне удар арматурой в живот, а от удара по голове меня защитила каска. Крищенко сразу на «скорой» увезли в больницу, а я заперся в помещении дежурной части. Нападавшим удалось сломать решетку, и меня все-таки вывели наружу.

Позже, когда здание милиции захватили боевики, мне представилась возможность поговорить с Безлером, который заявил, что он человек военный. «Если прикажут освободить помещение, я это сделаю», — сказал он. Было ясно, что ситуацию держат под контролем не местные жители. Интересно, кстати, что наше здание, сильно пострадавшее во время штурма, позже было отремонтировано в считаные дни. Вставили новые стеклопакеты. А ведь раньше уговорить городские власти сделать ремонт, купить что-то из мебели или офисного оборудования было невозможно.

— Вы хорошо знали депутата Горловского горсовета Владимира Рыбака?

— Конечно, он же раньше был сотрудником уголовного розыска, занимал должность начальника уголовного розыска одного из РОВД. Я всегда признавал, что Вова настоящий профессионал, надежный, принципиальный. Как для оперативника, может, слишком прямолинейный, но с ним всегда было приятно работать. Он пришел к нам еще во время первой попытки штурма, 12 апреля. Говорит: «Дайте мне автомат, буду защищать горотдел вместе с вами!» Мы возразили, так как на тот момент Володя уже не был милиционером. Тогда он предложил давать информацию о передвижениях сепаратистов. Именно он первым сообщил нам, что вместе с Безлером к управлению прибыла группа вооруженных людей. Увы, спустя несколько дней после митинга возле горисполкома, где Володя собирался выступить, неизвестные в масках и камуфляжной форме запихнули его в легковой автомобиль на улице Пушкинской и увезли. А позже в районе Славянска в реке нашли его зверски изуродованное тело. К тому времени мы с Андреем Крищенко находились в Донецке, в больнице. Сразу опознали его по фотографиям с места находки. Володя Рыбак был первым жителем Горловки, погибшим за Украину.

— И больше вы в Горловку не возвращались?

— Семью сразу вывез. Пролежал в больнице около месяца, Андрей Крищенко — дольше. Несколько раз в апреле-мае 2014 года мы приезжали в Горловку нелегально, в том числе и с представителями силовых структур, с одной-единственной целью — освободить наше здание. Но, несмотря на то, что было достаточно сил для его освобождения, приказа входить в Горловку не поступило. Мы начали работать в Донецком областном уголовном розыске, собирали информацию по Горловке, устанавливали лиц, штурмовавших наше управление и находившихся в нем после захвата, получали информацию по совершенным в городе преступлениям. После освобождения Мариуполя поступило указание от руководства облуправления всем, кто верен присяге Украине, выдвигаться туда для дальнейшей работы. Совместно с бойцами батальона «Азов» оперативно работали по территории, прилегающей к Новоазовску, на тот момент украинскому. Там находилось много сепаратистов, привозивших оружие из российского Ейска.

Около 150 сотрудников горловской милиции перешли в так называемую полицию «ДНР». Например, сотрудники батальона патрульной службы практически в полном составе, во главе со своим командиром Шульженко, который в день захвата горловского управления присягал Безлеру. Шульженко стал начальником горловского управления, другие, не имея соответствующего образования, тоже сделали карьеры: одна девушка-следователь стала председателем суда, пенсионерка МВД заняла должность прокурора.

— Много ли милиционеров остались верными присяге?

— Когда после освобождения Дзержинска я принял руководство горотделом милиции, туда прибыло 170 сотрудников горловского горуправления. Некоторым пришлось прорываться через вражеские блокпосты. Поначалу было тяжело — жили в пионерском лагере, потом в общежитии без воды и света. Выезжая на преступления, сотрудники не раз рисковали жизнью. Окраины Дзержинска постоянно обстреливались из тяжелого вооружения с территории Горловки. Но был и большой плюс — во время выполнения боевых задач мы подружились с сотрудниками уголовного розыска из других областей Украины, а также служащими СБУ и военными. За полтора года поймали 55 террористов. Все предстали перед судом, некоторых удалось обменять на наших военнопленных. Среди задержанных были двое моих бывших коллег, перешедших на работу в «дээнэровскую» полицию, и несколько горловчан, ранее судимых. Одного из них при попытке проникнуть из Горловки в Дзержинск на блокпосту подстрелили бойцы 17-го батальона. Когда мы приехали со следственно-оперативной группой на место столкновения, то узнали в бородатом 30-летнем боевике, одетом в российский камуфляж, местного наркомана и мелкого воришку металла. В его «прошлой» жизни все его приятели жаждали отработать на нем боксерские удары, поэтому он постоянно ходил с синяками на лице. Как из этого «недоразумения» в короткие сроки сделали боевика, остается загадкой, но он прорывался с российским автоматом и готов был применить гранату РГ-42.

Во время работы в Дзержинске нам удалось вывезти с оккупированной территории 27 пистолетов Макарова из горловского управления милиции, которые мы успели припрятать перед захватом. Это оружие пригодилось на выборах в Верховную Раду в 2014 году при охране избирательных участков.

В ноябре минувшего года бывший начальник Горловского управления милиции Андрей Крищенко возглавил столичную полицию, а его бывший зам уже месяц, как принял на себя руководство самым большим по количеству населения центральным Шевченковским районом. (Кстати, оба офицера за героизм и верность присяге награждены орденом «За мужество».)

— Герман Леонидович, как вам работается в столице — по сравнению с родным городом?

— Сравнивать невозможно, хотя по количеству зарегистрированного населения (около 300 тысяч жителей) столичный Шевченковский район схож с Горловкой. Состав совершенных преступлений тоже примерно одинаковый — много краж, грабежей, случаев мошенничества. Но разница в том, что Горловка была хоть и довольно криминальным, но все равно провинциальным городом. Ее никак нельзя сравнивать с центральным районом мегаполиса. В Киеве много преступлений совершается так называемыми гастролерами. Например, из дружеской нам страны, где есть море и горы, приезжают суперквалифицированные квартирные воры. В одной из разработок мы назвали их «горцами», потому что они, как из одноименного фильма с Кристофером Ламбертом — «бессмертны». Сколько ни привлекаем их к уголовной ответственности, сколько ни приговаривают в судах к реальным срокам, они вновь появляются на наших улицах. Выбивая сердцевину замка одним движением руки, берут ценности и деньги, после двух-трех краж меняют дислокацию, переезжают в другие города, где тоже совершают кражи.

В январе 2016 года следствием Шевченковского райуправления были направлены в суд материалы на членов двух преступных групп «горцев», одна из которых совершила квартирную кражу, а другая — кражу из автомобиля. Увы, из троих членов второй группы суд арестовал только одного, несмотря на вещественные доказательства по совершенным ими кражам из автомобилей в Днепровском районе Киева, в Днепропетровской и Николаевской областях.

Сейчас разыскиваем преступника, который, совершая ночью квартирную кражу, был застигнут хозяином жилья, когда тот неожиданно возвратился к себе с девушкой. Квартирный вор так отчаянно убегал вместе с похищенными 21 тысячей долларов и золотыми изделиями на сумму 200 тысяч гривен, что оставил в руках у хозяина свою куртку с… документами и ключами от автомобиля.

— Как уберечь свое жилище от таких «профессионалов»?

— Лучше всего сдать под охрану. Преступники такие квартиры обходят стороной. Удивительно, что даже после краж пострадавшие хозяева вставляют в свои двери китайские замочки, сердцевина которых ломается при помощи специнструмента под названием «пуля».

— Какие еще резонансные преступления были раскрыты Шевченковским управлением полиции в январе?

— Наши сотрудники вычислили и задержали двух подозреваемых. Один из них в районе метро «Университет» нанес парню три ранения в область сердца (студенты пытались самостоятельно поймать педофила, который, по их мнению, соблазнял в соцсети их 14-летнюю знакомую). Другой, задержанный после драки с поножовщиной возле политехнического института, оказался преступником с солидным криминальным прошлым и на момент задержания имел при себе два ножа.

— Как вы прошли люстрационную комиссию? Вы же занимали руководящую должность в милиции?

— Мне задавали разные вопросы — вроде того, какая у меня квартира, есть ли машина, — рассказывает Герман Приступа. — Квартира моя осталась в Горловке, она поровну приватизирована на меня, жену и двоих детей. Следовательно, имею четвертую часть. Считаю, что к 50 годам все граждане уже должны иметь свои квартиры. Сейчас она заперта, знакомые говорят: пока никто не занял. Хотя сепаратисты «отжали» жилье у многих наших сотрудников. Автомобиль «Тойота Королла» 2007 года выпуска сейчас в распоряжении жены. Я езжу на служебной. Также задавали вопросы о том, получал ли я когда-либо незаконные вознаграждения.

— И что же вы ответили?

— Не стал я говорить, что такой уж белый и пушистый! — смеется полковник. — Скажу честно: с насильников, разбойников, воров, наркосбытчиков за непривлечение их к уголовной ответственности денег никогда не брал. Но бывали другие ситуации, когда сотрудники милиции кому-то реально помогали, — к примеру, возвращали похищенное имущество огромной стоимости, и потерпевший с благодарностью предлагал помочь угрозыску — давал денежку на новые колеса, бензин, технику. Скажу честно, помощь брали, но пусть все останется в прошлом. Я думаю, что если в новой полиции, где все мы хотим работать, будут должное материальное обеспечение и нормальная зарплата, то вся эта практика уйдет в прошлое.

— Тестирование, обязательное для новых полицейских, вы уже прошли?

— Прошел, хотя времени на подготовку у меня практически не было, вызвали на тестирование как-то спонтанно. Тесты, в принципе, интересные. Много вопросов по логике, математике, знанию законов. Хотя уже плохо помню, что такое биссектриса, потому что оканчивал школу 35 лет назад. В третьем, последнем, тесте поразили вопросы: «Вы судимы?», «Привлекались ли к уголовной ответственности?», «Сидели ли вы в тюрьме?». Ведь есть личное дело, в котором на подобные вопросы имеются конкретные ответы.
Хотя в целом я поддерживаю необходимость тестирования. Это в любом случае взбадривает сотрудников. Ведь раньше переаттестации проходили как простая формальность. Главными критериями оценки работы милиционера были: «не пьет и не прогуливает». Если эти условия выполнялись, сотрудник оставался на службе, да еще регулярно повышался в звании. Вы себе не представляете, сколько трутней было в старой милиции!

— Ну, вам-то, наверное, есть о чем рассказать.

— Пожалуй, потому что я всю службу в милиции с 1991 года работал только оперативником и занимался раскрытием преступлений, а мемуары на пенсии напишу, — улыбается собеседник. — Есть такое понятие — «оперативная удача». Как-то мы получили информацию о преступной группировке, вывозившей металл с предприятий сотнями тонн. Провели в городе одновременно 26 обысков! Выйдя на главаря, нашли у него в квартире сто килограммов чистейшей маковой соломки. Оказалось, что наркотик ему передали ровенские дельцы за поставку партии ворованной сетки-рабицы. Спустя несколько дней нам удалось задержать наркоторговцев и в Ровно, и во Львове. Общее количество изъятого у них мака тянуло на сотни тысяч долларов.

— Наркотик-то уничтожили?

— У меня в архиве есть видеозапись, где совместно с сотрудниками СБУ мы сжигаем 300 килограммов маковой соломки в сталелитейной печи Горловского машиностроительного завода — там, где, кстати, Безлер раньше работал начальником охраны.