ПОИСК
Украина

«Папу похоронили во дворе больницы»: история врача-героя из Мариуполя, который погиб, спасая пациентов

20:35 28 апреля 2022
Анатолий Казанцев

В Мариуполе трагически погиб 63-летний заведующий детским инфекционным отделением городской больницы № 4 Анатолий Казанцев. Когда с первых же дней войны начались шквальные рашистские обстрелы, он не оставил свое рабочее место и до последнего лечил пациентов. Во время работы он и погиб… К сожалению, похоронить врача на кладбище не удалось, ведь оккупанты даже не выпускали людей из зданий. Поэтому коллеги похоронили его во дворе медицинского учреждения. О человеке, для которого жизни детей были важнее, чем его собственная жизнь, читайте дальше.

«Папа наш сразу заявил, что никогда не оставит свой Мариуполь»

— Отец мой родом из России, детство провел в Астраханской области, окончил медицинский университет в Астрахани, — рассказал «ФАКТАМ» сын погибшего Евгений Казанцев. — Сначала мы жили в Новоазовске, где родился я, а потом и я моя сестра. В 1986 году папа был направлен в Мариуполь, где устроился на работу детским инфекционистом, последние 20 лет занимал должность заведующего отделением городской больницы № 4. Его даже называли «старожилом». Мама наша — педиатр, работала рядом в поликлинике. За все время работы отец спас тысячи детей… В выходные, праздники, по ночам — он никому не отказывал. У него практически не было выходных. Два года назад впервые побывал за границей — в Австрии. И после той поездки папа сказал, что будет находить время для себя и путешествий. Его мечтой был музей Прадо. Но не суждено…

Анатолий Казанцев 20 лет был заведующим отделением городской больницы №4

— После начала полномасштабного вторжения рф ваш отец остался на работе?

— Да, мама как раз находилась в Египте в отпуске. Обстреливать Мариуполь начали с первых часов войны. О том, что происходило тогда в городе и как погиб мой папа, я узнал от его товарища и коллеги — заведующего отделением анестезиологии Николая Христофорова. Папа наш сразу заявил, что никогда не покинет свой Мариуполь. До 27 февраля он перевел нам все деньги со своих карточек. И мы тогда окончательно поняли: отец остается до победы. Из-за опасности обстрелов папа решил быть все время в больнице, ночевать там и оказывать помощь пациентам круглосуточно. Тем более среди них было много детей на кислородных масках, ведь коронавирус и пневмонии никто не отменял. Маленьких пациентов пришлось вывезти в коридор, чтобы из-за обстрелов не взорвались баллоны, потому что тогда погибли бы все. А еще были дети с отравлениями, которые тоже требовали внимания и помощи. Первые дни папа звонил нам по телефону, а с 1 марта писал только сообщения со словами: «Ок, жив, уехать не могу». Я знаю, что отец больше всего переживал за людей, находившихся в больнице. К тому же с 14 марта начались проблемы с водой. Ближайшая скважина была в двух километрах, на улице Теннисной, она буквально в прямом смысле снабжалась весь Левый берег Мариуполя водой. Поэтому он с Николаем Христофоровым на собственных машинах на свой страх и риск выезжали в город, искали скважины и горючее для генератора, потому что никто никакой помощи не оказывал. Что касается еды, то были такие дни, когда все ели сухую овсянку, потому что не было чем ее разбавить и запить. Но все же отцу удалось раздобыть такую ценную воду на одной из заправок, и это при том, что орки постоянно обстреливали людей с кораблей и самолетов. Коллеги отца спасали и гражданских — за 20 дней они прооперировали 300 человек! А под стены их больницы привозили тела убитых, потому что их просто не было, куда девать, рашисты не позволяли похоронить. Более того, в эту больницу приезжали незнакомые люди, которые считали, что это безопасное место, чтобы укрыться от войны. Ежедневно папа трижды в день выходил из помещения отделения и шел в хирургическое, где были генераторы и возможность подогреть воду и сделать чай пациентам и родным. Те 50 метров каждый раз могли быть последними, потому что обстрелы не утихали ни на минуту. Но отец понимал, что люди хотят хотя бы чаю, чтобы согреться, дети должны что-нибудь поесть.

Читайте также: «Град» летел к нам в квартиру": чемпион Украины с тремя ранениями выжил в блокадном Мариуполе

«Взрывная волна от авиаудара была такой силы, что папу отбросило»

— В начале марта весь мир потряс обстрел рашистами роддома в Мариуполе. То есть ваш отец понимал, что он с пациентами тоже в страшной опасности?

— Как мне передали знакомые, было страшно даже выходить на улицу, бомбили город беспрерывно! И постоянно над головами летали самолеты. Ситуация с каждым днем ухудшалась и напоминала ад на земле! В больнице только четвертый этаж был с окнами. До 20 марта под помещением лежало около 40 убитых. Сотни людей прятались в подвалах, в кабинетах, и к тому времени здание уже мало напоминало больницу, но хотя бы врачей никто не трогал.

Читайте также: Недалеко от Мариуполя нашли новые братские могилы

— Расскажите, при каких обстоятельствах погиб Анатолий Казанцев…

— Произошло это 20 марта около восьми утра. Папа нес чайник с водой, чтобы подогреть ее, и начался обстрел. Некоторые люди из окон видели все своими глазами. Взрывная волна от авиаудара была такой силы, что его отбросило. Как я узнал впоследствии, отцу сломало шейные позвонки, что и стало роковым. Прибежали двое его коллег — главный анестезиолог Николай Христофоров и медицинский директор Андрей Серветник. Они бросились реанимировать, но не смогли. Отец скончался у коллег на руках. Радует только, что хотя бы не мучился… Коллеги сделали запись о смерти в журнале, сфотографировать тело не имели возможности. Они сразу же взяли лопату, вырыли яму и похоронили папу возле клумбы, буквально в двух метрах от отделения, в котором половину жизни он проработал. На следующий день эти двое коллег отца смогли чудом эвакуироваться из Мариуполя, потому что они потеряли жилье. О смерти папы я узнал от родственников пациентов, находившихся в больнице. Затем последовала небольшая статья в местных СМИ. А вскоре все подробности рассказали коллеги отца моего, я благодарен им, что до последнего были с ним рядом.

Анатолий Казанцев с родными

— А что с вашим домом? Уцелел ли он?

— Наш дом находился на Морском бульваре в Мариуполе. В Интернете нашел много видео, где напротив моего дома стоят кадыровцы с флагом рф. При попадании ракеты произошло возгорание… На кадрах здание все черное… Думаю, вряд ли это жилье пригодно для восстановления и проживания.

— Планируете вернуться в Мариуполь?

— Сейчас мы находимся в безопасном месте и всем сердцем молимся о мирном небе. Конечно, очень хочется в родной город, чтобы эксгумировать папу и похоронить его на кладбище. Для меня каждый врач, который остался и продолжает лечить людей, — это символ человечности. Украина непобедима, ведь на нашей земле живут простые люди, которые готовы снова и снова рисковать собственной жизнью ради спасения других. Мы гордимся нашим отцом-героем, теперь он наш ангел-хранитель…

Читайте также: «Хотим увидеть солнце»: полк «Азов» показал, как живут дети в бункерах Мариуполя

2020

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров