ПОИСК
Украина

«Самое ужасное, когда находишь в подвалах людей с детьми»: шокирующий рассказ волонтера с Луганщины

12:20 11 января 2023
Юрий Широков

В декабре стало известно о вручении президентом Украины новой награды «Золотое сердце» двум волонтерам из Луганской области — Юрию Широкову и Сергею Рашко. В президентском указе об учреждении знака отличия сказано, что «Золотое сердце» — это символ благодарности волонтерам, которые рискуют своей жизнью ради спасения других. И это именно о Юрии с Сергеем. «Они спасли десятки жизней жителей области, эвакуируя их в самый сложный период», — написал в Telegram глава Луганской областной военной администрации Сергей Гайдай.

«Девочка, которая до войны перенесла операцию по удалению опухоли головного мозга и нуждается в медицинском наблюдении, уже десять месяцев живет в подвале под обстрелами»

«Мое сердце там, где меня ждут и где страшно и больно. Слава Украине и Героем Слава!» — коротко подписал новость о своем награждении Юрий Широков. Юрий родом из Северодонецка. В этом городе прожил всю жизнь. Работал строителем, и часто его работа заключалась в благоустройстве города.

— Наверное, поэтому мне в Северодонецке все так дорого, — признается «ФАКТАМ» Юрий. — Я очень любил и люблю этот город. Хотя сейчас от него практически ничего не осталось — одни руины… Для меня начало полномасштабной войны стало такой же неожиданностью, как и для большинства украинцев. Я сначала не знал, что делать. До 24 февраля не занимался волонтерством. Но когда внезапно попал под обстрел и успел закрыть собой оказавшихся в тот момент во дворе детей, я понял, что, наверное, могу быть полезным. И что очень многим людям сейчас нужна помощь. В первую очередь с эвакуацией.

О том, чтобы уехать из родного региона и переждать войну в более безопасном месте, Юрий не думал. Даже в тот момент, когда власти настойчиво просили всех гражданских покинуть Луганскую область. Многие из них смогли выехать именно благодаря Юрию. Ситуаций, когда Юрий, спасая людей в горячих точках, сам едва не погиб, не сосчитать. Десятки раз, попадая во вражеские обстрелы, волонтер и сам не знает, как оставался в живых. С начала полномасштабной войны он уже лишился нескольких автомобилей — все они были расстреляны рашистами.

РЕКЛАМА
О том, чтобы уехать из родного региона и переждать войну в более безопасном месте, Юрий даже не думал

— Первая моя машина, попавшая под обстрел на выезде из Северодонецка, помогла мне эвакуировать несколько десятков человек, — говорит Юрий. — Когда я попал на ней под обстрел, тоже был не один — мы с другом вывозили восьмерых пенсионерок. Они просто чудом не пострадали. Чего нельзя сказать о машине. Позже я смог ее отремонтировать и передал ее нашим военным — им она на тот момент была нужнее. У меня после этого благодаря украинской церкви, которая помогает с размещением вывезенных из горячих точек людей, появился белый микроавтобус, на котором я начал ездить в Лисичанск, а затем в Донецкую область. Потом и он попал под обстрел, и сейчас у меня уже третий автомобиль, с которым помогли канадские волонтеры.

Юрий вывозит из горячих точек всех, кого только возможно. В том числе тяжелобольных и лежачих.

РЕКЛАМА

— Пусть у меня нет реанимобиля, но место в машине есть. И лучше так, чем оставлять этих людей под обстрелами, — говорит волонтер. — Оккупанты целенаправленно бомбили жилые кварталы, поєтому пробраться в некоторые места иногда казалось совершенно невозможным. Но я прорывался и быстро забирал кого только мог. Раздавал гуманитарную помощь оставшимся. Ездил так до полного захвата рашистами Северодонецка. Еще за день до того, как это случилось, был там — вывозил тех самых бабушек, с которыми мы попали под обстрел на мосту. Это был обстрел из танков и минометов. Честно говоря, до сих пор не знаю, как мы выжили. Был случай, когда мы с другом, приехав за людьми, попали в засаду к чеченцам… Но в такие моменты боишься не за себя, а за тех, кого эвакуируешь.

В начале полномасштабной войны Юрий эвакуировал людей самостоятельно. Сейчас у него уже есть целая команда из десяти волонтеров. Все они занимаются эвакуацией людей из горячих точек Донецкой области. Сколько человек за эти десять с половиной месяцев удалось вывезти, уже не сосчитать. Один только Юрий спас больше двух с половиной тысяч.

— Чаще всего мы забираем людей из подвалов, где они живут месяцами, — говорит Юрий. — Они вообще не выходят, а тех, кто пробует, потом часто находят мертвыми. Нам не раз потом приходилось помогать их хоронить… Ужаснее всего, когда находишь в таких подвалах людей с детьми. Как ни странно, таких семей, к сожалению, немало. Их родители почти за год войны адаптировались к такой жизни, и их еще приходится уговаривать ехать. С психикой людей, которые месяцами находятся в таких условиях, происходят страшные вещи: многие из них теряют связь с реальностью, живут на инстинктах. А представьте, если это дети? Родители отказываются выезжать, а забрать у них детей принудительно мы, конечно, не имеем права. Представители соцслужб, которые могли бы дать на это добро, не могут приехать в горячие точки из-за обстрела. И этим несчастным детям некому помочь. Среди них есть и те, кто нуждается в медицинской помощи. Бывало, что я находил для них жилье в другом городе, находил врачей, но родители все равно отказывались выезжать. Так было, например, с одной девочкой, которая до войны перенесла операцию по удалению опухоли головного мозга. Ребенок, нуждающийся в постоянном медицинском наблюдении, уже десять месяцев живет в подвале под обстрелами. И мама с бабушкой боятся куда-то выезжать. Это огромная проблема, которую нужно решать.

РЕКЛАМА
Юрий спас более двух с половиной тысяч жителей Донбасса

Читайте также: С помощью дронов спасли женщину с линии огня: об уникальной операции украинских военных снят фильм «Иди за мной»

«Никто из тех, кого я вывез, не остался на улице»

— Уговаривая людей выехать, я пытаюсь донести до них главное: после эвакуации их никто не бросит, — продолжает Юрий. - Им не придется «скитаться в незнакомом городе». Эвакуируя людей, я передаю их в руки волонтеров и государственных служб. Сначала большинство из них размещают в больнице, где они проходят обследование. После этого их развозят в другие регионы, где подыскивают им жилье, дают им деньги. Никто из тех, кого я вывез, не остался на улице.

Сейчас чаще всего Юрий ездит на самые горячие направления, такие как Бахмут, Соледар, Угледар. Несмотря на то, что в этих городах практически нет связи, люди, живущие в подвалах, часто заранее знают, когда он должен приехать, и ждут. Каждый раз Юрий едет обратно не один, забирая тех, кто захотел уехать сам, и тех, кого ему удалось уговорить покинуть опасное место. Приезжает и в недавно освобожденные населенные пункты Луганской области. В родном Северодонецке, пока оккупированном рашистами, у него было несколько квартир, которые теперь полностью уничтожены. Но после того, как ВСУ освободят его родной город, Юрий обязательно хочет туда вернуться, и готов лично восстанавливать там каждую улицу.

Читайте также: «Когда собака, которую ты обнимал, разлетается на куски, перестаешь думать, что война ненастоящая»: история 17-летнего сироты из Лисичанска

2146

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров