ПОИСК
Украина

«Украинский военный бежал из плена и вывез из Мариуполя семью друга»: как сейчас эвакуируют мариупольцев

12:30 16 июня 2022
«Украинский военный бежал из плена и вывез из Мариуполя семью друга»: как сейчас эвакуируют мариупольцев
— Я не предполагал, что мои попытки эвакуировать из Мариуполя родителей быстро перерастут в волонтерский проект, к которому присоединилось большое количество неравнодушных людей. Одни из них дают средства, другие, несмотря на смертельную опасность, едут на машинах в Мариуполь, чтобы спасти оттуда местных жителей и доставить, тем кто остался в городе, продукты, лекарства, самые необходимые вещи, — рассказал «ФАКТАМ» телеведущий, волонтер и блогер Денис Минин. — Наша команда уже вывезла из Мариуполя, находящегося на грани гуманитарной катастрофы, около 2 тысяч человек, среди них около 200 детей. Остаемся одной из немногих волонтерских организаций, которые продолжают эту работу, причем не только в Мариуполе, но и на других оккупированных территориях Донецкой и Запорожской областей. О нас сейчас снимают фильмы творческие группы BBC и Netflix.

«С начала марта оккупанты стали методически безжалостно уничтожать Мариуполь. Я не знал, живы ли родители»

— Трагедия Мариуполя меня ранит особенно сильно, потому что это мой родной город, я его искренне люблю, жил в нем до 24 лет, потом переехал в Киев, — продолжает Денис Минин. — Роковой день 24 февраля (я тогда находился в Киеве, а жена с маленькой дочкой были в Одессе) начался для меня, как и предыдущие — с телеэфира в 7 часов утра. Но проходил он под канонаду взрывов российских ракет. Почти всю первую неделю войны в Мариуполе еще была мобильная связь. Я звонил родителям просил их немедленно уехать из города, оказавшегося в эпицентре боев. Но они не торопились эвакуироваться.

— Почему?

— Мои родители и многие другие мариупольцы надеялись, что будет как в 2014—2015 годах: где-то за пределами города постреляют, возможно, снаряды даже попадут в какие-то дома, но массовых жертв и разрушений не будет. Я в то время жил в Мариуполе. Мы тогда полгода просыпались под грохот канонады. В коридоре стоял тревожный чемоданчик — на тот случай, если придется экстренно уезжать. А потом все это прекратилось. Значительная часть горожан, в том числе мои родители надеялись, что так будет и на этот раз — воспринимали войну 2022 года как аналог событий 2014-го. Но вскоре стало ясно, что сейчас «малой кровью» не обойдется. С самого начала марта оккупанты стали методически безжалостно уничтожать город. Там исчезла связь. Я не знал, что с родителями и вообще живы ли они.

Я бросился искать возможности немедленно их эвакуировать. Ради этого перебрался из Киева в Запорожье, потому что прежде всего туда направляются люди, которым удается вырваться с оккупированных территорий юга страны. Стал экстренно собирать сведения о том, как попасть из Запорожья в Мариуполь и преодолеть обратный путь, что для этого нужно знать и делать. Понимал, что эта информация очень важна для тысяч людей, поэтому начал выкладывать ее на своих страницах в Telegram и Instagram. Одним из результатов этого стало то, что люди начали предлагать деньги (хотя тогда в начале марта я средств не просил) на эвакуацию мариупольцев. Честно говоря, я не надеялся на такой поворот событий. Но решил попытаться помочь не только моим родителям, но и другим мариупольцам. За деньги, которые предоставляли отзывчивые люди, стал арендовать и покупать машины. Написал в соцсетях, что мне нужны добровольцы-водители, которые без оплаты готовы уехать в Мариуполь, чтобы вывозить оттуда людей. Все понимают, что такие поездки очень опасны. Но смелые люди откликнулись.

— Когда вам удалось организовать первую спасательную экспедицию в Мариуполь?

— В середине марта. Как я уже говорил, проводим их поныне.

Денис Минин: «Из почти 2 тысяч человек, которых мы эвакуировали из Мариуполя, 200 детей». Фото со страниц Дениса Минина в социальных сетях

— Какая больше всего вам запомнилась?

— Я не хотелось бы выделять какую-либо из них, потому что это будет несправедливо по отношению к участникам других рейсов по спасению людей. Надо понимать, что на определенном участке пути на оккупированную территорию исчезает мобильная связь с нашими водителями, и мы, оставшиеся в Запорожье очень сильно переживаем за них. С ними случалось многое не хорошее. То, что дээнэрововцы били их прикладами на блокпостах, грабили — это не самое плохое. Наши люди неоднократно поаодали под обстрелы. Было такое, что они оказывались в Мариуполе в эпицентре боя с участием танков. На оккупированной территории их в любой момент могут застрелить, отнять машины — опасностей множество, причем иногда вовсе неожиданных. Скажем, один из водителей попал в беду, когда раздавал продовольствие мариупольцам: дээнэрововцу с автоматом, показалось, что этот человек дал кому-то из людей на килограмм больше сахара, чем другим. Дээнэрововец разозлился на такую «несправедливость», задержал водителя. Потому едва удалось убедить отпустить.

Были и другие просто удивительные истории, когда наши волонтеры попадали в очень опасные ситуации, но, к счастью, спасали себя и тех, кто находился рядом. Скажем, среди наших водителей был военный, которому удалось сбежать в Мариуполе из плена и вывезти на подконтрольную Украине территорию жену и 11-месячного ребенка своего товарища, а с ними еще многих людей. Недавно одному из наших водителей пришлось побывать с мешком на голове в трех РОВД Бердянска. К счастью, ему удалось вырваться на свободу. Без лишнего пафоса скажу, что подвиг волонтеров, которые решаются ехать спасать людей из Мариуполя и других оккупированных территорий, неоценим.

Одна из групп людей, спасенная из Мариуполя командой Дениса Минина. Фото https://euroradio.fm

«Неравнодушные люди из Днепра, поговорив со мной всего несколько минут по телефону, передали нам свой автомобиль»

— Сейчас уже можно поподробнее рассказать историю военного, которому удалось сбежать в Мариуполе из плена и эвакуировать оттуда семью своего друга?

— Да, я написал об этом на своей странице в Instagram. Сначала этот военный (его зовут Александр) под видом гражданского на собственном автомобиле отправился из Запорожья в Мариуполь и сумел вывезти оттуда свою жену. Мы ему оказали помощь в этом. Через день после возвращения в Запорожье он вызвался снова ехать в Мариуполь, чтобы забрать семьи нескольких своих друзей. Я предложил ему микроавтобус, чтобы он мог эвакуировать больше людей. Саша согласился. Благополучно добрался до Мариуполя. Оставил микроавтобус неподалеку от центра и пошел пешком в микрорайон Приморский. Встретил литовского режиссера Мантаса Кведаравичюса (тот приехал в начале войны в Мариуполь снимать фильм) и они пошли вместе. По дороге Мантас много снимал. Наверное, это привлекло к ним внимание врага. Мужчин арестовали. Саша имел заранее придуманную легенду: «Я работник порта. Приехал за семьей. Пацаны, у вас самих дети, поймите, отпустите».

Денеревцы решили проверить Сашин телефон. Тот был разряжен. Тогда они подключили сотовый для подзарядки к павербанку. У Александра, вероятно, пробежали муравьи по спине — он вспомнил, что именно в тот день должна была прийти зарплата. В сообщении будет указано, что средства направлены из военкомата. К счастью, в тот момент деньги еще не пришли. Какого-либо компромата в телефоне не было.

Режиссера дээнэрововцы не отпустили (впоследствии стало известно, что он погиб), а Саше сказали, иди себе. Он до вечера собирал по городу людей, желающих эвакуироваться. На следующее утро повез их. Но на блокпосте у поселка Никольское (это рядом с Мариуполем) дээнэрововцы сказали Саше, что он разведчик-наводчик. Приказали высадить пассажиров, предупредили, чтобы «готовился к подвалу». Но Фортуна все же не отвернулась от Александра: деннеровец повел его не «на подвал», а в фильтрационный лагерь. Саша в течение дня обдумывал, как совершить побег, предложил людям, которые были рядом бежать вместе. Предупредил, что если дээнэрововцы их поймают, то расстреляют. Не вдаваясь в подробности, скажу побег удался. Александр нашел жену и маленького ребенка своего друга. Спас тогда 15 человек. На микроавтобусе 1998 года выпуска мчался на скорости 160 километров в час и прорвался на территорию, подконтрольную Украине.

Дорожный знак, продырявленный осколками и пулями. Фото з сайту www.pravda.com.ua

— Как вы организуете эвакуацию людей Мариуполя?

— Мы проводим собеседования с людьми, которые вызываются ехать в Мариуполь. Даем им тестовые задания, которые следует выполнить в Запорожье (чтобы убедиться, что тот или иной человек нам подходит), инструктируем. Формируем колонны (мы употребляем это слово, хотя на самом деле каждый раз речь идет только о нескольких машинах) и отправляем их в путь.

Используем разные логистические схемы эвакуации. К примеру, одни наши водители вывозят мариупольцев в Бердянск. Остальные — забирают оттуда спасенных и доставляют уже непосредственно в Запорожье.

Отмечу еще вот что: помощь нашему проекту поступает не только деньгами. Неравнодушные люди из Днепра, поговорив со мной всего несколько минут по телефону, передали нам свой автомобиль — сказали, берите, спасайте мариупольцев. На той машине удалось вывезти шесть человек, двое из которых — дети.

«На дээнэрововских блокпостах приходится давать взятки: сигареты, напитки-энергетики, бритвенные станки, тушенка, чай, кофе…»

— Считали, сколько вражеских блокпостов приходится проходить вашим водителям, чтобы добраться до Мариуполя?

- Да, где-то 20. Надо понимать, что дээнэрововцы, которые там дежурят, не рады волонтерам. Поэтому наши представляются частными лицами. Как я уже говорил, едут небольшими колоннами — от 2 до 4 машин. Могут разъединиться, чтобы привлекать меньше внимания. Скажем, если едет 4 автомобиля, могут поделиться на группы — 2 плюс 2. Но стараются не терять друг друга.

К сожалению, дээнэровцы арестовали двух наших водителей — Юрия Лега и Виталия Ситникова. Вместе с 26 водителями-волонтерами, которые ездили в Мариуполь, их держат в Еленовке (это возле Донецка), угрожают дать от 10 до 15 лет заключения за «терроризм».

Кстати, среди наших водителей есть две женщины. Одна из них — молодая мама двоих детей. Практика показывает, что им, как правило, легче проходить блокпосты, чем мужчинам — к женщинам за рулем меньше придираются.

Виталий Ситников

Юрий Лега

— На дээнэрововских блокпостах приходится давать взятки?

— Ясное дело, что приходится: сигареты, напитки-энергетики, бритвенные станки, тушенка, чай, кофе… Было такое, что солдаты просто отнимали у наших вещи, которые им понравились. К примеру, у одного из водителей забрали часы, другому «предложили» отдать кроссовки. К счастью, их размер дээнэрововцу не подошел.

В Мариуполь наши машины едут загруженными едой, детским питанием, лекарствами, подгузниками, предметами первой необходимости. В последнее время начали возить еще корма и лекарства для животных — люди об этом просят.

Читайте также: «Мои собаки теперь на небе. И дедушка тоже»: 9-летний автор знаменитого «Мариупольского дневника» вырвался из оккупации

3212

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Instagram

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров