ПОИСК
Культура и искусство

Сын Людмилы Ивановой: "Роль Шурочки в "Служебном романе" была одной из любимых маминых ролей"

6:30 18 ноября 2016
Людмила Иванова
Сорок дней назад перестало биться сердце всенародно любимой актрисы

Миллионам телезрителей запомнились созданные Людмилой Ивановой образы в фильмах «Суета сует», «Полеты во сне и наяву», «Приключения Петрова и Васечкина», «Самая обаятельная и привлекательная», «Небеса обетованные». Особую же популярность актрисе принесла роль общественницы Шурочки, которую она сыграла в «Служебном романе» Эльдара Рязанова.

Судьба отмерила народной артистке России 83 года. О том, каким она была человеком, в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказал сын Людмилы Ивановой — заслуженный художник России профессор Иван Миляев.


*Иван Миляев: «Мы с мамой собирались издать книгу „Не унывай“, посвященную тому, как люди выживают в тяжелых ситуациях»

— Последние пять лет мама очень болела, — говорит Иван Миляев. — У нее был остеомиелит. Это такое заболевание, когда инфекция поражает кость, а потом и весь организм. Мама всячески боролась с недугом, который обнаружился летом 2011 года. Все началось с обычной маленькой ранки на ноге, образовавшейся от натертости обувью. Пошло нагноение… А в результате — такой вот диагноз. Время от времени мама попадала в больницу, каждый раз ее состояние удавалось стабилизировать, но, видно, борьба организма с недугом не может продолжаться вечно.

РЕКЛАМА

— Как я поняла, последнее время Людмила Ивановна передвигалась на коляске?

— Да, четыре с половиной года мама не ходила.

РЕКЛАМА

— При этом, говорят, у нее был очень сильный характер.

— Это правда. Любимым ее выражением являлось «Не унывать! Не сдаваться!» Мы с мамой даже собирались издать книгу «Не унывай», посвященную тому, как люди выживают в тяжелых ситуациях. Многие нам звонили, рассказывали свои истории и говорили, что мамин пример помогает им надеяться, находить силы. Ведь несмотря на тяжелый недуг мама не потеряла интереса к жизни. Практически до последних дней работала: преподавала студентам, вела концерты. И невзирая на то, что была в коляске, играла на сцене основанного ею 26 лет назад детского музыкального театра «Экспромт». Мама была его художественным руководителем, а я — художник этого театра. Мы придумывали такие сцены, где она сидела бы в кресле, пересаживали ее, сцена вращалась, поэтому зритель не замечал, что мама неподвижна. В августе она и в фильме снялась. Играла специально для нее придуманную роль хозяйки квартиры.

РЕКЛАМА

— Откуда же брались силы?

— Знаете, мама рассказывала такую историю. Ее отец умер, когда она училась на первом курсе Школы-студии МХАТ. И вот однажды она шла к нему на кладбище, погрузившись в свои мысли, и не заметила, как идет по мосту… с разобранным настилом. Под ногами — лишь узкая балка. Перил нет. А мост — над железнодорожным полотном! Взглянула вниз и пришла в ужас, увидев мчавшийся по рельсам поезд. От страха даже зажмурилась. Оступишься — конец. Вернуться? Но обратно нужно идти столько же, сколько и вперед. И мама, собрав волю, пошла дальше. Все закончилось хорошо. Мама считала: этот случай был дан ей словно для того, чтобы она поняла — в жизни можно преодолеть все. В самые непростые моменты говорила себе: «Ты сможешь, Мила! Ты все преодолеешь».

К слову, мой дедушка Иван Иванов, мамин папа, — ученый, известный полярник — тоже обладал огромной внутренней силой и любовью к жизни. Однажды в пургу он заблудился на Шпицбергене. Ситуация была на грани жизни и смерти. Но он тогда выжил… Умер же совершенно неожиданно в Москве. Для восемнадцатилетней мамы это была страшная трагедия. Она очень любила отца. Страшным удар оказался и для бабушки. Она попала в больницу, поэтому все хлопоты по организации похорон свалились на мою маму. Она была просто-таки в отчаянии. В комнате коммуналки осталась одна. Как вспоминала, спасал ее Гоголь. Когда читала его «Вечера на хуторе близ Диканьки», на душе становилось легче. А еще решила пригласить к себе двух студенток из общежития. И постепенно жизнь стала налаживаться.

— Непростым испытанием для вашей мамы стал и приступ аппендицита, когда она была вами беременна.

— Приступ случился незадолго до моего рождения, мама очень переживала, чтобы со мной ничего не случилось. К счастью, все обошлось. Спустя время я благополучно появился на свет. А мама уже на десятый день после родов вышла на сцену и танцевала в образе фрейлины в спектакле «Голый король».

— Невероятно!

— Знаете, мой прапрадед Ефрем Мельников, живший в Белоруссии, был знахарем. Думаю, и мама обладала какими-то «такими» способностями. У нее была хорошо развита интуиция, она словно могла «управлять» своей судьбой — преодолевала трудности, боролась. И не только за себя. Мама делала колоссальное количество добрых дел. Будучи председателем месткома, как-то пришла к одному большому чиновнику в райкоме партии хлопотать о жилплощади для Лены Яковлевой, сыгравшей главную роль в «Интердевочке». Он сказал: «Ну как вы можете просить за нее? Она же… интердевочка!» На что мама ответила ему: «Она актриса! А интердевочка — роль ее. Вы что, не понимаете?» И Лене выделили жилье.

— Роль общественницы Шурочки в картине Эльдара Рязанова «Служебный роман» Людмила Иванова сыграла просто гениально.

— Эта роль была одной из ее любимых. Хотя там разное: что-то есть положительное, что-то — отрицательное… Но исполнена действительно хорошо. Мама же много лет занималась профсоюзной работой.



— И за этими активностью, настойчивостью и решительностью скрывалась ведь очень лиричная натура. В одном интервью Людмила Иванова рассказывала, что всю жизнь мечтала сыграть любовь и умоляла Эльдара Рязанова, чтобы ее героиня Шурочка хоть в кого-нибудь была влюблена. Пусть даже в Бубликова! Но Рязанов твердо сказал, чтобы она… шла собирать взносы.

— Все правда. Шурочка — это ведь только роль, и далеко не мамин портрет.

— Ваш отец Валерий Миляев, с которым Людмила Ивановна прожила почти 50 лет, был кандидатом физико-математических наук, ученым в области экологии. Как они познакомились?

— Мама вела театральный кружок в Институте физики. Ее, молодую актрису, об этом попросили в 1962 году. Как-то она шла на одно из первых своих занятий и заблудилась на Ленинском проспекте. Ко всему началась вьюга. Папа вышел ей навстречу. «Я так и знал, что вы заблудитесь. Потому решил вас встретить», — сказал он и протянул мандарин. Отец уже писал песни, был известным автором-бардом. И мама тоже песни сочиняла. На этой почве они познакомились, началась дружба, затем любовь.

— Это ведь ваш отец написал популярную песню «Приходит время, люди головы теряют, и это время называется весна…»

— Да, в 1973 году. Более сорока лет назад.

— Людмила Ивановна говорила, что ваш отец гений уже потому, что сочинил эту песню.

— У нас есть диск «Песни века». Там песни Окуджавы, Визбора… И папина есть. А песни на мамины слова тоже были популярны в 1970—1980-е годы. Их исполняли Майя Кристалинская, Гелена Великанова, Людмила Гурченко, Елена Камбурова… Как-то на 8 Марта папа подарил маме пудреницу. Но не обычную, а музыкальную. Если ее завести, звучала мелодия маминой песни «Улица Горького».

— Оригинальный подарок. А каким человеком ваша мама была в быту?

— Не занудным. Старалась делать все легко и быстро, чтобы быт не заедал.

— Какое блюдо у нее было любимым?

— Сладости не очень любила. Если хотелось какого-то лакомства, могла съесть мармеладинку. Блюда предпочитала простые. Грибной супчик, квашеную капусту с ароматным маслом. Очень вкусным у нее получался витаминный борщ из измельченных на терке моркови, свеклы, который недолго варится, а иногда даже делается в термосе.

— На одной из фотографий Людмила Иванова запечатлена в своей квартире. На столе — чашки и чайничек с маками.

— Мама ценила домашний уют.

— А моде придавала значение?

— За ней не гналась никогда. Одевалась элегантно и скромно. Драгоценностей не носила. Но, к примеру, любила малахитовые бусы, потому что ее папа был геологом. В детстве она побывала на Урале и у нее тогда появился сундучок с полудрагоценными камнями — яшмой, агатом… Мама любила их перебирать. В эвакуации эти камешки были у нее вместо игрушек. Поэтому с таким удовольствием мы сделали спектакль по произведению Бажова о Хозяйке Медной горы.

— Салоны красоты Людмила Иванова посещала?

— Для мамы гораздо важнее было провести время с семьей. Она любила со мной и братом пойти в парк, покататься на лыжах или поехать на велосипеде за город.

— Как ваша мама ощущала славу? Наверное, на улице проходу ей не давали?

— Конечно, люди узнавали. И это было приятно. Но последние годы мама уже передвигалась на костылях, потом — в коляске, поэтому больше ездила в машине. До того как приключился остеомиелит, она упала на сцене «Современника» и получила травму, ей поменяли тазобедренный сустав. Что же касается славы, маму по фамилии мало кто помнил, она ведь очень распространенная. Поэтому когда нужно было что-то решить, звонила начальникам и представлялась: «Это Шура из «Служебного романа». И ее сразу узнавали.

— В столице Украины ваша мама бывала?

— Да. В Киеве ведь жили ее переехавшие из Белоруссии тетушки. Кроме того, мама ездила сюда на гастроли и съемки. Она снималась на Киностудии имени Довженко в фильме Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву». В Киеве мама бывала с удовольствием. Особенно ей нравились булгаковские места, Андреевский спуск… Мама была и во Франции, знала французский язык. Ездила в Польшу, Германию. Даже на Кубе побывала. И отовсюду привозила подарки.

— Какой же подарок вам особенно запомнился?

— Фломастеры. Я рисовал с детства. И больше, чем карандаши, любил фломастеры. Но купить их у нас было сложно. Поэтому, когда родители бывали за границей, привозили их мне.

— А мама какие подарки любила получать?

— Родилась мама в Москве 22 июня. В это время как раз цветут пионы. Это были ее любимые цветы. Свои дни рождения она обычно отмечала в театре. На семидесятилетие, к примеру, поставили на сцене театра «Современник» спектакль по Гоголю. Мама играла мать писателя. Это было в 2003 году. После концерта отмечали день рождения и в домашнем кругу. А еще мама любила получать в подарок книги.

— Людмила Иванова была обеспеченным человеком?

— Не миллионером, но денег хватало — в быту мама была очень скромна. Основные затраты были связаны с изданием книг.

— В 2010 году вашу семью постигло несчастье — от неожиданной остановки сердца умер ваш младший брат. А вскоре не стало и отца.

— Папа очень переживал, когда мама попала в больницу. У него на фоне тяжелого гриппа случилась сердечная недостаточность. А брата Саши не стало за полтора года до этого. Тоже сердце, и тоже после гриппа… Все это тяжело. Но и в таких обстоятельствах мама держалась. И другим не позволяла впадать в уныние.

— Помните ее последние слова?

— «Позванивай, позванивай»… А вечером попала в реанимацию.

— Знаю, у Людмилы Ивановны двое внуков. Кто-то пошел по ее стопам?

— Нет. Трифон — архитектор, а Лиза — менеджер по рекламе.

— Людмила Ивановна воспитывала вас в строгости?

— Могла быть строгой, но это случалось нечасто. Мама была очень добрая.

— Когда люди узнают, что вы сын Людмилы Ивановой, как реагируют?

— Все смотрели «Служебный роман» и ее помнят. Когда я гуляю с собакой, люди, знающие, что мамы не стало, подходят ко мне, сочувствуют.

— Мама снится вам?

— Приснилось, что она встретила папу и они уже вместе, им хорошо. Но, конечно, уход мамы я очень тяжело переживаю. Последние два дня, когда она находилась в больнице, чувствовал, что, наверное, дело идет к концу. А в пять утра во сне услышал мамин голос и проснулся. Видимо, так со мной мама прощалась.

— Что вы сказали бы своей маме сегодня, если бы она могла вас услышать?

— Сказал бы, что я продолжу ее дело. Имею в виду театр. На днях я встречался со священником отцом Еремеем, и мы решили издать инсценировку ее последнего спектакля. Спустя время выйдет по написанной нами сказке мультфильм «Волшебный чай», который мама озвучила. И еще сказал бы: не верю, что она умерла. Я чувствую, будто мама где-то здесь, в другой комнате…

3582

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров